Поиск по сайту



Анкетиль-Дюперрон. Открыватель Авесты.

14-й наск Авесты – Джирашт «Для осведомленности людей»

Журнал "Митра" № 11 (15) 2011 год
Общий раздел - Взгляд на личности

АНКЕТИЛЬ-ДЮПЕРРОН

Anquetil.JPG

Абрахам Гиацинт Анкетиль-Дюперрон родился в Париже 7 декабря 1731 г. Он учился на священника в Париже, Осере и Амерсфорте, но пристрастие к еврейскому, арабскому, персидскому и другим восточным языкам привело его к тому, что он решил полностью посвятить себя им. Его постоянное присутствие в Королевской библиотеке привлекло внимание хранителя рукописей аббата Сальера, чье покровительство обеспечило ученому маленькое жалованье как изучающему восточные языки.

В начале XVIII в. Англичанин Джордж Бучер получил от парсов в Индии копию части Авесты, носящей заглавие «Вендидат Саде». Эта копия была привезена в Англию в 1723 г. Содержание этого манускрипта было недоступным для европейских ученых. Он был выставлен на показ посетителям в библиотеке. В 1754 г. Анкетиль-Дюперрон, ученик школы восточных языков в Париже, которому было в то время 23 года, увидел факсимиле оксфордского «Вендидата», присланное из Англии, и заинтересовался этим документом. Его интерес был настолько велик, что Дюперрон решил ехать в Индию, чтобы найти там еще и другие писания Зороастра.

Согласно поставленной цели в ноябре 1754 г. Он завербовался рядовым в индийскую экспедицию. После 10-дневного марша Анкетиль-Дюперрон прибыл в порт, из которого должен был отплыть. Но здесь ему сообщили, что правление компании, потрясенное его удивительным рвением к науке, предоставляет полную свободу действий, а уже в следующем месяце Анкетиль-Дюперрон официально был освобожден от службы и по приказу короля ему выделили маленькое жалованье в 5 сотен франков. Во многом это было заслугой аббата Жан-Жака Бартелеми и других друзей ученого.

Вскоре Французская Ост-Индская компания предоставила ему право свободного передвижения, и в феврале 1755 г. ученый отплыл в Индию. По прошествии 10 месяцев Анкетиль-Дюперрон прибыл в Пондишери. Здесь он пробыл немного времени для овладения современным персидским языком, а затем поспешил для изучения санскрита в Чандернагор (совр. Чанданнагар), куда прибыл в апреле 1756 г. Вскоре началась война между Англией и Францией, и Чандернагор был взят. В результате Анкетиль-Дюперрон вернулся по суше в Пондишери. Здесь он нашел одного из своих братьев и отправился на корабле с ним в Сурат, но, поставив целью исследовать страну, он вскоре высадился и продолжил путь пешком. В Сурате, куда Анкетиль прибыл 1 мая 1758 г., благодаря настойчивости и терпению он добился от зороастрийских жрецов того, что хотел: они научили его авестийскому языку и снабдили его авестийскими текстами. Он также пытался овладеть древнеперсидским и среднеперсидским языками для перевода.

В Сурате он жил более 13 лет. Ему удалось уговорить парса Дараба Кумана перевести ему те самые книги, совокупность которых составляла Авесту. В своем изложении Дараб основывался на гуджаратских и пехлевийских толкованиях текста. Анкетиль также получил в подарок некоторые авестийские и пехлевийские манускрипты.
Анкетиль-Дюперрон собирался и дальше изучать языки древности и священные законы индусов, но военные события заставили его отказаться от этой идеи. Покинув Сурат в марте 1761 г., он прибыл в Бомбей, а уже оттуда на английском судне в конце апреля 1761 г. отправился в Англию. Прибыв в Портсмут, он пробыл некоторое время в Лондоне и Оксфорде, а затем отправился во Францию.
В марте 1762 г. он прибыл в Париж, имея в распоряжении 108 манускриптов, не считая других редкостей. По словам самого Анкетиль-Дюперрона, шум вокруг его путешествий и важность привезенных им манускриптов привлекли к нему внимание персон из высших слоев общества. Это позволило ученому заполучить в дальнейшем помощь и поддержку для продолжения своих изысканий, в том числе и со стороны масонских кругов.

Аббат Жан-Жак Бартелеми добился для него пенсии, с назначением переводчиком восточных языков в Королевскую библиотеку. В 1763 г. Анкетиль-Дюперрон был избран членом Академии надписей и принялся за подготовку публикаций тех материалов, которые он собрал во время своих восточных странствий. После 10-летнего изучения Авесты в 1771 г. Дюперрон публикует первый ее европейский (французский) перевод вместе с обрядовыми наставлениями и ценными личными наблюдениями. «Зенд-Авеста» вышла в 3-х томах и содержала собрание священных текстов зороастризма, жизнеописание Зороастра и фрагменты произведений, приписываемых этому лицу. В последующие годы Анкетиль-Дюперрон опубликовал еще несколько своих трудов, в том числе французский перевод 4-х упанишад с персидской рукописи.

Великая французская революция, казалось, сильно подействовала на ученого. В течение этого периода он отстранился от общества и провел это время, погрузившись в изучение добытых текстов. С 1801 по 1802 г. был опубликован латинский перевод с персидского языка извлечений из упанишад, священных книг индусов. Издание вышло в 2-х томах в Париже под названием «Oupnek’hat», персидским эквивалентом санскритского термина. Это была «уникальная» смесь латинского, греческого, персидского, арабского языков и санскрита.
Когда был основан Национальный институт, Анкетиль-Дюперрон был избран его членом.
Скончался он в Париже 17 января 1805 г. в возрасте 74 лет.
В Европе открытие зороастризма наделало много шума – сенсация, экзотика, тайная мудрость Востока, нашелся исконный корень всех человеческих знаний. Знакомство Запада с Авестой вызвало переполох в среде церковников. К тому же в этот же период выходят еще несколько книг, знакомящих западное общество с восточными древними культурами. Так, в 1785 г. Чарльз Уилкинс опубликовал первый перевод «Бхагавадгиты», а в 1796 г. Уильям Джонс – «Законы Ману». Начало XIX в. ознаменовалось выпуском «Упанишад» в переводе того же Анкетиля Дюперрона. Впечатление было колоссальным. Артур Шопенгауэр издевался над христианскими миссионерами и пророчески изрек: «В Индии наши религии никогда не укоренятся, напротив того, индийская мудрость проникает обратно в Европу и произведет коренное изменение в нашем знании и мышлении». Шопенгауэр отмечал также, что его знание индийской философии является результатом прочтения переводов Анкетиль-Дюперрона. Но этот перевод был полон грубых ошибок и великий философ Вольтер тоже обрушился на Дюперрона с резкими нападками. Перевод был очень приблизительным. Некоторые места переводчик «не понял совсем или не понял совершенно».

В Интернете есть информация и о том, что в миссию Дюперрона внесли свою лепту масоны. Не без их помощи он был отправлен в Индию. И его перевод добытой им Авесты очень сильно дискредитировал этот древний памятник. Сведения, содержащиеся в нем, были преподнесены читателю в искаженной форме, что отбивало всякий интерес к дальнейшему знакомству и изучению древнейшей традиции. Мы не можем это не учитывать, хотя, конечно, отдаем должное человеку, преодолевшему огромные трудности пути, чтобы получить текст этого бесценного памятника и познакомить с ним европейского читателя, хотя он и сделал это в своеобразной, превратной форме.
Александр Мень в своей книге «История религии» (Т. 5. Пророк Авесты и пророк Библии) пишет:

«Оригинальность Ирана, как и Израиля, заключалась в его религии. Вещественных памятников эта религия почти не оставила. Единственным свидетельством о ней, дошедшим до нашего времени, является священная книга парсов — небольшого племени, бежавшего в Индию от преследования мусульман. От них-то и получила Европа «иранскую библию» – Авесту. Название это означает то же самое, что и Веды, знание, но, разумеется, речь идет в ней не о науке, а о знании духовном.
Первое знакомство европейцев с Авестой произошло в XVIII веке и сначала привело к разочарованию и недоумениям. Книга была еще более пестрой, непонятной и противоречивой, чем Веды. Диковинные обряды, странная терминология, бессмысленные на первый взгляд запреты – все это вызывало сомнения в подлинности книги или насмешки. «Нельзя, – писал Вольтер, – одолеть двух страниц отвратительного вздора, приписываемого этому Зороастру, без того, чтобы не проникнуться жалостью к человеческой природе. Нострадамус и учителя урины – люди разумные в сравнении с этим бесноватым».
Но проходили годы, составлялись словари, делались новые переводы Авесты, и отношение к ней постепенно изменилось. Исследования показали, что она написана не одним Заратустрой и что ее пестрота является, как и в Ведах, результатом напластования многих разнородных слоев».

Несмотря на негативные оценки переводов Анкетиля-Дюперрона его современниками, мы не можем не признать того, что этот человек совершил героический поступок в поисках Авесты. Он нашел ее, терпеливо преодолевая тяготы своего пути, и привез в Европу. Он открыл для европейского мира этот бесценный древний памятник арийской культуры. А это уже немало.

Разделы: 
Rus
29 Мантраспента день.
04 Тиштрии месяц.
3756 год ЗРЭ

Мантраспента день (Ав. Мантра Спента) Святое Слово (Мантра), а также некоторые письмена с духовными и поэтическими свойствами.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 04:11
Завтрашний день начнется в: 04:13
Текущее время Хаван-гах, осталось 00:21 часов.
Рапитвин-гах будет в 13:05 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

Зервано-зороастрийские праздники