Поиск по сайту



Вы здесь

4 МУКИ

Минуло два дня, и царица уже сидела рядом с Ферузом в его комнате и слушала стихи. А после они вели беседы обо всем, что когда-то видели и слышали. И опять царская особа не сводила томного взгляда с советника супруга. Теперь-то у зодчего не осталось ни доли сомнения: царица влюблена в него. Иначе бы никогда не явилась сюда, в его скромные чертоги. И сила ее чувств столь велика, что страх и стыд перед ними бессильны. «До чего она прекрасна благодаря своей душе!» – мысленно восхищался он.
Ее смелое поведение придало ему силы, и теперь он без всякого стеснения любовался ее милым ликом. Все черты лица Фарангис были миниатюрны: губы, изящный носик, красиво очерченные брови. Феруз искренне любовался ими. И в какой-то миг их взоры сошлись, они оба застыли, лишь глаза их горели, да и сердца бились, точно перед сражением.
Первой опомнилась Фарангис, подумав: «Все-таки я царица, и у меня есть супруг и долг перед страной... Что же я делаю?!» Мысль обожгла пурпуром ее лицо, в тот же миг она резко поднялась и молча удалилась.
Царица неслась по парад-ной лестнице дворца, ругая себя: «Какой позор! Как я смела так низко опуститься?! Пусть муж равнодушен ко мне, тем не менее, это не может служить оправданием. Нет-нет, я не смею, это непростительная слабость, и она должна скоро пройти, иначе я погублю себя. Я найду в себе силы уберечь свою честь!»
Едва она вошла в дворцовый зал, как увидела супруга. От страха лицо царевны побелело. С подданными, облаченными в охотничьи одежды, царь после краткой молитвы шел к выходу. Все знатные мужи в кольчугах и с повязками вокруг лба имели веселые лица. Царь удивленно спросил:
- Откуда ты идешь и почему у тебя такое лицо? Кто-то принес дурную весть?
Фарангис, с трудом улыбнувшись, ответила:
- Что-то мне нездоровится. Была в саду, дышала свежим воздухом. Не помогло. Сейчас вызову лекаря. Вы собрались на охоту? И на кого же?
- На этот раз наверняка будет опасно. Ведь мы идем на леопарда. Но, уверен, я смогу его победить!
Царевна с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться, зная, что ее супруг герой лишь на словах.
- Неужели ты один бросишься на хищника? – все же усмехнулась жена, задев тем самым самолюбие царя.
С его лица сошла улыбка, и он сухо ответил:
- Если я захочу, то могу и на тигра пойти один. Но я в ответе за страну.
После этих слов царь развернулся и вместе со свитой удалился из дворца.
Фарангис вернулась в свои покои, сказав служанкам: «Оставьте меня одну». Затем она растянулась на широкой кровати, не переставая думать о Ферузе: «Я найду в себе силы и более не появлюсь в комнате зодчего. Это решено».
Не желая думать о поэте, царица взялась за вышивание узоров в кругу трех служанок, которых позвала на тахту. Каждая должна была придумать свой орнамент. И лучшую работу царица обещала поощрить золотой монетой. При этом Фарангис непрестанно вела с ними беседу, а девушки рассказывали ей забавные истории из жизни простолюдинов. Госпожа тоже решила их поразвлечь. Она отложила шитье в сторону и принялась читать им истории из «Калилы и Димны»*. Это были притчи и басни из жизни животных. Молодых девушек так увлекли эти истории, что они забыли о шитье, и их иглы застыли в руках. После каждой истории Фарангис объясняла девушкам их поучительный смысл.
Второй день царица провела с дочерьми в саду, затем отправилась в храм и возле алтаря долго читала молитвы из Авесты. А ночью, когда осталась в своих покоях одна, ее вновь стали одолевать мысли о Ферузе. Перед глазами возник его облик. Ее сердце забилось сильнее, а душа потянулась к нему: только там – среди его рисунков, стихов и бесед – она чувствовала себя самой счастливой в мире. Будь ее воля, она осталась бы с ним навечно. Нет, царица не имела права думать о такой любви. Но как избавиться от этого наваждения?
Фарангис встала и зажгла свечи. Раскрыла большую книгу с шелковыми листами. На них были изображены зороастрийские святые и богатыри, сражающиеся со злыми духами Ахримана. Книга сказаний именовалась «Ядгар Зареран». Царица стала вдумчиво читать: страницы повествовали о борьбе за правую веру Заратуштры. В трудные дни такая книга всегда приносила ей утешение, но в эту ночь она заснула только к рассвету.
Фарангис разбудила верная служанка и напомнила, что к полудню царскую чету ожидают в замке купца Тураба, который собрался женить среднего сына, а пока нужно искупаться.
- Баня уже готова, госпожа, там вас ждут.
Царице не хотелось на торжество: она от них устала.
«Может, мне сослаться на недуг? – подумала Фарангис, но пришлось отказаться от этой мысли. – Царь не позволит, ведь это свадьба весьма знатного дихкана». Без них Бухара не устоит против врагов. Так же как они не смогут обойтись без Бухары.
К полудню царская свита выехала из ворот Арка. Среди них были придворные со своими женами в ярких цветных нарядах. Их охраняли конные отряды в блестящих доспехах. Фарангис обернулась назад и среди приближенных царя не увидела Феруза. Она обрадовалась этому, решив про себя, что чем реже будет видеть зодчего, тем быстрее его забудет.
От царской крепости до стен шахристана* был всего один фарсанг. И вскоре свита въехала в городские ворота, где жили бухарцы. Для правителя от людей очистили главную дорогу города, покрытую галькой. Крестьяне стояли на обочине в тени деревьев. Там же собрались горожане, желающие увидеть своего царя. Вся свита сверкала от ярких нарядов женщин, величественно восседавших на конях вполоборота. Рядом шли пешие воины с пиками и секирами.
У входа в замок вдоль стен стояли слуги, придерживающие резвых скакунов. У распахнутых ворот столь великих гостей встречали сам купец с супругой, в атласных халатах, с нанизанными на все пальцы золотыми перстнями. Их лица расплывались в улыбке.
За хозяевами торжества стояла родня. Все угодливо кланялись царю. Придворные мужи и их жены сошли с коней и принялись поздравлять родителей жениха. Затем гостей ввели в большой двор, где уже было довольно шумно. Стены двора украшали дорогие ковры, на суфе сидели гости, обряженные в шелка и парчу. Женщины сидели напротив мужей. Соседи и работники - сидели в конце двора. По периметру двора росли тенистые чинары, укрывая гостей от палящего солнца. Музыканты и певцы расположились в центре.
Для царской свиты соорудили особое место, покрыв подножие суфы серебристой парчой. Они опустились на новые разноцветные курпачи, скрестив ноги. Жены - напротив, опустившись на колени.
Неожиданно царица заметила, как в конце мужского ряда сел Феруз. При виде поэта сердце Фарангис опять дрогнуло, и она сразу опустила глаза. Ей стало ясно: сегодня ее душа не успокоится. Все думы будут лишь о нем, если даже не глядеть в его сторону.
Чтобы отвлечься, царица завела разговор с рядом сидящей женой главного советника, хотя женщина была глупа и совсем ей не нравилась. Та, наоборот, давно искала дружбы с правительницей. Красивая жена советника вся засияла от радости, когда Фарангис начала разговор. Затем царица удостоила своим вниманием и других женщин, и это ее немного отвлекло. Но стоило случайно увидеть лицо Феруза, как ее снова охватило волнение. Женщину тянуло к нему. Хотелось любоваться его обликом, слушать его нежный голос. И царица решила не мучить себя - дав волю своим чувствам, она послала ему улыбку.
Феруз смутился. Зодчий не ожидал этого, ведь в тот день царица повела себя странно, словно избалованная девица. Он тоже страдал, терзался по ночам и был уверен, что между ними все кончено. И вдруг эта улыбка. Должно быть, он ошибался, думая о ней, как о ветреной женщине, решившей просто слегка поразвлечься. Теперь ему думалось иначе. Феруз тоже послал ей улыбку, безумно обрадовавшись. Взгляды их на миг застыли, и влюбленные совсем забыли об опасности.

*Хангул - бухарский олень
*Дастур - зороастрийский священнослужитель высокого ранга.
*Вертрагна(Бахрам) - ангел победы.
*Шахристан - средневековый город, обнесенный стеной.
*«Ядгар Зареран» - поэма героико-эпического характера, посвещенная борьбы за торжество зороастрийской религии.
*«Калила и Димна» - знаменитый арабский сборник поучительных рассказов Ибн-аль-Мокаффа.

Фарангис очнулась, когда к ней обратилась жена главного советника, которая заметила счастливое лицо царицы. «Странно, кому она посылает загадочную улыбку? - задумалась знатная женщина. - Ведь в том ряду сидят только мужчины. Неужели главному зодчему?»
На протяжении всей свадьбы влюбленные время от времени обменивались взглядами и улыбками. Все гости были заняты обильной вкусной едой, вином, которое в золотых кувшинах подносили слуги. И влюбленным казалось, что никто не смотрит на них. Тем более гостей развлекали молоденькие акробаты в набедренниках, клоуны в цветных шароварах с арбузными шапками и крашеными лицами.
Разумеется, столь важная свадьба не могла обойтись без стихов поэта Феруза. Он вышел в центр и принялся громко читать. Вначале все слушали, а затем стало шумно, и советник вернулся на место, прервавшись на полуслове. Однако улыбка царицы вернула поэту веселость духа.
На другое утро Фарангис сидела за столом в комнате зодчего, и они обсуждали, какими будут покои царицы. Решили начать с колонн и Феруз показал ей свои наброски. Прежде всего решено было убрать лишние колонны, а остальные заменить на новые, более изящные, с тонкой резьбой. У меня есть подходящий мастер, - сказал советник. - Его дом в Самарканде, но он coгласен приехать сюда.
- А каким образом будут меняться колонны, ведь крыша может упасть на головы строителей?
- О, это очень просто, - улыбнулся Феруз. - Рядом с колонной устанавливается более высокая подпорка, затем старую колонну меняют на новую либо вообще убирают.
- В самом деле - все просто, - засмеялась Фарангис. - Но я все равно не додумалась бы до этого.
- Это придумали наши предки.
- И все же у тебя очень богатый ум, - сказала с гордостью Фарангис.
В их глазах светилась любовь. Царица заполнила все мысли поэта, и он посвящал ей газели почти каждый день. Слова сами лились из души, он едва успевал записывать их.
В тот день вся царская семья собралась в саду на широкой тахте. Фарангис являлась старшей женой, ведь она была из царского рода, хотя и младшей по возрасту. За обедом она рассказала правителю о своем желании сделать свои покои более нарядными, красочными.
- Так вот почему ты ходишь к советнику Ферузу, - сказал супруг и одобрительно кивнул. - У царей все должно быть красивое, иначе дихканы совсем возгордятся.
После этого Феруз стал смело входить в женские покои дворца, где умелые мастера приступили к делу. В этих комнатах советник мог видеться с царицей почти каждый день. И когда мастера уходили, влюбленные вели беседы без опаски.
Наконец настал тот день, когда их губы впервые слились в поцелуе. Сердца раздирал стыд, и все же влюбленные оказались слабы пред столь безумными чувствами. И, устроившись на ложе, царица и зодчий предались нежным объятиям и ласкам.
Спустя три месяца царица зачала, или, как говорят в таких случаях, в ее раковине зародился жемчуг. Едва она почувствовала это, как в тот же день сообщила Ферузу. Он, возликовав, поднял ее на руки и закружил по залу. Счастливая Фарангис почти была готова бросить престол и бежать с любимым куда глаза глядят. Отныне дитя связало их еще сильнее. Никогда прежде она не испытывала такого счастья. Это ее радовало и одновременно пугало.

05 Спента Армаити день.
11 Вохумана месяц.
3755 год ЗРЭ

Спента Армаити день (Ав. Спента Армаити) Святое Благочестие. Покровитель Земли.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:36
Завтрашний день начнется в: 09:34
Текущее время Рапитвин-гах, осталось 00:19 часов.
Узерин-гах будет в 14:57 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники

Зервано-зороастрийские праздники