Поиск по сайту



ИРАНСКИЕ КОРНИ НЕСТИНАРСКОГО ФЕНОМЕНА

Журнал "Митра" № 10 (14) 2009 год

Предлагаем вниманию читателей фрагменты из доклада «Экспедиция в Иран с целью установления историографической информационной карты нестинарской феноменологии в Болгарии в качестве трансмиссии мировой культуры», представленного на Пленарном заседании VІ национальной научной конференции с международным участием «Болгария в культурном многообразии Европы», состоявшейся в Софии 1 ноября 2008 г.

Профессор, доктор эконономических наук Стоян Денчев,
профессор, доктор педагогических наук Александра Куманова,
старший научный сотрудник, доктор Милен Куманов,
старший научный сотрудник, доктор Никола Казански

«Все племя Адамово — тело одно…»
Саади. Гулистан. Пер. К. Липскерова

Экспедиция по изучению древнего (доисламского) Ирана, осуществленная с 17 по 28 июня 2008 г., должна была решить две основные задачи: провести полевое наблюдение
и расширить методологию историографического исследования.
Объектами для исследования стали святилища и храмы огня и исторические комплексы, в которых они размещаются.
Время поездки выбрано специально — в начале июня в Иране проходят торжества огня, связь которых с ритуалом, проводимым каждый год 3 июня в деревне Болгары в горах Странджа, очевидна.
Начиная свой путь из столицы Ирана города Тегерана (Теhran — Конец Пути), мы направляемся к самому крупному зороастрийскому святилищу Тахт-е-Солейман —
Трону Соломона (ІІІ–ІV в.), расположенному в самой восточной части Северной Месопотамии. Древний культовый комплекс включает в себя храм огня, святилище древнеперсидской богини воды Анахиты (называемой «Пречистой», супруги бога Митры; это имя на территории Болгарии считается армянским женским именем).
Сам Митра — древнеиранское божество света, покровитель договоров, выразитель
воли к согласию и хранитель космического порядка. Митра почитается сыном верховного бога Ахура Мазды — Бога Мудрости — единственного действительно существующего и творящего бога зороастрийцев, которому он помогает в борьбе с силами зла.
Рожденный в пещере, бог Митра убивает сакрального быка, из крови которого рождаются культурные растения и ручные животные, полезные для человека. После появления зороастризма он занимает высокое место в персидском пантеоне, причем его культ
распространяется в Малой Азии в виде мистерий. Этот культ пользовался большой популярностью по всей Римской империи благодаря солдатам, которые прозвали Митру «непобедимым солнцем».
После провозглашения христианства официальной религией образ Митры постепенно
бледнеет и исчезает, но новая вера принимает некоторые из его мистерий в виде таинств.
Традиционно Митра изображается во фригийской одежде, что говорит об его малоазийских корнях.
Характерно, что здесь, в Иране, как и в других местах (Северной Месопотамии, Индии, Китае), культ огня корреспондирует с культом воды. Рядом с храмом Тахт-е-Солейман воздвигнут грандиозный дворец эпохи Сасанидов (224–642 гг.). Весь комплекс играл роль
священной столицы, где совершались коронации царей, во время правления которых
зороастризм был официальной религией.
Зороастризм является старейшей монотеистической религией в истории человечества, противопоставляющей два вечных начала — добро и зло. Он возник в XII в. до н. э.,
а во время династии Ахеменидов (VІ–ІІІ вв. до н. э.) стал национальной религией Ирана.
В Музее комплекса Тахт-е-Солейман есть изображение зороастрийского ритуала возле священного озера, который весьма похож на августовскую паневритмию Белого братства в Болгарии, проводимую на Семи Рильских озерах.
Перед тем как отправиться в город Шираз, мы посетили христианскую церковь ассирийского обряда. Ассирийцы, вместе с несторианами и армянами, являются самой крупной христианской общиной в Иране. Здесь можно наблюдать трансмиссию христианского культа с его ассирийскими, несторианскими, армянскими корнями.
В окрестностях Шираза (глубоко на юге Ирана) находится знаменитая Долина царей,
где удалось опытным путем подтвердить известный историографии факт, что барельефы
персидских владетелей Дария І, Шапура І и других схожи с изображением Мадарского
всадника, высеченного на отвесной скале недалеко от первой болгарской столицы Плиски.
В Ширазе огненный дух зороастризма проявляет себя и в замечательной поэтической школе, которая существовала в продолжение более 800 лет: Саади (ок. 1184 — ок.1283), Хафиз (ок. 1325–1390), Хаджу Кермани (1281–1352 или 1361).
У главного входа в здание ООН можно прочитать известные стихи Саади, ставшие
лозунгом единства человечества и всеобщего братства людей:

Все племя Адамово — тело одно,
Из праха единого сотворено.
Коль тела одна только ранена часть,
То телу всему в трепетание впасть.
Над горем людским ты не плакал вовек,
Так скажут ли люди, что ты человек?
Саади. Гулистан. Пер. К. Липскерова.

Сады с вековыми кипарисами, хвойными и лиственными деревьями, аллеи, окаймленные розами и ароматными цветами, оглашаемые дивным пением птиц небесных; свежесть хрустальных озер, в которых плавают золотые рыбки,— вот дух Шираза…
В непосредственной близости от Долины царей находится величественная столица империи Ахеменидов Персеполь (513–330 гг. до н.э.). К сожалению, в результате захвата города Александром Македонским (Eskandar), и поныне называемым иранцами «проклятым», и последующих грабежей уничтожены все следы зороастризма, священные книги,библиотека и архив царской канцелярии, в которых хранились сведения об огненных ритуалах и другие свидетельства о культе огня.
Все же, будучи под впечатлением от исключительных по исторической значимости
руин этой первой мировой империи, мы обнаружили интересную находку. Это барельеф Царя царей Ксеркса (485–465 гг. до н. э.), высеченный на внушительном обелиске.
Царь изображен в полный рост, у него имеются египетские божественные регалии (как
у бога Хора), на голове — двойная корона Египта, и он увенчан солнечным диском.
(Хор считается первым фараоном. Фараон Египта мыслится воплощением божественной сущности, вот почему у него законное основание для владычества.)
Царь Ксеркс одет в еламскую ритуальную тогу (Елам считается древнейшей цивилизацией мира — 3200–3539 гг. до н. э., располагался между Вавилоном и Персией), украшенную крыльями верховного ассирийского бога Ашура. Это напоминает нам, что во времена Персидской империи, как и до нее, культы египетских богов, в частности бога солнца Ра, который объединяется с Амоном (Амоном-Ра) и с Хором (Ра-Хоракти), Басту (Бастет) и некоторыми другими, получили широкое распространение на всей ее территории, особенно в западной части. Таким образом, можно видеть, что одновременно с культом огня сохраняется сильное влияние египетских божественных культов. Именно авторитет Египта придает власти Ксеркса легитимность в глазах покоренных им народов.
По дороге в Йезд (на северо-востоке от Шираза) находится гробница персидского царя Кира ІІ Великого (ок. 600 или 576–530 или 529 гг. до н.э.) — основателя династии
Ахеменидов и Персидской империи, находящейся в Пасаргаде. Он тоже изображен
с египетскими божественными регалиями на голове, что подтверждает высказанную нами
гипотезу. Здесь находим и изображенного в одеянии рыбы царя Кира (вероятно, он
олицетворяет вавилонского бога мудрости и магии Еа). Это, очевидно, связано с почитанием древними персами общего шумерского культурного топоса, откуда пришел их первый, клинописный, алфавит (позже они изобрели собственную письменность — древние персидские — авестийские — буквы).
В Йезде каждый год, начиная с вечера 3 июня и в течение трех дней, зажигаются
огни и в святилищах, и в домах. Здесь находится крупнейший действующий храм огня,
куда стекаются зороастрийцы, перебравшиеся тысячу лет назад из Ирана в северо-западную Индию (в штат Гуджарат).
Только в Йезде священный огонь называется «скрытым» огнем и зажигается особым
способом. Здесь совершаются ритуалы вокруг раскаленной печи, до которой участники
обряда дотрагиваются голыми руками и босыми ногами. Так, во время церемонии на
них снисходит божественная благодать огня — символа Ахура Мазды. Здесь, бесспорно, находим типологическое сходство между ритуалом в Йезде и ритуалом в деревне Болгары в Страндже.
Мы продолжаем путь на северо-восток от Йезда, к главному святилищу зороастрийцев «Чак-Чак» («Чик-Чик») — «Кап-кап». Название связано со звуком капающей из скалы
воды в параклисе. При температуре воздуха плюс 50 С мы проходим более 100 км через
пустынную местность, огороженную призрачными горными массивами, часто как в фантастическом мираже появляющимися или исчезающими на глазах, будто мы попали в какую-то неземную реальность (а реально мы — как в огне — во власти огненного диска
солнца)… Вид меняется постоянно, но мы все время пребываем в идеальном центре абсолютной сферы, очерченной находящимся в ее периферии горным рельефом. Это несколько напоминает нам местонахождение Плиски.
Дорога упирается в глухое горное ущелье, над которым на труднодоступных террасах,
связанных между собой крутыми лесенками, по вертикали, высотой более 500 м, располагаются кельи огнепоклонников. В каждой из них сооружен отдельный алтарь для священного огня. Священнослужители одеты скромно, в характерные белые рубахи
и шапки (напоминающие шлем древних персидских царей).
По крутым лесенкам мы поднимаемся на вершину скалистого массива. В пещере, находящейся здесь, расположено святилище, в центре которого высечен каменный алтарь в форме сферы, радиально структурированной 12 серебряными сосудами (они напоминают астрологическую основу зороастризма). На алтаре горят три лампады. В 12 сосудах, находящихся по кругу радиальной структуры, можно увидеть фрукты, зерна,
листья, ароматы и др. Горят свечи (похожие на те, которые зажигают в христианских
и буддистских храмах). Сверху из скалы капает вода, которая собирается в специальных сосудах. На стенах святилища висят изображения святых (как в зороастризме
и православии)… Отметим близость этой обстановки к обстановке в деревне Болгары.
В само святилище «Чак-Чак» ведут массивные медные двери, украшенные рельефами древнеперсидских божеств, отделанными позолоченной бронзой.
На обратном пути в Йезд мы посещаем святилище, расположенное в подножье тысячелетнего кипариса — священного дерева Ирана. На типичном зороастрийском алтарчике зажжены три лампады, а над ними возвышается знак Ахура Мазды…
Крупнейший ныне действующий храм зороастрийцев в Иране построен в 1934 г. в Йезде. До того храмы были в провинции Парс и в других местах страны. В комплекс храма входят сад, круглое озеро перед входом и большой цветной барельеф Ахура Мазды над входом в само святилище.
Ахура Мазда изображен в виде старца с длинной бородой; он держит в руках кольцо и препоясан широкой и длинной развернутой лентой, три части которой символизируют триаду феноменов «добрые слова — добрые мысли — добрые дела». Ниже пояса
находится другое кольцо, побольше, олицетворяющее вечный круговорот жизни —
солнечный диск, из которого выходят равные концы других двух лент, обозначающих
вечную борьбу между добром и злом в мире.
В центре святилища в Йезде воздвигнут алтарь, за стеклом которого виден горящий
на жертвеннике неугасимый огонь. Этот огонь поддерживается священнослужителем
(магом), добавляющим туда дров три раза в день. Внутри, ближе к входу, на стенах
в специальных рамках висят отрывки текстов священных книг зороастрийцев в оригинале (на древнеперсидском (авестийском) языке) и в переводе на английский. Справа
под алтарем находится цветное изображение самого Заратустры (Зартошт, Zoroaster), выполненное в традиции индийских зороастрийцев (парси). Огонь поддерживается ими,
но все могут посещать его свободно.
Мы посещаем и находящиеся недалеко от Йезда мистические Башни Молчания, где
тысячелетия назад совершались похоронные ритуалы зороастрийцев. Эти башни специально приспособлены для того, чтобы помещенные в них тела покойников могли
стать добычей хищных птиц, после чего захоранивались только кости.
Принципиальным ориентиром для культовых зданий в зороастрийской архитектуре являются четыре стороны света. Здесь принимаются во внимание тонкости астрологии, причем главный акцент — индикации Солнца (по отношению к которому Земля — космический объект): ведь огонь — земной образ Солнца.
В Исфахане мы посещаем одно из важнейших мест в нашей программе — это крупнейший действующий храм зороастрийцев.
Здесь у нас состоялась волнующая встреча с Его Преподобием Бехзадом Никбином, который принял нас лично и с самого начала до конца нашей миссии относился к нам с подчеркнутым вниманием. Мы попали под обаяние исключительной харизмы, исходящей от личности священнослужителя…
Храм представляет собой каменное двухэтажное здание, на фронтоне которого установлен цветной барельеф Ахура Мазды.
С двух сторон лестницы, ведущей в храм, симметрично расположены скульптуры
двух львов, символизирующих бога Митру (согласно пояснению священнослужителя).
Следуя традиции, мы разуваемся и сами входим в храм, внутренняя часть которого
отделана белым мрамором. В центре храмового пространства находится алтарь с жертвенником, на котором горит неугасимый огонь. После выполнения определенных ритуалов мы внимательно рассматриваем внутреннее убранство святилища. Ровно напротив алтаря располагается другой цветной барельеф Ахура Мазды, под которым находится большое цветное изображение Заратустры, облаченного в светящиеся белые одежды и препоясанного златотканым поясом, на голове — типичная для пророка белая шапка, на ногах — золотая обувь овальной формы. Волосы — тоже как у пророка—
длинные и падают свободно на плечи. В храме можно увидеть также цветную живопись,
изображающую древний огненный ритуал.
По словам Бехзада Никбина, главное для храма огня — найти внутреннее, духовное
(сокрытое) соотношение сплетающихся пластов бога Митры, Заратустры и Ахура Мазды… Ответ священнослужителя просветляюще ясен: Ахура Мазда — верховное божество огненного культа, Заратустра — пророк первой монотеистической религии человечества, а Митра — древнейшее и исключительно влиятельное божество индоевропейского (иранского) пантеона, которое почитается зороастрийцами, параллельно с верховным богом Ахура Маздой. Культ Митры оказывал радикальное влияние на христианство посредством своих тайных культовых практик (мистерий) в течение довольно продолжительного времени после вытеснения зороастризма исламом (к ХІ–ХІІ вв.).
В Исфахане проходим старейший мост, построенный через реку в ХІ в. Здесь устанавливаем местонахождение двух очень древних (неизвестного происхождения и без
датировки), уникальных, одинаковых фигур львов, симметрично расположенных — одна
напротив другой — с двух концов моста.
Именно лев — один из старейших идентифицированных в Иране символов бога Митры.
Скульптурные изображения львов в Исфахане высечены из темно-серого гранита
с прожилками цвета пустынного песка в Иране. Формы животных являют исключительно архаическую культуру моделирования (овальные, доходящие местами до сферичности). В разинутую пасть животных вставлено сферическое изображение самого бога Митры. Он представлен в виде человеческой маски с широким открытым лбом и проницательным взглядом. Круглая форма лица, а также радиально расположенные черты свидетельствуют о солярности этого образа. До сих пор мы никогда не сталкивались с подобным изображением бога Митры.
Вне всякого сомнения, приоткрывающаяся нам древняя загадка трансмиссии культов,
многократно менявшая смысловые проекции и наслаивавшаяся в виде многообразных
пластов в течение длительного времени, раскрывает новые векторы воссоздаваемой духовно-религиозной жизни, связанной с богом Митрой и огненными мистериями, сформировавшимися в Древнем Иране и проникшими через Малую Азию (Северную Месопотамию) в юго-восточный ареал Балканского полуострова.
Очевиден солярный генезис, обозначающий космический статус СОЛНЦА, Земли, стихий
(ОГНЯ, воды, земли, воздуха) и человека. Изображение бога Митры в виде льва (мост в Исфахане), причем с подчеркнуто солярной символикой и абсолютной оптикой (сферически-кубической), является, вне всякого сомнения, отголоском раннего мирового арийского культа солнца и архаическим мировым женским символом (сегодня лев является мужским символом)! Сама символика пришла с СЕВЕРА!

Митраистский лев из Исфахана («иранский» лев) находится в очевидной связи с мраморным львом, статуэтка которого, согласно документальным источникам, найдена
в южной части Болгарии или в Плиске — первой болгарской столице (ІХ в.). Оригинал
хранится в Софийском археологическом музее (Болгария), а копии выставлены в Преславском и Шуменском музеях!
Очевидно, «болгарский» лев на несколько веков старше приписываемой ему в музейных каталогах датировки (вероятно, он появился в результате трансмиссии культа из
Сасанидского Ирана, ІІ–VІІ в.). Неоспоримо ЮЖНОЕ (малоазийское) происхождение
символики, явно связанной с культом Кибелы — Великой Матери богов (месопотамскомалоазийская богиня, следы ее культа можно найти еще в ІV тыс. до н.э.). В ЮЖНОМ «болгарском» льве нарушена линия идеальной оптики, характерная для формы СЕВЕРНОГО — «иранского» льва!
Учитывая отсутствие в историографии какой-либо информации как о «болгарском»,
так и об «иранском» льве, мы впервые сообщаем об этих артефактах и описываем их
в настоящей публикации, основанной на документах состоявшейся экспедиции. Вне всякого сомнения, сравниваемые нами информационные объекты являются важным следом в культовых трансмиссиях из Малой Азии к Балканскому полуострову. В этом плане особо важными являются экспертные оценки специалистов по этой проблематике. На предпринятом 31.10.08 авторами настоящего исследования академическом обсуждении, в котором принял участие археолог профессор Станислав Станилов, подтвердилась связь «болгарского» льва с Сасанидским Ираном.
Кодированным символическим знаком бога Митры является характерный крест с линиями, пересекающимися диагонально (на циферблате часов это линии, связывающие
часы 11-й и 5-й, а также 1-й и 7-й). Это древнейший солярный знак, символизирующий
стороны света.
Описанный митраистский кодификационный знак мы находим в старейших исламских храмах — мечетях, общественных зданиях и городских комплексах, которые сооружались, как правило, на территории или недалеко от зороастрийских святилищ огня.
Именно этот — митраистский — знак положен в основу древней кладки перечисленных построек. Тот же знак мы встречаем в рисунке мозаик, которыми отделывались
пол и стены этих построек, на глиняных и керамических сосудах различных эпох.
Именно митраистский знак лежит в основе символики древного иранского флага, который, к сожалению, после поражения империи Сасанидов был уничтожен арабами, но сохранился в качестве символа в архитектурных и ритуальных художественных произведениях во многих странах (например, в половой и стенной керамике, мозаике, в ритуальных и бытовых предметах из Плиски, Преслава и Мадары).
Во время нашего посещения всемирно известных исторических музеев Тегерана —
национального, археологического, керамического и др. — мы нашли уникальные артефакты, с помощью которых можно прояснить дополнительно некоторые визуальные информационные аспекты проблемы взаимосвязи между огненным культом зороастризма и мистериями митраизма.
Митраизм усилил свои позиции после падения империи Ахеменидов, соединяя в себе
черты:
1) персидского зороастризма;
2) халдейской (вавилонской) теологии;
3) местных культовых практик, распространенных в Малой Азии (Северной Месопотамии) и связанных с обрядовостью хеттов и фригийцев, отличавшейся наиболее таинственными (огненными) мистериями.
Именно к последним — местным культам в Малой Азии (Северной Месопотамии) —
можно генетически отнести нестинарство в болгарских горах Странджа, находящихся

Древний иранский флаг

сравнительно недалеко от указанного географического ареала.
Митраизм в самом чистом виде исповедуется в гетерогенных царствах в центральной
и восточной части Малой Азии (Северной Месопотамии — сегодня: восточной Турции), каковыми являются Хеттское царство (1650–1200 гг. до н. э.), государство Урарту (ІХ–VІ вв. до н.э.), Фригийское царство (доказано, что у фригийцев фракийское происхождение!), Понтийское царство (ІV в. до н. э. — 62 г.) (в них династии местных царей назывались «митридатами» — «дарованными Митрой») и в особенности государство Осроена, или Эдесское царство (137 г. до н. э. — 1146 г.).
Последнее из перечисленных царств — Осроена — является первым государством,
принявшим официально христианство (!) и ставшим центром несторианства, обладавшего духовным авторитетом как в Риме, так и в Константинополе.
В Римской империи после подчинения западной части Малой Азии митраизм начинает
быстро распространяться, в первую очередь солдатами, которые, даже и побеждая персов в сражениях, в то же время восхищались их духовно-религиозным превосходством.
О мистериях Митры почти нет никаких данных, так как они были особой тайной, однако известно, что они связаны с огнем. Подобно нестинарству, митраистские культовые практики Северной Месопотамии (сегодня: восточной Турции) являются конкретными феноменами проявления и приложения мистического (скрытого, молчаливого) знания, овеянными вековой тайной.
После митраизма в Северной Месопотамии появилось манихейство (по имени иранского
пророка Мани, 216–276 гг.), соединявшее принципы зороастризма, буддизма и христианства. Хорошо известно, что эта доктрина получила в Болгарии широкое распространение в форме богомильства, которое проникло в Северную Италию (патарены) и Южную Францию (бугри, катары, альбигойцы). Богомилы, бугри, катары (от греч. — чистые) шли добровольно в огонь костра, чтобы очистить себя и получить доступ к потустореннему.
Ритуал нестинаров (подобно Воскресению Христа) показывает, что человек может очиститься огнем, не погибнув телесно. Нестинарство — прамистерия, уходящая своими корнями в шаманство, египетские мистерии, митраизм, богомильство.
О религиозном культе богомилов тоже почти ничего неизвестно (их духовенство, из так
называемых «совершенных», одевалось в белое), но очевидно, что в современном Белом
братстве в Болгарии и Франции, как и в других местах мира, встречаются практики, сходные с зороастризмом, митраизмом и богомильством — белые одежды, круговые хождения, ориентация по Солнцу, ритуалы вокруг огня…
После того как христианство стало официальной религией Римской империи во время императора Константина Великого (272–337 г.) и его матери Елены (313 г.), оно
вбирает в свои таинства некоторые митраистские мистерии. В этой обстановке парадоксально, но явно не случайно стало возможным сохранение митраистских мистерий в некоторых отдаленных местностях на юго-востоке империи, где сохранились глубокие связи с культовыми практиками Иранской Северной Месопотамии (Восточной Малой Азии, сегодня: восточной Турции).
Вне всякого сомнения, возможности для декодирования информационного кода культовых практик в горах Странджа нужно искать в древнейшей религиозной парадигме
Северной Месопотамии.
Важно, что именно в Иране мы установили маршруты, отсылающие нас к описанной
традиции культа в Восточной Малой Азии. Возможность его (культа) наблюдения и изучения появилась совсем недавно, при этом в довольно трудных для полевых исследований условиях.
Подтверждение правильности описанного направления мы находим в следующих фактах.
1. Главное древнее святилище огня, в том числе как место распространения культов
Митры и Анахиты, находится на крайнем северо-западе Ирана, на границе с Турцией, и,
по достоверным данным, вывезено из Ирана в Турцию.
2. Важными центрами тайных культовых практик являются древние царства Северной Месопотамии, где осуществлялась синкретическая связь мистерий митраизма с огненным культом зороастризма и восточно-христианскими религиозными таинствами.
Отголосок описанного смешения культов, вероятнее всего, можно найти в феномене
нестинарства в горах Странджа, в обряде которого прослеживаются рудименты разнообразных религиозных пластов.
Именно в Северной Месопотамии, ставшей вершиной плодотворного цивилизационного треугольника: Египет — Двуречье — Иран, стала возможной амальгама мистериальных огненных практик и раннехристианских религиозных таинств, проявившаяся сегодня в нестинарстве в Страндже как информационный код, свидетельствующий о планетарных трансмиссиях тайного (скрытого, молчаливого) знания.
Подтверждение предложенной концепции можно найти в ответах на вопрос: «В чем состоит послание огненных мистерий?», заданный во время прямого интервью со специалистами в Иране.
Бехзад Никбин, священнослужитель зороастрийского храма огня в Исфахане, считает: «Бесспорной является связь между митраизмом и зороастризмом, длившаяся века,
а также их соединение в духовные измерения, не всегда понятные, и религиозные
культовые практики».
Гейдар Незхаб, специалист по истории древнего Ирана в Университете в Ширазе говорит:
«Влияние митраизма на религиозно-духовные культовые практики народов иранского ареала и, в частности, Северной Месопотамии до появления, во время и долгое время после зороастризма является очевидным»
Сепидех Замани из Тегеранского университета подтверждает, что «существуют доказательства возрождения древних огненных культов среди современных иранцев».
По словам Имана Каефа, инженера из Шираза с глубокими познаниями в древней
истории Ирана: «Уже лет десять, как наблюдается возвращение к древнему обычаю
иранцев — в конце календарного года они проходят через горящий костер, чтобы получить этим благословление на добрые мысли, добрые слова и добрые дела».
Дополнительные интересные свидетельства, информацию и мнения о связи между
вещами, описанные выше, мы получили так же от специалистов: Сафари из Тегерана,
Разаги из Шираза, Нейсари из Йезда и Захеди из Исфахана. Все они разделяют нашу
точку зрения о том, что многопластовая полифоническая тайна огненного культа проявляется в трансмиссии как скрытого, так и молчаливого знания. Перспективную
методологию рационального и современного декодирования трансмиссии в качестве планетарного интегрального целого представляется возможным разработать с помощью потенциала информационной науки XXI в. — информационной карты знания.
Описанные результаты историографической экспедиции в доисламский Иран с целью
декодировать нестинарскую феноменологию методологически направлены на расширение сравнительного историко-теоретического знания в Болгарии в соответствии с мировыми трансмиссиями культуры и верований.
Прерванная во второй половине XX в. историографическая традиция, заложенная
трудами в области античной истории таких болгарских историков, как Гаврил Кацаров,
Димитр Дечев, Янко Тодоров и искусствовед Богдан Филов, преодолевших романтический период отечественной исторической мысли (о. Паисий Хилендарский), и опираясь на исследования венгерского историка-болгариста Гезы Фехера (об иранских корнях болгарской истории), получила своеобразное продолжение в штудиях овременных историков, установивших влияние и связи культурных трансмиссий между древним Ираном и Фракией (Иван Маразов и др.).
Отсутствие указаний на аналогии между нестинарским ритуалом и зороастрийской
традицией в иранистических исследованиях современных болгарских историков и болгаристов является результатом нехватки глубоких познаний со стороны болгарской исторической мысли в философских и религиозных проблемах человечества. Постепенно
это положение дел преодолевается, о чем свидетельствует рефлексия, выявившая
иранские корни нестинарского феномена.
Этот процесс происходит примерно с 2000 г. (Петр Голийский; Веселин Илиев и др.).
Ритуал в Страндже имеет свои фракийские, орфические, греко-римские и прочие семантические пласты. Огненная практика нестинаров в первую очередь отсылает нас к возможности соотносить этот обряд одновременно с подобными и различными ритуалами древнейших эпох человеческой цивилизации.
Для нас является недопустимым любое тенденциозное толкование (иранистическое,
фракологическое или др.) нестинарства, что привело бы к методологическим деформациям не только представлений о самом феномене, но и о болгарской истории в целом.
Необоснованные крайности, господствовавшие в интерпретациях в течение целых периодов, препятствуют созданию объективной периодизации болгарской истории
и способствуют распространению ошибочных и поверхностных, легковесных схем,
присущих продуктам массовой культуры.
Путем углубленного сравнительного изучения документов о нестинарстве как интегральной системе трансмиссий культуры и верований можно установить, что общественное сознание все еще недостаточно полно воспринимает проблематику трудов о следующем:
1) нестинарском регионе Болгарии как целом (Странджа в далеком прошлом — самая
северная территория Древнего Египта и самый северо-западный край Персидской империи: культовые центры и расположенные на их территории археологические находки, хранящиеся ныне под открытым небом и в музейных собраниях Плиски, Великого Преслава, Шумена, Велико Тырново, Варны, Бургаса, Малко Тырново и др.: объекты из «Мишковой нивы», деревни Евренозово, деревни Калово, деревни Заберново, местности Пропада, местности Индипасха и т. д.);
2) протоегипетских следах в информационном массиве (информационные реалии, связанные с богиней Баст(ет) в Страндже);
3) этимологическом историко-культурном характере установленных связей трансмиссий.
Информационная карта феномена нестинарства в Страндже отсылает нас к культовым объектам района Плиски и Преславав Болгарии — доисламского Ирана — Древнего Египта, понимая их как единую планетарную трансмиссию, которая способствует созданию методологической основы не только для периодизации болгарской истории в соответствии с мировой, но и для выявления универсального информационного кода мировых культовых практик поклонения Солнцу — Свету, чьим земным образом является ОГОНЬ.

Разделы: 
Rus
03 Аша-Вахишта день.
11 Вохумана месяц.
3755 год ЗРЭ

Аша-Вахишта день (Ав. Аша Вахишта) Наивысшая Аша. Покровитель огня.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:39
Завтрашний день начнется в: 09:38
Текущее время Хаван-гах, осталось 02:54 часов.
Рапитвин-гах будет в 13:09 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники

Зервано-зороастрийские праздники