Поиск по сайту



Вы здесь

38 ХАЙДАР

В это самое время длинный караван пайкендских купцов держал путь к родному городу из Китая. Спины двугорбых верблюдов были до отказа нагружены новыми товарами. Еще издали купцы заметили разрушенные стены Пайкенда, поэтому они остановились для принятия решения: стоит ли входить в город с караваном.
После небольшого совещания они отправили в Пайкенд молодого купца Хайдара. Он помчался туда на коне и очень вернуйся с горящими от волнения глазами.
- Наш город постигло большое горе, - произнес он, на ходу спрыгнув со скакуна. - Его захватили арабы, об этом мне сказал один старик, сидевший у развалин стены. Многих мужчин убили, а женщин и детей увели в рабство.
- А где же были наши доблестные чокары? – с болью в голосе воскликнул старший из купцов.
- По словам старика, они пали в первый же день.
- О горе, горе нам! - запричитали все разом, подумав о своих близких, живы ли они. Оплакивать заранее не хотелось, каждый надеялся, что беда все-таки обошла его семью стороной.
- Что будем делать? Может, двинемся в Бухару и весь товар оставим там? – предложил один из купцов.
Все задумались, но все-таки решили войти в город.
Когда купцы оказались у ворот, то к ним вышел военный араб и сказал:
- Не бойтесь. По указу наместника трогать купцов запрещено. Это денежный народ: они пополняют казну.
Оказавшись на безлюдных улицах, они с трудом узнали родной город. То тут, то там взору купцов открывались обгоревшие дома, в некоторых местах на земле виднелась спекшаяся кровь. Вдруг с соседней улицы навстречу им выехали три арбы, груженные телами мужчин. Телеги везли лошади, верхом на которых ехали измученные насасалары, ведь только они смели касаться тел умерших и хоронить их. Они двигались в сторону городских ворот, собираясь покинуть Пайкенд, чтоб оставить тела в Башне молчания.
Со страшными думами о доме, купцы быстро загнали верблюдов в крупный караван-сарай и помчались к своим домам, чтоб узнать об участи родных.
Хайдар верхом на коне ворвался в свой двор, ворота которого оказались распахнутыми. Он спрыгнул на землю, и его взору открылась ужасная картина: везде валялись разбитая домашняя утварь, пустые сундуки, разбросана одежда. Затем он забежал в дом и стал звать жену: «Маниже! Маниже!» Но в ответ была только звенящая тишина.
В комнатах никого не было, всюду царил беспорядок. От столь страшного зрелища он заплакал и выбежал во двор. Там сел на землю и тихо зарыдал, низко склонив голову.
Затем Хайдар вышел со двора и поплелся по длинной улице, в конце которой жили его родители. Когда он вошел во двор, его окликнула мать. Она выбежала из дома и бросилась на шею к сыну, крепко обняв. Из глаз брызнули слезы. Следом вышел отец и тоже, прослезившись, заключил сына в объятия.
Уже в прохладной комнате за дастарханом рыдающая мать рассказала, как арабы увели его жену, двенадцатилетнего сына и двух дочерей. А также о том, как погиб его брат, сражаясь в числе чокаров.
- Сегодня утром его тело отправили в дахму.
- Кто еще из наших погиб?
- Остальные бежали, должно быть, они спаслись. Враги сказали, - с трудом заговорил отец, - кто хочет выкупить свою родню, пусть едет в Мерв. Иначе их уведут в арабские страны.
- Я сейчас же отправлюсь туда. Спасу их и верну домой. После я отомщу за брата и остальных.
Мать выглядела точно обезумевшая: светлые волосы были растрепаны, лицо исцарапано – так согдийские женщины выражали скорбь по близким.
- Будь они трижды прокляты.
Его отец сказал:
- Да, отомсти этим разбойникам, но не сегодня. Еще настанет тот день. Если поспешить сейчас, то можно погубить себя.
Затем Хайдар вернулся к себе домой. Для выкупа ему нужны были деньги. В конюшне он выкопал яму и извлек оттуда кувшин, полный золота. Все монеты высыпал в хурджум. Эти деньги он держал на «черный» день. О них знали лишь жена и его отец. Во дворе Хайдар забросил сумку на лошадь и покинул свой дом, который без семьи казался ему мертвым.
Когда Хайдар верхом явился в просторный двор караван-сарая, то там уже собрались купцы, с которыми он недавно расстался. Их близких тоже угнали в рабство. Глаза многих были красными от пролитых слез. Там же они и решили, что отправятся в Мерв вместе: так было безопаснее. И с отрядом охранников они покинули городские ворота.
На другой день купцы добрались до Джейхуна и на плоту переправились на другой берег. Спустя три дня купцы были в Мерве, богатом городе, где жили согдийцы и тюрки. На базаре у одного знатного купца они узнали, что невольников из Пайкенда держат в караван-сарае араба Зияда.
- Нынче тут всем управляют арабы, - сказал тот купец напоследок.
Хайдар знал это место, четыре года назад его караван останавливался в нем. Правда, тогда хозяином заведения был местный житель по имени Виштам.
Пятеро пайкендских купцов оставили своих коней у ворот, привязав к древку вдоль стены. С волнением они вошли внутрь, где у ворот какой-то арабский вождь сказал им, сидя на тахте:
- А, согдийцы… Идите, ищите своих.
Вдоль стен под навесами на кошме сидело много женщин и детей. Другая часть пленников была в центре двора под шатрами. От зноя люди лишились сил, дети молча лежали у ног матерей. От жары их лица и красочные одежды покрылись испариной. Увидев купцов, все пленники оживились, подняли головы. В их глазах читалась надежда. Они знали, если за ними не придут, то их отправят в арабские страны, где цена на красивых согдиек очень высока.
Знатные мужи шли вдоль пленников, разыскивая близких. Вдруг им навстречу кинулись мальчики и девочки со звонкими голосами: «Дадажон, дадажон, мы здесь!» Оказывается, семьи этих купцов всю дорогу держались вместе. Мужчины со слезами на глазах обняли своих младших, а затем и старших детей и жен.
Не видно было только семьи Хайдара. «Неужели их уже продали? - мелькнула страшная мысль у молодого купца. - Тогда вернуть семью будет очень трудно. Если какому-нибудь арабу приглянулась моя Маниже, он может и не отдать ее, даже за огромные деньги». Хайдар пребывал в растерянности. Тогда торговец рабами дал молодому купцу совет:
- Эй, ищи своих в другом караван-сарае.
- А может, они на рынке рабов?
- Нет, их туда не поведут. Это ценный товар, и у них есть покупатели. Сходи в караван-сарай Абдуллы или Абдурахмана.
Хайдар сказал купцам, что будет искать своих, пока не найдет, если даже они уже в Аравии. Купцы были опечалены, и один ответил:
- Без тебя мы не уедем. В обратный путь тронемся вместе.
- Я благодарен вам, но если их здесь не окажется, то отправляйтесь домой без меня.
Хайдар в спешке покинул этот караван-сарай. Купцы же заговорили с торговцем о выкупе за своих детей и жен. Увидав, что это богатые мужи, торговец заломил высокую цену. Отцы не стали торговаться и молча отдали полные мешочки золотых монет.
Едва Хайдар вошел в другой караван-сарай, как к нему устремились его дети. - Мы здесь, дадажон! Наконец-то! Мы ждали тебя!
- А где ваша мама? Почему я не вижу ее, - прослезился отец.
- Вон она сидит, - и сын указал рукой в сторону.
Хайдар был изумлен, почему жена осталось на месте, не летит к любимому мужу? «Может, она больна», - промелькнуло у него.
Жена сидела у стены и при виде мужа слегка улыбнулась. Ее измученное лицо сохранило красоту.
- У тебя какой-то недуг, моя милая, ты не рада? - и муж опустился рядом.
Он хотел поцеловать ее, но она остановила мужа, закрыв рукой щеку:
- Не касайся меня - я осквернена. И все же я рада, что ты нашел нас. А теперь забирай детей и уходи, - и голос ее дрогнул, а по щекам потекли слезы.
Столь ужасные слова потрясли мужа, когда до его сознания дошел их смысл, у Хайдара вырвалось.
- Как такое случилось?
- Какая разница, забирай детей и уходи. Только оставь мне свой кинжал.
- Нет. Говори, все как есть, - сдерживая гнев, сказал муж.
- Дети, идите, постойте в сторонке, - сказала им мать и затем начала. - Ночью двое арабов увели меня отсюда и привели в какой-то дом. Я ничего не смогла сделать, только кричала, отбивалась изо всех сил… После хотела лишить себя жизни, но решила дождаться тебя, чтобы дети не остались одни.
От злости Хайдар ударил кулаком по земле.
- Я убью их.
- Нет, только не это. Мы погибнем, а наши дети станут рабами. Разве ты этого желаешь?
Они долго молчали. Внезапно муж произнес:
- Детям нужна мать, поедем домой. Твоей вины нет. Когда мы вернемся, ты пройдешь обряд очищения в Храме огня. Вставай, идем домой. Я еще отомщу им: и за тебя, и за моего брата, и племянника.
В тот же день Хайдар купил лошадей для семьи. И спустя неделю с остальными купцами они воротились в Пайкенд.
Когда Маниже - супруга молодого купца - снова очутилась в своем дворе, то села на землю и долго плакала.
Согласно религии Заратуштры, жена Хайдара считалась нечистой, и муж не смел касаться ее тела, женщине также было запрещено приближаться к священному огню. Поэтому Хайдар отвел детей к родителям, а позже повел жену в Храм огня для очищения. Они остановились у водоема возле кипариса. Далее муж пошел в храм один: Маниже не смела туда входить. Хайдар привел мобеда к жене. В желтом хитоне с глубокии складками до земли, весь седой он приготовился слушать. Мужу трудно было говорить.
- О, отец, враг обесчестил мою супругу, - и Хайдар поведал о случившемся.
Жена тихо подтвердила слова мужа, не смея поднять голову от стыда.
- Как очиститься в таком случае? – спросил молодой купец.
- Когда случается война, то такое бывает, и потому это не смертельный грех и его можно исправить. Прежде всего, твоя жена должна на девять дней уединиться в отдельном жилище. Там она все эти дни будет спать и пить только парное молоко и немного бычьей мочи, смешанной с золой. Кроме всего, каждое утро ей надлежит мыться бычьей мочой: сначала руки, затем тело и ноги. При этом подле нее должна находиться собака, которую боятся злые силы Ахримана.
Возблагодарив мобеда, муж заверил жреца, что все будет сделано, как предписано верой. А служитель храма добавил:
- Только у твоей жены не должно быть никаких сомнений. Религия без веры - ничто. Чтоб укрепить ее, ты должен знать, в чем сила бычьей мочи. В святых книгах написано, как наш первый царь Джамшид как-то случайно коснулся легендарного царя Урупи и от него заболел проказой. Так вот бычья моча исцелила его.
Муж и жена с облегчением вздохнули и ушли. Теперь они знали: самое страшное уже позади.
По истечении девяти дней Маниже очистилась и смогла вернуться домой к мужу и детям.
* * *
Это были первые набеги арабов на наш край. Пройдет немного времени, и Кутейба захватит все земли Средней Азии. Эти страницы нашей истории станут одними из самых трагических, когда погибнет зороастрийское общество Согды. Об этом во второй части романа.

03 Аша-Вахишта день.
11 Вохумана месяц.
3755 год ЗРЭ

Аша-Вахишта день (Ав. Аша Вахишта) Наивысшая Аша. Покровитель огня.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:39
Завтрашний день начнется в: 09:38
Текущее время Хаван-гах, осталось 00:43 часов.
Рапитвин-гах будет в 13:09 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники

Зервано-зороастрийские праздники