Поиск по сайту



Вы здесь

24 УЧЕБА

Вечером за ужином Саид достал из полосатого халата браслет и рассказал домашним о желании заложников. У всех загорелись глаза, особенно у женщин: трех его жен и четырех дочерей, старшими из которых были Фатима и Зухра. Были у Саида и взрослые дети, которые уже имели свои дома. Еще оставался сын, которого Саид решил женить на следующий год. Уже сейчас он помогал отцу, следуя за ним повсюду.
Украшение пошло по рукам. И совсем неожиданно Фатима сказала отцу:
- Если позволите, я сама буду учить этих детей нашему языку и письму. Я умею это делать, вы же знаете.
- Я гляжу, браслет приглянулся дочке? – спросил Саид.
- Очень красив, такая тонкая работа. Я положу его в сундук, в свое приданое.
- Отец, разрешите ей заняться этим делом. Пусть от ее знаний будет польза, - сказала мать Фатимы, и остальные жены закивали головами. - Разве можно отказываться от такого добра?
Все с нетерпением ждали, что скажет отец. Саид молчал: ему не хотелось, чтоб дочь пребывала среди чужих юношей. Сама Фатима добавила:
- Я научу их читать Коран, и они станут мусульманами.
Услышав такое, отец громко захохотал:
- Они скорее примут смерть, чем станут мусульманами. Это упрямый народ.
- А что у них за вера?
- У них несколько богов, но есть самый главный. Они называют его Ормуздом - это как у нас Аллах, а остальных не помню. Поклоняются они солнцу, огню, земле и воде, и потому пачкать все это никоим образом нельзя. Даже труп в землю не закапывают, чтоб мертвечина не испортила почву. Какая глупость, разве такое возможно? Вон какая земля большая. Ничего с ней не будет.
Далее бывший наместник рассказал, как зороастрийцы оставляют тела умерших в дахме на съедение орлам и затем кости складывают на хранение в глиняные ящички. Такой обычай потряс всех, и присутствующие закачали головами, говоря:
- Надо же! Разве мыслимо такое?!
Фатима же молвила:
- Какие странные верования бывают у людей.
- Так что цените нашу веру, - заключил отец. - Ладно, дочка, обучай этих неверных по Корану, кто знает, а вдруг образумятся. В этом деле тебе поможет Абдулла, он владеет их языком. Только сильно не отвлекай его от дел, у него и без того много поручений.
И отец вручил дочери браслет. Женщины поздравили ее со столь ценным подарком. Зухра же смотрела на сестру с завистью.
Утром всех заложников собрали у стены под навесом. Этим делом занялся сам Саид вместе с Абдуллой. Рядом с ним стояла дочь. Девушка была в длинном темно-синем платье и розовом платке. Открытым оставался лишь овал юного лица. Юноши с интересом глядели на приятное, слегка смуглое личико с большими глазами и пухлыми губами. «Ее уста, словно персик», - отметил про себя Фаридун. «Это сияющая в ночи луна», - сказал в душе Шерзод.
- Вы хотели учителя арабского языка. Вот моя дочь Фатима, которая будет обучать вас. Она владеет и письмом, и чтением, весь Коран прочла. Должен сказать, ее дед был третьим халифом. Его звали праведный Усман. Именно он очистил священную книгу Коран от неверных и сомнительных сведений. И на то имел полное право, так как являлся верным другом пророка Мухаммеда - вечная хвала ему, мир над ним. Моя дочь Фатима получила знания от дедушки. Слушайтесь ее, если желаете говорить на нашем языке.
В душе юноши были довольны, что их будет обучать столь милая девушка, и они обменялись хитрыми взглядами. Фатима же смутилась: все с таким интересом смотрят на нее. Девушка опустила глаза, прижав книгу к груди.
После этого Саид ушел, а переводчик Абдулла остался. Волнуясь, Фатима свой урок начала так:
- Наше первое занятие будет посвящено арабским буквам.
И для наглядности она развесила на стене пять букв. Они были написаны углем на белой ткани, натянутой на рамку из тростника.
- Это первая буква арабского алфавита, - и она пальцем указала на нее. - Она именуется алифом. Далее идет «бэ», после него – «тэ». А вот эта называется «сэ» и последняя - «джим». Чтоб они осели в ваших головах, мы будем их дружно повторять по пять раз каждую. И уже затем станем заучивать слова, которые начинаются на эти буквы.
Так юноши стали овладевать чужим языком, занимаясь почти ежедневно. Занятия пришлись им по душе, потому что отгоняли тоскливые мысли о доме. Согдийцы верили, что рано или поздно они вернутся на родину. Об этом они не раз рассуждали между собой, собираясь под навесом. Это давало им силы, чтоб не впасть в уныние.
- Зачем нам сдался этот арабский, что делать с ним дома? - сказал один из заложников.
Исфандияр из Самарканда, сын купца, сразу возразил:
- Скоро этот язык станет нам нужен. Арабы захватили Иран, Сирию. Понимая их, мы сможем ездить туда с товарами.
- Он прав, - поддержал Фаридун. - Теперь арабы стали богатым народом и нужно знать их язык, чтоб вести с ними торговые дела.
- Когда я приеду домой, то обо всем увиденном напишу книгу, - сказал Ардашер, сын Годара.
- Да, получится любопытная книга, но мы еще не видели их города, - молвил кто-то.
- Однако прежде нам следует выучить их язык, тогда наше гуляние по городу станет увлекательным.
Прошло четыре месяца, и заложники научились общаться на чужом языке, да и сама Фатима выучила множество персидских слов. С тех пор начальник рабов не стал приходить на занятия. По своей природе Фатима была любознательной и общительной девушкой, особенно если собеседник был из числа просвещенных людей. И после занятий Фатима иногда вела беседу со своими лучшими учениками - Фаридуном и Шерзодом. Остальные также не спешили в свои душные комнаты. Они задерживались под навесом: кто-то сидел на полу, а некоторые расхаживали по двору. Обычно беседы Фатимы с этими юношами были недолгими: девушка боялась нежелательных слухов, которые могли разнести жены отца и служанки. Всем юношам было приятно, что мусульманка из далекой страны проявляет живой интерес к их родному языку. И не только к языку. Фатима спрашивала об их городах, редких товарах, религии и обычаях. И с каждым днем уважение к ней росло, хоть она и была для них дочерью врага.
Спустя еще месяц юноши уже могли читать и строки из Корана, понимая их смысл.

Время от времени всех заложников охватывала мучительная тоска по родине. От тоски некоторые отказывались не только от занятий, но и от еды. Целыми днями они не вставали с постели, тяжело вздыхая и ворочаясь с одного бока на другой. Обычно возле них собирались остальные юноши, убеждая, что это пленение следует принимать, как странствие в далекие края. «Это забавное путешествие, - уверял Шерзод, - ведь ни один согдиец не оказывался так далеко от дома. Будет что рассказать на родине». Но утешительные речи не всегда помогали, поэтому на помощь приходили священные слова из Авесты. Частые молитвы во дворе перед светилом или при свечах в комнате давали им душевную силу. Но однажды, когда взоры юношей были обращены к солнцу, ворота распахнулись, и во двор въехали Саид с сыном и Абдуллой. Согдийцы не стали прерывать молитву, что очень не понравилось Саиду. И едва он сошел с седла, как раздался его хозяйский окрик:
- Нечего в моем доме разводить язычество! Хватит молиться.
И все юноши глянули в его сторону.
- Но это вера наших предков, - возразил Фаридун. – Мы не можем не молиться.
- Будет лучше, если вы откажетесь от своей глупой веры.
- Прошу, не унижайте религию великого Заратуштры. Мы же не отзываемся плохо о вашей вере, хотя она нам тоже не по душе.
- Ах ты подлец, как смеешь учить старших? Я выбью из вас этот согдийский дух. Дать ему тридцать плетей.
И два охранника кинулись к юноше. Они скрутили руки Фаридуну и вывели на середину двора. Далее с него сняли рубаху и повалили наземь. Как только ему связали ноги и руки, принялись с размаху бить плетью. Фаридун стонал, но не смел кричать, иначе какой же он наследник правителя Панча. Юноша стиснул зубы и сильно зажмурился, чтоб не было видно слез. Вскоре вся его спина была в крови.
Дети Саида наблюдали за этим из решетчатого окна. Фатима и Зухра прибежали из кухни, услышав во дворе шум. Фатима видела, как при каждом ударе тело Фаридуна содрогалось. От жалости к нему она кусала губы.
- За что они его? - спросила она у Зухры. Та пожала плечами, сказав:
- Должно быть, нагрубил нашему отцу. Вообще, эти пленники ведут себя слишком вольно. Ходят по двору в дорогих одеждах, с важным видом, словно они дети господ, а ведь они почти рабы.
У Фатимы на глазах выступили слезы, и она возразила сестре, вытирая их ладонью:
- Это не рабы, а заложники. Они умные юноши.
- Ты плачешь? Нашла о ком, - усмехнулась Зухра.
Все домашние знали, что отец бывает жесток даже к родным. Поэтому зрелище во дворе не сильно удивило их. Иногда слуги тоже получали плетью, не говоря уже о рабах на полях.
Последние удары Фаридун уже не чувствовал, перед его глазами все плыло. Он лишь услышал, как Саид сказал своим людям:
- Уведите его отсюда. Весь двор уже испачкал.
Стражники рывком поставили его на ноги, на которых тот еле стоял. Но все же гордый юноша не позволил своим палачам вести себя и оттолкнул их. Тогда друзья сами подхватили Фаридуна под руки и увели в дом.

04 Шахревар день.
04 Тиштрии месяц.
3756 год ЗРЭ

Шахревар день (Ав. Кшатра Варья) 'Желанная Власть'. Покровитель металлов.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 03:40
Завтрашний день начнется в: 03:40
Текущее время Хаван-гах, осталось 04:28 часов.
Рапитвин-гах будет в 13:01 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники