Поиск по сайту



Вы здесь

22 МЕДИНА

В течение месяца отряд Саида с заложниками двигался по жарким и пыльным дорогам халифата, изредка останавливаясь в караван-сараях. За Мервом шел Нишапур – город Персидской державы, далее Хамадан, пока не добрались до Басры, где восседал сам халиф.
Саид остановился в караван-сарае. Кроме заложников и двух наложниц, он вез с собой еще пять телег с лучшими согдийскими тканями. Особенно ценной из них была шелковая ткань «зандачи» из Бухары. Среди награбленного добра была и стеклянная посуда из-под Самарканда, где имелись стеклодувные мастерские. Оставив все это под присмотром охраны, Саид с тремя воинами отправился в городскую баню и лишь затем к халифу.
У ворот дворца его остановила стража. Вскоре появился сам помощник халифа. Расплывшись в улыбке, он заговорил:
- О, почтенный наместник, рад тебя видеть. Сам досточтимый халиф ждет тебя во дворце.
Столь любезная встреча успокоила Саида. «Значит, мои дела не так уж плохи», - решил он про себя. И его лицо тоже засияло, он любезно спросил:
- Надеюсь, наш халиф в полном здравии?
- О да, почтенный глава мусульман чувствует себя хорошо. Да хранит его великий Аллах!
У дворца с огромными колоннами, выполненными в греческом стиле и возведенными местными царями, находилось много военных из личной охраны халифа. Такая осторожность диктовалась частыми войнами за власть между арабскими кланами, и уже три халифа пали от рук своих же собратьев. В огромном халифате установить порядок было непросто.
Саида провели в гостиный зал, который оказался пуст. Оттуда его завели в одну из дверей за колоннами. Здесь он бывал не раз. Комната была устлана красным ковром, а в нишах стен лежали стопки книг, свитки писем и документов. Сам халиф восседал на одеяле, сложив под себя ноги. Он пил чай, а рядом на мраморном столике лежал большой Коран, обшитый зеленым шелком.
Они поприветствовали друг друга, и Саид сел напротив. Халиф подал ему чаю, и они повели беседу о делах в Хорасане. После халиф сказал, зачем вызвал его:
- Саид, на тебя поступила жалоба от Аслама. Мой верный распорядитель доходов обвиняет тебя в обмане, мол, ты утаил часть добычи, полученной в Бухаре. И еще ты угрожал ему.
- Это ложь, - сразу возразил наместник, он был готов к такому разговору. - Аслам невзлюбил меня, потому что я забрал у него пленницу и сделал ее своей наложницей. Да, это мой грех перед ним. «Это всего лишь женщина. Стоит ли из-за такого пустяка обижаться?» - сказал я тогда ему. Мои слова может подтвердить Убейда, мой помощник.
Вместо ответа халиф велел своему помощнику, который стоял у двери, вызвать Аслама. Тот вошел и встал напротив халифа. На Саида он смотрел с неприкрытой ненавистью.
- Да, я обвиняю Саида в обмане, - начал Аслам. – В Бухаре мы получили дань и разделили ее между всеми, как того велит наш мусульманский закон. Но Саиду хотелось больше, и он завел со мной хитрый разговор, желая склонить меня и Зубайда, моего верного друга, к обману. То есть сокрыть часть добычи, предназначенной для халифата, и поделить между нами.
- Это ложь! – вновь воскликнул Саид.
- Продолжай, - обратился к Асламу халиф, не обращая внимания на Саида.
- Когда мы вернулись в Мерв, то у нас пропал мешок с золотом. Но вскоре верный мне человек сообщил, что это сделали люди Саида. Он даже указал, где спрятан мешок. Я хотел вернуть золото, однако наместник не пустил нас в шатер. Затем он решил избавиться от нас: в тот же вечер люди Саида отравили Зубайда, и через три дня мой верный друг умер у меня на руках. Это было уже в Мерве.
- Опять ложь, к его смерти я не имею никакого отношения, - возмутился Саид. - Халиф, мой друг, как ты можешь верить этому?
- Продолжай, Аслам, - спокойно произнес халиф.
Но Саид снова возмутился:
- Тогда пусть Аслам расскажет, как он убил мою наложницу.
- Да, было такое, но не по моей вине. Потеряв верного друга, в гневе я прискакал во дворец наместника. Было темно, у дворца горели факелы. Не скрою, я желал мести. От охраны я узнал, что Саид спит у одной из наложниц. Меня не хотели пускать, но я оттолкнул охрану и помчался туда. Его люди подняли шум на весь дворец. Я ворвался в спальню и увидел Саида с наложницей. Он обернулся и тогда я крикнул ему: «Это тебе за смерть Зубайда». И пустил в него стрелу. Однако Саид успел прикрыться телом своей наложницы: стрела вонзилась ей в спину. Я хотел пустить в Саида вторую стрелу, но меня повалила охрана. Вот и все. Затем я отбыл в Басру.
- Может быть, ты убил наложницу, потому что она прежде была твоей, и Саид увел ее у тебя?
- Почтенный халиф, мне не понятен вопрос.
- Прежде ты знал эту наложницу, как ее имя? – спросил халиф.
- Я не интересуюсь именами чужих женщин, она мне не знакома.
- Ты сделал все верно, а теперь ступай.
И едва за Асламом закрылась дверь, как вошел какой-то человек и, глянув на халифа, покачал головой. Саида охватила еще большая тревога. Они что-то затеяли против него. Но Саид был хитер и решил идти до конца. Он, сделав обиженное лицо, сказал:
- Халиф, ты должен верить мне, ведь тебе хорошо известно, из какого я рода, и мой отец…
- Хватит, - прервал его халиф с явным недовольством и встал с места. – Оставь в покое своего благочестивого отца, коего я чту. Ты недостоин его имени, ты везде срамишь его. Знай, я верю Асламу больше, чем тебе. Ты более не можешь быть наместником! Не будь я в долгу перед твоим отцом, ты никогда не получил бы это место. Теперь мы в расчете. Пока шел наш разговор, мои люди обыскали твой караван. Тебе повезло, что они не нашли то золото. Конечно, ты не глуп и знал, что здесь тебя обыщут. А теперь ты свободен.
Саид понимал: все кончено, и не стал более возражать. Он поклонился халифу и молча удалился.
Спустя неделю Саид привез заложников в Медину. Когда они двигались по шумным улицам города, юноши с интересом разглядывали глиняные дома арабов с плоскими крышами. Что особенно изумило их, так это отсутствие зелени: глаза юношей не увидели ни одного дерева, кроме редких пальм. Ко всему здешний народ имел смуглый вид, а женщины были укутаны в покрывала, чтоб скрыть свой облик от мужчин. Заложникам это показалось странным, даже диким. У согдийцев было все иначе - они ценили красоту женщин, жены имели множество нарядов, а еще пользовались сурьмой и розовой водой, от чего их кожа издавала нежный аромат цветка.
В основном мединские улицы были наполнены мужчинами, спешащими то на базар, то обратно, с мешками за спиной или на лошадях и мулах, тащивших полные арбы. Еще согдийцам бросилось в глаза, что мединцы имеют весьма безликие, мешковатые одеяния: ни ярких тонов, ни очертаний тел.
Не удивительно, что, завидев столь красочно разодетых юношей, мединцы задавали вопросы Саиду: из какой такой сказочной страны эти важные особы? На что наместник отвечал: «Это мои пленники, многие из них имеют царскую кровь. Их страна зовется Согдой, она очень далеко. Я покорил их города, а царских детей забрал в слуги». Все восхищались его храбростью.
Саид с заложниками въехал в свой двор. Его лицо светилось от счастья. Наконец-то дома! Первыми из комнат выскочили дети: мальчики в белых штанах и рубахах и девочки в длинных до пят платьях. За ними показались женские фигуры, которые спешно накинули на головы синие покрывала и смотрели через прорезь в них. Прежде всего их поразили красивые одежды юношей. Все в парчовых кафтанах с золотыми поясами и головных уборах с драгоценными каменьями. У многих чужаков была белая гладкая кожа, хотя среди них попадались и смуглые с раскосыми глазами. Последних в своем городе они уже видели. За последние годы с захватом чужих земель и распространением ислама в отсталую Аравию стали завозить множество рабов из богатых стран.
Затем переводчик сказал заложникам сойти с коней. И тогда слуги забрали у них лошадей и увели в длинные постройки в глубине двора. Разглядывая жилище, согдийцы опять не заметили ни единого деревца, лишь два больших белых дома в два этажа.
- Эти заложники из богатых родов, они будут жить здесь, - пояснил Саид своим домочадцам, как только поздоровался со своими детьми и тремя женами. - Я привез их из Согдианы – это очень далеко.
- Это дальше Багдада? - спросил сын наместника того же возраста, что и заложники.
Саид рассмеялся:
- Это расстояние в пять раз больше, чем до Багдада.
- А зачем так далеко ходили?
- Потому что близкие земли уже завоеваны. Хорошо хоть это удалось вырвать у халифа. Радуйтесь, я привез много золота и теперь стану большим торговцем. Я буду отправлять караваны до Византии и Китая.
- Да хранит тебя Аллах в столь великих делах! – услышал за спиной Саид голос своего брата.
Его брат - мулла крупной мечети - был одет в синий халат и белую чалму. Они обменялись объятиями.
- Признаться, - произнес Саид, - мое место среди купцов. Да и воевать – это не мое ремесло.
- Как там мой Убейда? Ты прибыл без него?
- Не переживай, он жив и невредим. Твой сын задержался в Басре и скоро приедет домой, но на короткое время. После он воротится в Хорасан. Должен тебе сказать: отныне я не наместник.
- О Аллах, что стряслось, мой брат?
- Об этом поговорим наедине. Лишь об одно жалею: рано ушел из Самарканда, нужно было любой ценой взять этот богатый город. Там очень много золота.
- Не переживай, ты все-таки не беден. Гляди, какие дома у тебя, а теперь купишь земли на окраине города и привезешь туда новых рабов.
- Идем в дом, мне хочется отдохнуть, а то совсем утомился в пути.

01 Ахура-Мазда день.
04 Тиштрии месяц.
3756 год ЗРЭ

Ахура-Мазда день (Ав. Ахура Мазда) Владыка Мудрости, имя Бога, используемое Заратуштрой.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 03:39
Завтрашний день начнется в: 03:39
Текущее время Ушахин-гах, осталось 01:31 часов.
Хаван-гах будет в 03:39 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники