Поиск по сайту



Символический образ храмов: сравнительный анализ на примере Древнего Египта, Греции и Персии (зороастрийские храмы огня)

Журнал "Митра" № 8 (12) 2006 год

Низаметдинова Р.

1. Запад и Восток
Прежде чем приступить к сравнительному анализу храмов, важно определить понимание близости к богу, царю и какую роль они отводили себе в этом мире.
Греческие цари происходили от богов – это давало им право на власть, однако царь не был богом, как в Египте. Для грека божественность человека – в его происхождении, человечность – в смертности. Вполне допускалось, что какой-то царь за свои подвиги и добродетели мог обрести бессмертие, быть причисленным к сонму богов. Только тогда становился естественным культ базилевса. Божественным в той или иной степени считался каждый грек – полноправный гражданин своего полиса, отсюда дух равенства, который был условным и относительным, но существовавшим. Он отличался от своих базилевсов, как отличается дальний или очень дальний родственник богов от их близких родственников. Греки не считали себя богами, это было бы чревато страшным наказанием от богов и, тем не менее, свою причастность и близость к ним они ощущали. Отсюда и любовь греков к победителям греческих игр, ведь победитель был не только силен, ловок, мужественен, он был избранником и любимцем бога, он признавался божественным человеком. Человек через игры и соревнования проявлял свою божественность, так как игры принадлежали к внутрибожественной жизни. Греческие игры содержали в себе некий аспект ритуала, хотя и отдельного от других, но выше других. Таким образом, они сближали внутрибожественную жизнь со своим человеческим бытием.
Ощущение своей близости к богам греки осмысляли как свободу. Человек должен быть свободен, в свободе его высшее достоинство и соответствие собственной божественной природе.
Совсем иначе дело обстоит на Востоке (Египте). Фараон был живым богом, и все египтяне признавали свое рабство у фараона. В нем был источник благ, которыми он мог милостиво одаривать своих рабов или не одаривать. Максимум достоинства, которое мог себе приписать раб, заключалось в преданности фараону, исполнительности. Для древнего египтянина рабство естественно, оно соответствует его мировоззрению. В глазах древних египтян фараон был неприкосновенен, и покушаться на его жизнь было немыслимо, но его божественность должна была подтверждаться победами на войне, процветанием страны, увеличением богатства, а в случае неудач, эпидемий его божественность становилась сомнительной и тогда он мог быть свергнут как самозванец. Фараон был источником всех монументальных сооружений, и эти сооружения представляли собой манифестацию того, что среди людей в качестве их повелителя пребывает божество, что оно несоизмеримо ни с чем человеческим, оно его превосходит.
Авеста как религиозная книга зороастрийцев освещает власть царей и жречества, в ней мы можем встретить восхваление божественного происхождения царя и воплощение божественного начала (хварны) в каждой семье, племени, стране арийского происхождения. Изображение царя в символе зороастризма показывает, что царь находится под особенным божественным покровительством.
Сохранение тел персидских царей противоречило принятому похоронному обряду зороастрийцев и также было связано с представлениями о царственной хварне, которая обитает в гробнице царя во благо его преемников и всех людей.
Контраст между Древним Востоком и греческим Западом очевиден. С одной стороны, мы встречаем царя-бога и рабов, а с другой – дальних родственников бога и близких (царей), а у персов (зороастрийцев) мы видим три уровня хварны для трех сословий и проявление ее в каждом человеке в большей или меньшей степени.

2. Храм как космос
Древнегреческие архитекторы, понимая высокое идейное значение храма, воплотили в нем идеал гармонии целого, создали образ глубокого духовного содержания. Они стремились антропоморфировать все существующее и найти во всем: в космосе, в человеке, в архитектуре, в полисе – общие законы меры, пропорции, ритма, найти образы, в которых был бы отражен божественный порядок космоса. Им важно было найти равновесие между порядком космоса, миром, созданным олимпийскими богами с людьми и хаосом. Пропорция, порядок, ритм – эти соотношения находились в центре внимания каждый раз в момент создания произведения. Соразмерность, гармоничность, осмысленность – эти понятия лежали в основе бытия и воплощали представления об этических и эстетических свойствах законов космоса и разума, которые воплотились в греческом храме и любом другом создании человека. Все это материализовалось в статуе, храме, драме, поэзии и музыке. Уподобление колонны человеку было большим, чем простая ассоциация. Колонна, поднимающая груз карниза, подобна Атланту, держащему небо. Поэтому не раз колонна замещалась человеческой фигурой. В образе храма земля соединилась с небом: верхняя часть – фронтон – символизировала небесный мир богов, наос – мир земной.
Обращаясь к Древнему Египту, сразу вспоминаются такие словосочетания, как «образ неба», «храм всего мира», «земная обитель богов» – именно такими словами восхваляется Египет в тексте из «Герметического свода». Храм – это небо на земле, но он же небо и земля в совокупности. «Он сосуд с сакральным содержимым в профанном мире; и он же – мир, до краев наполненный присутствием бога»1, – пишет Ян Ассман. Египетский храм, если посмотреть на него снаружи, кажется запечатанным сосудом, в котором находится божественная сила, а для того, кто находится внутри, этот сосуд представляет собою весь мир. Таким образом, храм изображает мир. Статуя бога наполняет храм божественным «излучением», а бог одновременно наполняет светом весь космос. Присутствие бога во всем лежит в основе космической символики храма. Наос, в котором стоит культовая статуя, есть одновременно пространство неба, где живут боги. Двери наоса – врата неба, через которые по утрам проходит солнечный бог. Остальная часть храма – это мир, и Бог, восходя на востоке, озаряет его своим светом.
В позднеегипетском храме пол символизирует землю или, по мнению некоторых ученых, разлив Нила, а потолок – небо. Колонны имеют форму растущих на земле растений, а нижняя часть стен декорирована изображениями болотных трав или процессий «нильских божеств», несущих жертвенные дары и всегда обращенных лицами к внутренней части храма, это воплощение социального аспекта, интерпретация космоса как общества. Потолки, представляющие небо, украшаются звездами или астрономическими эмблемами. Промежуточное пространство между полом и потолком, т. е. землей и небом, занято настенными рельефами – культовыми сценами, которые наполняют этот каменный космос деятельностью и жизнью. Колонны – растения и фризы с болотными травами воплощают космический аспект земли, но мнения археологов по этому поводу расходятся. Некоторые полагают, что колонны – это каменные опоры, которые только украшены стилизованными мотивами стеблей и цветов. «Задача египетской колонны не столько поддерживать, нести, сколько давать ограду, показывать путь, образовывать лес вокруг паломника»1, – пишет в своей статье Б. Р. Виппер. В отличие от греческой колонны, вертикальные каннелюры которой как бы подчеркивают ее стремление противодействовать давлению тяжелых масс, в египетской колонне господствует горизонтальное деление, символизирующее движение вокруг колонны вместе с процессией богомольцев.
У зороастрийцев храм назывался «место огня» или «дом огня», а пьедестал, на котором горел огонь – «держателем огня». Храмовый огонь горел постоянно, обладал особой святостью и защитной силой. Природа этого огня символизировала божественное проявление, борьбу духовную и материальную против зла, тьмы и холода. На стенах святилищ висели булавы и мечи. Особое значение имело число три: оно повторяется и в трех ступенях помоста, и в трехступенчатой подставке для огня, и в тройном углублении каннелюр на колонке подставки, приношения огню состояли из трех элементов (дров, благовоний и жира), которые символизировали царство животных и растений. Это число символизирует также божественную троицу. К трем великим творениям Истины-Аша (Солнцу, Луне, Огню) обращается зороастриец в молитве.
Таким образом, общим было то, что храмы в Древней Греции и Египте есть проекция небесного мира, только в Греции это еще и воплощение порядка космоса, его законов, положение и роль людей в этом мире, а в Египте храм – это совокупность земного и небесного, место, где живут боги. В зороастризме храм – это дом огня, символа божественного проявления.
Греческий храм должен был выражать некую мифическую реальность. Огромное значение имел выбор места. Часто храм ставили на выступающий мыс, да так что он органично встраивался в окружающий ландшафт. Могли также применять насыпи, но делали это редко, так как не любили нарушать среду, в которой должен возникнуть храм. Таким образом, архитектура была глубоко связана с природной средой. Горы, холмы, острова, берег моря – все это подсказывало архитектору формы, которая могла бы соединиться с миром природы и подчеркнуть красоту, созданную человеком.
В Древнем Египте храм воплощает в себе некое мифическое место, а именно, первобытный холм. Он стоит на том клочке земли, который первым вынырнул из вод потока и на который ступил Бог-Творец, чтобы начать работу по сотворению мира. Таким образом, храм ведет свое происхождение через длинную цепочку изменений от того древнейшего святилища на первобытном холме, воздвигнутого самим Богом-Творцом. С каждым большим храмом поздней эпохи связан подобный миф, который прослеживает его генеалогию до начала сотворения мира. Следовательно, храм – это начало мира. В самом архитектурном облике многое напоминает о прошлом. Ян Ассман пишет, что каннелюрованные поверхности ни что иное, как имитация в камне фактуры примитивных построек из связок тростника. Храм напоминает о том, как строили в первобытную эпоху. Он являет собой образ космоса во временном смысле. Этот космос наполнялся деятельностью и жизнью через рельефное изображение мифов, культовых сцен на стенах храмов.
В каждом храме царит свой бог, но наряду с этим богом всегда почитаются и другие. В космическом измерении множество богов – это множественность сил, совместные действия которых поддерживают существование мира. В этой множественности проявляется жизнь космоса и природы.
В сознании сформировалось особое почтение к конусообразным формам. Ступенчатая пирамида (заупокойный храм) явилась кульминацией такого архетипа сознания. Если холм отождествлялся с актом творения, то солнце представлялось неким маяком, указывающим фараонам путь к вечной жизни. Египтяне верили, что дух фараона взбирается на небо по ступеням пирамиды и далее взмывает вверх по наклонной линии солнечного луча. Переход от идеи ступенчатости к непрерывной линии представляет собой шаг в усилии придать форму идеальной пирамиды. Результатом явилась «ромбовидная пирамида». Ее стороны, круто поднимаясь у основания, переходят где-то у середины на более пологий наклон. Это послужило толчком для создания настоящей пирамиды. Ею стала гробница фараона Хуфу. У всех пирамид была особенность – это вход с северной стороны. Это делалось с целью привязать вход к околополярным звездам, которые, оставаясь как бы вечно неподвижными, считались символами вечности и конечной остановкой небесного путешествия фараона. Сфинкс составлял часть основы комплекса религиозно-культовых традиций и являлся некой центральной фигурой, на что указывает его ориентация относительно сторон света. Его взгляд устремлен точно на восток, как бы охраняя место восхода солнца.
В раннем зороастризме богослужения, посвященные Амеша Спента, проводились в сотворенном ими храме, т. е. храме природы, люди поднимались на высокое место. Греческие источники утверждают, что персы презирали храмы, считая, как писал Цицерон, ошибочным «запирать внутри стен богов, обителью которых является весь мир». Традиция молиться богам под открытым небом была достаточно стойкой. Храм, основанный Киром в Зеле, первоначально состоял из большой, искусственно насыпанной возвышенности, окруженной стеной, т. е. это был огороженный священный участок земли (бразмадана).
Таким образом, в древнем мире храм был связан с мифической реальностью, особое значение имел выбор места строительства (высокое место, холм, насыпь), связь с окружающей средой, ориентация по сторонам света. Образ лестницы, как подъем к богу, также присутствует в культурах. В древности люди верили в материальную реальность богов, их живое присутствие в храмах, политеизм (Греция и Египет).

3. Храм как жилище бога и как мир,наполненный присутствием его
Храм в Древней Греции – жилище бога и его сокровищница, он хранил приношения верующих, просящих у него милости. Жертвоприношения, моления людей обычно происходили у ворот жилища бога, на площади, где чаще всего устанавливался жертвенный алтарь. Греческий храм формировался при сочетании двух элементов: первоначальных форм жилого дома и измененной конструкции микенского мегарона, его пространство твердо ограничено и замкнуто и служит для постоянного пребывания. Классическим типом греческого храма стал периптер – прямоугольное здание, окруженное со всех сторон колоннадой. Периптер давал возможность полноценного восприятия храма со всех сторон. Объединение строительной и образно-эстетической сторон нашло свое воплощение в системе – ордере. Эта система выражается в порядке соотношения и расположения колонн и антаблемента. Два первых ордера – дорический и ионический – две разные композиционные системы, начиная с колонн и заканчивая планом здания.
Дорический храм воплощал в себе дух гражданственности и героики, идеи силы и мужества. Его основные черты – это массивное каменное основание, состоящее из трех ступеней, приземистые и мощные колонны, простая и строгая капитель. Количество каннелюр на колонне – от 16 до 20, которые придают устойчивость. Ионический храм, воплощая спокойствие, величие духа и строгое изящество, несет в себе идею женственности. Его основные черты: колонна имеет 24 каннелюры (усиленное движение вверх), капитель состоит из двух завитков – волют, которые придают легкость колонне, а непрерывная вереница скульптурных изображений делает фриз легкой декоративной частью здания. Особое значение играл цвет (красной и синей краской выделяли горизонтальные и вертикальные элементы перекрытия). Стены и колонны храмов белились, важные детали ярко раскрашивались. Храм должен был выражать идею праздничной, мифической реальности.
Как было отмечено ранее, общим для всех египетских храмов был план, разработанный в начале мира самим Богом-Творцом. Первые храмы строились по одному образцу. Были так называемые солнечные храмы и назывались они Горизонт Ра, Удовлетворение Ра и т.д. На специально сооруженной обширной террасе возвышался высокий обелиск, обитый золоченной медью, а перед обелиском стоял огромный жертвенник. Обелиск, жертвенник и часть окружающего пространства были обнесены стеной с изображениями. Предметом культа был сам обелиск, олицетворяющий солнце. Все священные обряды проводились под открытым небом. Далее храм приобретает форму вытянутого прямоугольника. Вход в храм оформляется в виде узкой двери между двумя высокими башнями, покатые стены которых сужались кверху и оканчивались карнизом. Вход вел в открытый, обнесенный колоннадой двор. Молельня находилась в глубине храма и могла состоять из нескольких помещений: в центральном – стояла статуя главного божества, в остальных – статуи других божеств, обычно богинь. Вокруг основных помещений располагались дополнительные залы, храмовая библиотека, комнаты для специальных ритуалов, хранилища. Освещение в разных частях здания было различным: двор был щедро залит солнцем; колонный зал освещался через окна; помещения в глубине храма не имели окон, здесь применялось искусственное освещение. План храма в главных чертах близок к плану жилого дома до времен Среднего и Нового царства.
Наилучшее представление о храме дает храм Хора в Эдфу. Форма храма, ни что иное, как серия концентрических изолирующих «оболочек» вокруг святая святых, связана с идеей ограждения от внешнего влияния. В святилище, окруженное пятью защитными поясами, не может проникнуть ничто злое. Таким образом, между «внутренним» и «внешним» проведена четкая граница. В этой форме разграничения обнаруживается и социальный аспект: проход вовнутрь становится все более и более «эксклюзивным». На того, кому позволено пройти дальше, налагаются строгие предписания. В храме Хора воплощен принцип «центральной» перспективы. По мере продвижения снаружи вовнутрь размеры помещений уменьшаются; уровень пола повышается, а потолок опускается. Это как набор вложенных одна в другую коробок.
Путь в храм, как упоминалось ранее, был «эксклюзивным». Жрецы, которым выпала очередь нести службу, вступали в храм, предварительно очистившись в священном озере, через боковой вход, а по праздникам, когда открывались все двери храма, то через них (в сопровождении жрецов) проходил бог. Это был его путь, а не путь человека. Бог присутствует в своем храме в двойном обличье: как неподвижная статуя и как переносимая процессионная барка. Культовая статуя есть зримый образ бога, который находится в состоянии вечного покоя в самом священном месте храма. Барка – образ бога, находящегося в движении, который по праздникам покидает свое жилище и, миновав порог храма, «выходит наружу», стирая на время (пока длится праздник) границу между мирами, между «небом и землей», и распространяя свою силу на всех горожан. Таким образом, архитектурная форма храма и движение в нем изнутри и вовне дают высвобождение сакральной силы и являют бога во внешнем, профанном мире. Понимание того, что боги живут совместно с людьми, было характерно для них, тогда как возвращение богов на небо – равносильно апокалипсу.
В зороастризме план храма представлял четырехугольное здание, сложенное из кирпичей. По развалинам храмовых построек, найденным в Азербайджане, видно, что стены здания сведены наверху куполообразным сводом, внутри проходит узкий и высокий крытый ход, открывающийся на каждую сторону широкой аркой, в центре помещался священный огонь. В парфянский период посередине установлены были четыре колонны. Комната, где находится сам огонь, защищена со всех сторон от всякого проникновения света; на квадратном камне, в металлическом сосуде горит священный огонь; в других помещениях отправлялись литургические служения; возле храмовых колодцев совершались омовения. Возведенные в XV столетии до н. э. строения недалеко от Суз включали залы, дворы, мастерские; они были отштукатурены и декорированы красками. Артаксеркс II построил храм Анахиты, стены и столбы которого были вызолочены, а крыша покрыта серебряными и золотыми листами.
Таким образом, если в Греции храм – жилище бога, то в Египте – воплощение всего мира, а в зороастризме – дом огня, хотя в этих культурах мы видим, что храм – это не только место, где живет бог, но это и сокровищница его, хранилищница (библиотеки в Египте). Формирование плана здания в культурах шло от жилого дома, связанного с прямоугольной формой; прослеживается взаимосвязь с колоннадой.

4. Объект поклонения в храмах
Объектом культа у древнейших эллинов были священные деревья, пещеры, например, существовал культ пещеры, где младенец Зевс был вскормлен дикой козой. Скульптор создавал культовую, магическую статую. В VII в. до н. э. началось очеловечивание и монументализация образа божества. В Гомеровскую эпоху произошел переход от поклонения дереву к поклонению идолу, условному изображению божества. Далее вырезанное изображение повторялось в камне. То есть первым этапом было отделение богов от сил природы, затем они становились личностями, которые подобно человеку должны жить в жилище. Таким святилищем и жилищем становится греческий храм. Постепенно статуя-идол переносится вовнутрь храма-жилья. Статуя вобрала в себя реальное присутствие бога в храме. В этом особенность греческого храма. Скульптуры этого периода в основном фронтальны, их руки прижаты к бедрам, а левая нога выдвинута вперед. В период архаики скульптор еще боится вывести статую из состояния устойчивости, нарушить ее уравновешенность и просветленность. Ощущается господство религиозных представлений времени. Скульптуры были раскрашены, как и стены храмов. Авторы стремились раскрыть внутреннее единство смыслового, образного и эмоционального значения храма и связанной с ним скульптуры.
Для египтян Солнце есть средоточие всей имеющейся в небе божественной субстанции, а на земле находятся многочисленные статуи богов, в которых эта субстанция обретает форму, доступную человеческому восприятию.
Существовал ритуал «Отверзания уст» – оживление статуи; прибегали к церемонии «соединения с солнцем». Статуя – это не изображение тела, но само тело божества, она придает богу зримый облик. Статую не «делают», но «порождают». Египетское слово «скульптор» буквально значит «оживляющий». Египтяне прекрасно различали границу между изображением бога и самим богом.
Обряд оживления статуи состоял в том, что жрец касался глаз и губ статуи различными предметами, произнося соответствующие заклинания. Сначала жрец касался рта и глаз статуи окровавленной ногой жертвенного быка, затем – теслом, резцом скульптора и мешком с красным минералом, из которого добывалась краска. Слова заклинаний произносились во время совершения обряда. Статуя считалась ожившей после того, как ее рот и глаза были «открыты». С глазами и ртом был связан целый комплекс религиозно-магических представлений. Глаз почитался вместилищем души. Отсюда сделать глаза статуе означало вернуть в нее душу, а сделать ей рот также считалось, что она приобрела способность есть и говорить.
Греки и египтяне видят богов не отдельно от природы, а в их единении, боги – это сама природа: Солнце – бог, Нил – бог, Молния – бог, Земля – бог и т. д.
Культ огня, который образует главную часть авестийского служения богам, существовал раньше V тыс. до н. э. Протоиранцы также обожествляли воды рек и водоемов как богинь. Культ огня не был связан с храмом. Служители культа носили с собой переносные огненные алтари, чтобы в любом месте иметь возможность вести богослужение.
Вавилонский жрец, живший в начале III в. до н. э. сообщает, что Артаксеркс – первый перс, который ввел поклонение изображениям, установив статуи Афродите. Очевидно, зороастрийцам было предписано поклоняться этим статуям как изображающим Ардвисуру-Анахиту. Она изображалась в виде великолепной неподвижной фигуры в богатой, усыпанной драгоценностями мантии, золотой обуви, с ожерельем и диадемой. Расписанные таким образом статуи могли устанавливаться лишь под защитой зданий. С введением поклонения изображениям стали сооружаться храмы. Многие священнослужители возмущались по этому поводу, возводя специальные здания для богослужения, вместо статуи с алтарем они помещали священный огонь. Храмовые огни водружались на подставки в виде алтарей. Так стали появляться храмы Огня.
Таким образом, в Древней Греции статуя воплощает присутствие бога в храме, а в Египте является сосредоточием божественной энергии и самим телом божества – это главное их отличие. В Персии почитание статуй божеств практиковалось и в послеахеменидское, и в парфянское время, только при Сасанидах было запрещено использование изображений при богослужениях, хотя антропоморфное изображение Ормазда и других божеств продолжалось.

Заключение
В результате проведенного исследования можно выделить общее и частное в культурах. При анализе зачатков этих культур выявлено изначальное понимание храма: храм как космос, как отражение порядка и законов космоса, как изображение всего мира, как дом, где находится божественное проявление. Отсюда понятна взаимосвязь архитектуры с окружающей средой, строительство храма на холме или высоком, мифическом месте, использование декоративной космической символики, образа лестницы как подъема к богу. В ходе исследования происхождения формы храмов, плана здания было выявлено, что первоначальной формой был прямоугольник как проекция плана жилого дома. Эта форма явилась следствием того, что храм еще воспринимался как жилище бога или место его сосредоточия. И, наконец, воплощением этого присутствия или сосредоточием этой энергии явилась статуя, а в зороастризме – огонь.
Совокупность и взаимодействие таких факторов, как мировоззрение людей, исторические события, природные условия, главным образом влияют на символический образ храмов.

Литература
1. Ассман Я. Египет // Теология и благочестие ранней цивилизации. М.: Присцельс, 1999.
2. Бойс М. Зороастрийцы. Верования и обычаи. СПб.: Центр «Петербургское Востоковедение», 1994.
3. Виппер Б. Р. Статьи об искусстве. М.: Искусство, 1970.
4. Греция: Храмы, надгробия и сокровища (Исчезнувшие цивилизации). М.: Терра, 1997.
5. Древние царства Востока: Мидия, Персия, Иран. М., 2003.
6. Египет: Земля Фараонов (Исчезнувшие цивилизации). М.: Терра, 1997.
7. Колпинский Ю. Д. Великое наследие античной Эллады и его значение для современности. М.: Изобразительное искусство, 1988.
8. Кузьмин А. В. Тайна Сфинкса // Древняя астрономия: небо и человек. М.: РАН, 1998.
9. Матье М. Э. Избранные труды по мифологии и идеологии Древнего Египта. М.: Восточная литература, РАН, 1996.

Египетский храм Исиды
Схема храма огня

1 Ассман Я. Египет: Теология и благочестие ранней цивилизации. М.: Присцельс, 1999. С. 62.
1 Виппер Б. Р. Статьи об искусстве. М.: Искусство, 1970. С. 385.
Греческий Акрополь
Храм огня в горах

Разделы: 
Rus
09 Атар день.
07 Митры месяц.
3756 год ЗРЭ

Атар день (Ав. Атар) Огонь.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 06:51
Завтрашний день начнется в: 06:53
Текущее время Рапитвин-гах, осталось 01:21 часов.
Узерин-гах будет в 15:50 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 12/10/2018 по 16/10/2018