Поиск по сайту



МАСКИ ЗЛА: ГНОСТИЦИЗМ

Журнал "Митра" № 7 2001 год

Марина Иванова, Александра Апарина

«Если бы идеи гностиков одержали победу, наше искусство, литература и еще многое другое в нашем мире было бы иным».
Ганс Йонас
«Если бы тени предметов зависели не от величины сих последних, а имели бы свой произвольный рост, то, может быть, вскоре не осталось бы на всем земном шаре ни одного светлого места».
Козьма Прутков

Кто такие гностики? Что такое гностицизм?
Обратимся прежде к великому романисту.
---------------------------------------------------------
«...— Такова тема в упрощенном виде... Я сделал бы из нее два таких тома, как этот, — добавил иезуит.
И в порыве вдохновения он хлопнул ладонью по фолианту святого Иоанна Златоуста, под тяжестью которого прогибался стол.
Д'Артаньян содрогнулся.
— Разумеется, — начал Арамис, — я отдаю должное красотам такой темы, но в то же время сознаюсь, что считаю ее непосильной. Я выбрал другой текст...
— Остановитесь! — вскричал иезуит. — Остановитесь, этот текст граничит с ересью!... Вы затронули тот пресловутый вопрос о свободе воли, который является дьявольским соблазном... Выслушайте такую дилемму: Бог есть Бог, а мир есть дьявол. Сожалеть о мире — значит сожалеть о дьяволе; таково мое заключение.
— А также и мое, — сказал кюре.
— Помилосердствуйте! — опять заговорил Арамис.
... Д'Артаньян чувствовал, что тупеет; ему казалось, что он находится в доме для умалишенных и что сейчас он тоже сойдет с ума, как уже сошли те, которые находились перед ним».

-------------------------------------------------------

Тот, кто пытается самостоятельно изучать гностицизм по научной литературе, быстро окажется в положении Д'Артаньяна. Во-первых, очень трудно выяснить, что же это такое на самом деле: «одна из многочисленных аномалий христианства» (Хосроев А.Л., с. 43), «грандиозная увлекательная антисистема» (Гумилев Л.Н., с. 474), «синкретическое течение, охватившее античный мир в самые последние столетия перед рождеством Христовым» (Поснов М.Э. Гностики, с. 13), «магическая форма христианства, магическая концепция спасения» (Трубецкой С. Н. Гностики, с. 70), «дуалистическая трансцендентная религия спасения» (Йонас Г., с. 47), «способ мироощущения» (Гностики, с. 3), «религиозно-теософическое учение» (Атеистический словарь, с, 109), религиозно-философское течение (Философский словарь, с. 87), «религия» (Йонас Г.), «некое умонастроение, вневременный настрой человеческого духа» (Торчинов Е. Гностицизм, с. 4). Те, кто говорят о раннехристианском гностицизме, относят к гностикам Василида, Валентина, Маркиона, Саторнила, Карпократа, Симона Мага и Менандра, офитские секты (от греч. «офис» — змея), наассенов (то же от еврейского слова), каинитов (от библейского Каина), ператов, сефиан (сетиан или сифиан) (от библейского Сифа), барбелонитов и т.д. Те, кто считают, что у гностицизма более древние, чем христианство, корни и говорят о языческом гностицизме, относят к гностикам герметиков (от Гермеса), мандеев (от арамейского «манда» — знание), древние школы мистерий.
Признающие существование иудейского гно-стицизма ищут корни гностицизма в иудаизме (Трубецкой С. Н.), (Светлов Р. В. в кн. ЙонасаГ., с. 347). Кроме того, большинство исследователей согласно, что гностицизм не умер вместе с исчезнувшими сектами II в., и видят современных гностиков в личине масонских орденов, воскресающих теософских учений и многочисленных тоталитарных сект. Е. А. Торчинов в предисловии к книге Йонаса относит к гностицизму лурианскую каббалу, философию Вл. Соловьева и С.Н.Булгакова, называет «Розу мира» Д.Андреева «великолепным образцом современного гносиса». Получается очень сложная картина. Если сюда отнести и манихейство — «единственную гностическую систему, которая приобрела большую историческую силу» (ЙонасГ., с. 107), а также нигилизм и экзистенциализм, в которых Г. Йонас, сам ученик экзистенциалиста Хайдеггера, нашел родство с гностицизмом, то предмет становится необъятным для такого первого знакомства. То, что называется термином «гностицизм», представляется нам пестрым лоскутным ковром, создатели которого нисколько не заботились о том, что одни лоскуты совершенно не подходят к другим. Но, тем не менее, все исследователи находят нечто объединяющее, некую нить, сшивающую этот ковер, и нам не зазорно будет воспользоваться их исследованиями, хотя нужно помнить о том, какая это зараза — ведь зараженность «лжеименным знанием» (как выразился Ириней Лионский, применяя к еретическому учению слова апостола Павла) видна даже в канонических текстах Нового Завета (Свенцицкая И.С., 1988).

До сенсационных находок 40-х гг. прошлого столетия в Египте (Наг-Хамади) и в Палестине (Хирбет-Кумран) сведения о гностицизме можно было почерпнуть из трудов христианских ересиологов II в. Иринея и Ипполита, Епифания (IV в.), сохранивших для нас выдержки из гностических сочинений, а также таких раннехри-стианских богословов III в., как Климент Александрийский, Ориген, Тертуллиан, которые, впрочем, и сами не избежали опасности заразиться. Сведения, почерпнутые из трудов полемистов (т. е. борцов против ереси), не могут быть полностью объективными, так как их задачей было всячески дискредитировать противников, и вследствие этого их работа не была беспристрастным исследованием, а все опасные писания самих еретиков, учения которых шли вразрез с церковными, были уничтожены. К тому же, эти писания были тайными, апокрифическими, а после принятия церковью канона (IV в.) слово «апокрифическое» стало синонимом слова «еретическое». Поэтому огромное значение имело обнаружение в 1946 г. в Египте на месте древнего поселения Хенобоскион (совр. Наг-Хаммади) целой библиотеки гностических сочинений. Некоторые из этих произведений можем прочитать и мы с вами, так как они опубликованы в русских переводах («Апокрифы», Хосроев А.Л.). Что касается иудейского гностицизма, то наиболее эффективным способом борьбы с ересью иудеи считают замалчивание, и мы не будем его рассматривать. К тому, что считают языческим гностицизмом, относят герметические тексты («Поймандр» или «Пастырь мужей») и мандейские писания, о которых разговор должен быть особым, так как эта традиция жива до сих пор (Южный Ирак). Кроме вышеупомянутых рукописей, к первоисточникам относятся манихейские папирусы на коптском языке (древне-египетский с греческими заимствованиями), найденные в Египте в 1930 г., турфанские фрагменты, обнаруженные в начале XX в. в оазисе Турфан в Китайском Туркестане, китайские тексты Пелио (Пейо), названные так по имени исследователя, египетская «Пистис София», новозаветные деяния Фомы и Оды Соломона (Йонас Г., с. 53—57).
И тут мы снова возвращаемся к вопросу: что же такое гностицизм? Из маленькой секты внутри христианства, приверженцы которой сами называли себя гностиками, это понятие усилиями полемистов и исследователей расширилось до вселенских масштабов, в результате чего стали говорить о гностическом мироощущении (а Йонас — о гностическом духе!), которое «возникало уже на готовых религиозных структурах (иудаизм, христианство, платонизм)» (Хосроев А.Л., с. 46). Расширение в ретроспективе приводит к выводу, что «первым гностиком был именно Сатана» (Гностики, с. 5). А куда ведет перспектива? «Мир был бы иным»,— говорит Йонас. Каким? И что нам за дело до каких- то там гностиков, хоть и расширивших свое влияние до безбрежных масштабов? А дело, собственно, в том, что под маской гностицизма скрывается система зла (в том, что гностицизм — это некая система, единогласны все его исследователи). Послушайте Ганса Йонаса: «Моей целью... была философия: понять дух, говорящий через эти голоса, и в его свете восстановить разумное единство множества его выражений, сбивающих с толку. То, что существовал гностический дух и, следовательно, сущность гностицизма в целом, было тем впечатлением, которое потрясло меня при первой встрече с очевидностью этого, и оно все больше углублялось» (Йонас Г., с. 15).
Для того чтобы доказать, что некая система есть система зла, мы должны четко определить понятия добра и зла. Наличие зла в нашем мире не нуждается в доказательстве — каждый ощущает его действие в собственной жизни. Но мы будем говорить не о субъективном восприятии, а об объективных категориях, существующих вне нашего к ним отношения. С этой точки зрения, добро и зло — это два изначальных принципа, положенные в основу нашего мира при его создании. Обычно такое утверждение дает как реакцию обвинение в дуализме, который считается одним из основных признаков гностического мироощущения. Но на самом деле дуализм возникает в тот момент, когда постулируется равенство добра и зла: «Свет и тьма, жизнь и смерть, правое и левое — братья друг другу. Их нельзя отделить друг от друга. Поэтому и хорошие — не хороши, и плохие — не плохие, и жизнь — не жизнь, и смерть — не смерть. Поэтому каждый будет разорван в своей основе от начала» (Евангелие от Филиппа, 10). Здесь мы впервые сталкиваемся с методами зла — это тонкая подмена понятий, когда в ту же форму вкладывается совершенно иное содержание. В нашем мире существует функциональная двойственность, т.е. различие по предназначению таких проявлений, как мужское и женское, духовное и материальное, природное и созданное руками, необходимость и свобода, индивидуальное и коллективное, чувство и разум. Они сочетаются и гармонически дополняют друг друга, их принцип — сотрудничество. Добро и зло, жизнь и смерть, правда и ложь, справедливость и несправедливость — понятия, различные по самой их сущности, и там, где ложь, не может быть правды, там, где правда — нет лжи (Зенер Р.Л., с. 38). Они не совместимы, и между ними — четкая граница, они взаимоисключающи. Когда они смешиваются, то приводят к разрушению. Двойная свастика зороастризма объединяет в себе как раз взаимодополняющую двойственность, причем ни одна из частей свастики не является изображением зла. Зло возникает при разрыве ее и использовании отдельно одной из частей с одновременным отрицанием другой. Это происходит потому, что в символе двойной свастики присутствует и третье начало — связь, т. е. строго говоря, о двойственности говорить здесь нельзя, так как всегда присутствует третье начало. Разорви связь — и возникнет зло. Между принципами добра и зла нет никакой связи, они взаимоисключают друг друга, и поэтому их приравнивание друг к другу и есть истинный дуализм.
Таким же образом возникает дуализм и в проблеме Бог — Человек. В гностическом понимании Бог — надмирен, он не здесь. Мир — это творение низших сил — Архонтов, или Первоархонта, Димиурга, Бога-ремесленника. В самом крайнем выражении этих взглядов Творцом мира является Сатана. Знаменитый гностический Апокриф Иоанна, содержащий ссылку на книгу Зороастра, рисует следующую картину. "Единое" — это единовластие, над которым нет ничего. Это Бог истинный и Отец всего, дух незримый, кто надо всем, кто в нерушимости, кто в свете чистом, — тот, кого никакой свет глаза не может узреть» (Апокриф Иоанна, 2, 25). «Он покоится. Он до всех вещей. Он глава всех эонов» (Апокриф Иоанна, 4, 10). Практически, это Зерван в форме Айона, спящий (видимо, оттуда и взято). Мысль Зервана подталкивает миры к существованию (у гностиков мысль — Эннойа: тут мы сталкиваемся со специфической терминологией гностиков, на которой остановимся немного позже).

Множество мыслей — множество миров. Пробуждение — создание мира, в мир посылается закон. Мир — это тело его Творца, Ахура Мазды. Все части его взаимосвязаны и должны пребывать в гармонии. Мир триедин: Меног, Гетиг, Ритаг, т.е. идея, ее воплощение и связь между ними. Мир разворачивается во времени и в пространстве, это проявление Зервана в нашем мире. Воплощение — переход из неподвижного состояния к движению, которое имеет поступательную и вращательную составляющие, т. е. по спирали. Существует принцип нарушения гармонии, т. е. принцип зла, получающего воплощение вследствие неправильного выбора (т. е. выбора, ведущего к нарушению закона воплощенного мира) сущностей, имеющих право свободы выбора. Мир создан как орудие в борьбе со злом, имеющим агрессивную природу: зло вынуждено нападать вследствие того, что оно не обладает творческим принципом и для существования ему необходимо завладеть тем, что имеет возможность творить. Возможность же для этого оно получает в том случае, если творческая сущность делает неправильный выбор, а неправильный выбор — это выбор в сторону нарушения законов воплощенного мира. Круг замкнулся, а замкнутый круг — гибель для зла, что выражается символом змеи, кусающей себя за хвост: что будет, когда она заглотит саму себя до головы? Замкнутый круг — замкнутое время нашего мира, зло пожирает себя само во времени. А время — это проявление Зервана.
Что же у гностиков? Этот неподвижный, чуждый миру, по мандейской терминологии, Бог, Отец Всего, последовательно производит 15 пар эонов (или по парам восемь, десять и двенадцать), которые образуют Божественную полноту, Плерому. Из них только Нус, Разум, знает Отца. Самый последний эон — София (что значит Мудрость) захотела узнать Отца, и без согласия своего «сотоварища» произвела мыслью мысль, которая не осталась бесплодной: она породила змея с мордой льва, первого Архонта, который создал для себя другие эоны и объявил себя Богом-ревнителем. Этого Бога, создателя мира, гностики называют больным архонтом, тьмой незнания и отождествляют с ветхозаветным Богом. Мир — порождение ошибки: «Мир произошел из-за ошибки» (Евангелие от Филиппа, 99); «Наш мир — Творца ошибка, плохой приют на час — ...» (Омар Хайям, рубай 76); «Ведь весь этот мир произошел обманно» (Хосроев А.Л., «Поучения Силуана», с. 191); «Этот мир — пожиратель трупов» (Евангелие от Филиппа, 53). 
Низшую Софию называют София Пруникое, т.е. Мудрость-Блудница, и говорят, что она пала жертвой собственной глупости. Не будем в это углубляться, так как гностические писания очень сильно затягивают в свои дебри. Главное для нас — это положение о том, что мир произошел от невежества, что творец мира — зол и самонадеян, и его творения — плод ошибки и глупости.
Множественность миров у гностиков подразумевает лабиринт зла, в котором заблудилась падшая божественная частица света, а материя — воплощение тьмы, тьма, объявшая божественный свет, взявшая его в плен, опьянившая вином мира, оглушившая шумом мира, чтобы не был услышан зов извне. Ведь Вселенная у гностиков — это владения ужасных архонтов и подобна тюрьме, а Земля — сокровенная темница этой тюрьмы, в которой заключена в тело отделенная от Бога демоническими пространствами и силами человеческая душа. И тут опять происходит подмена понятий, так как мир и создавался как темница (или как западня), но вовсе не для человеческой души, а для Ахримана. Воплощенный мир и человеческое тело — это орудие Бога в борьбе со злом, а замкнутый круг — наиболее эффективный метод, так как зло пожирает само себя. Вот кто боится мира — Ахриман и его порождения! А для человека мир — это проявление Бога. Дуализм возникает из проблемы теодицеи, т.е. Божественной справедливости. Эта проблема не решена нигде, кроме как в зороастризме. В самом деле, как объяснить, что в мире царит несправедливость: «Праведен будешь Ты, Господи, если я стану судиться с Тобою; и однако же буду говорить с Тобою о правосудии: почему путь нечестивых благоуспешен, и все вероломные благоденствуют? (Иеремия, 12, 1). Монотеизм не отвечает на этот вопрос, так как Бог благ, а зло существует все равно. Тогда говорят либо о попустительстве Бога силам зла, либо о Божьем наказании, либо о том, что он этим испытывает нас. А. Л. Хосроев указывает даже на монотеистический гностицизм, который признает одного Бога Отца, а зло объявляет недостатком добра (Хосроев А. Л., с. 47, 50). Но в любом случае причиной зла становится Бог. Только в зороастризме Бог абсолютно благ и несовместим ни с какой толикой зла. И при этом зло ни в коей мере не равно добру, как у манихеев.

Итак, в зороастризме Бог благ, мир благ, человек — помощник и орудие Бога в борьбе с силами зла и добровольно приходит в мир, чтобы, пройдя через зло и получив от него прививку, сделать праведный выбор и приблизиться к Творцу, самому стать Творцом. У гностиков Творец мира — больное и злобное существо, пленившее во тьме материи искру Божью, мир — плод ошибки, тьма, ужас и мрак, из которого надо спасаться. Возникает вопрос: как?
Тут нам бы хотелось оставить рассуждения об общих местах в гностицизме и обратиться к конкретному гностическому произведению «Песнь о Жемчужине» из апокрифических Деяний апостола Фомы. Этот апокриф был очень популярен, о чем свидетельствуют его известные тексты на греческом, латинском, эфиопском и армянском языках. Создан он был на сирийском языке неподалеку от Эдессы (АверинцевС. С., 1987), Поэтический текст его помещен в книге «От берегов Босфора до берегов Евфрата» в переводе С. С. Аверинцева (с. 148—153), а прозаический перевод и разбор гностических терминов приводит Г. Йонас (с. 123—138). «Песнь о Жемчужине» — несомненно, высокопоэтическое произведение. Автор этого гимна, бесспорно, обладал поэтическим даром, т. е. хварной, но эффект от «Песни» тот же самый, как от картины «Фашист пролетел» из Русского музея: непреодолимое очарование осеннего пейзажа тянет к картине, но когда подходишь и всматриваешься, то вдруг среди прелестных осенних трав видишь искаженное смертной мукой лицо расстрелянного пастушонка.

Когда дитятей я обитал
в царстве дома моего Отца,
утешаясь блистанием богатств
и славы, воспитавшие меня,
от Востока, отечества моего,
родившие меня послали меня
и в путь собрали меня,

«Дом моего Отца» — это истинное место рождения человека, оно в царстве Отца, т.е. Бога истинного. Человек — чужой в мире, он не отсюда, он из дома Отца, с Востока (отсюда можно понять название масонской ложи «Великий Восток Франции») или мира горнего. Не по своей воле царевич отправляется — его посылают с миссией:

...И сотворили они со мною завет,
И начертали его в сердце моем,
да не возмогу забыть его:
«Если ты в Египет снидешь
и жемчужину, единственную,
изымешь, сущую в утробе моря,
подле пасти пыхающего Змия,
облачишься ты в ризу света,
и в плащ твой, что на нее возлагаем,
и с братом твоим, вторым по сану,
наследник царствия ты будешь.

«Египет» — символ дольнего мира, в который нисходит царевич в поисках жемчужины.
Под жемчужиной понимается душа, капля света, попавшая в плен и окруженная со всех сторон, как и жемчужина, плотью, заточенная в тесной раковине. Море является символом материи или тьмы, в которой потонуло божественное. Сравним: «точно также и мы пребываем в этом мире как рыбы» из хенобоскионского «Подлинного учения» (Хосроев А.Л., с. 217). Путь в Египет гностики переосмыслили как спуск души из высших сфер в мир тьмы, а Красное море — как «воды гниения» (Йонас Г., с. 128). В одном из апокрифов дьявол описан как «огромный, чернее сажи египтянин» (Детская энциклопедия, т. 6, ч. 2, с. 225). Египтянами гностики называли всех не имевших или утерявших познание, т. е. гносис:

Оставив Восток, нисходил я.

Далее описывается, как царевич, пройдя все слои мира, спустился в низший мир материи, в Египет, и направился к Змею, чтоб похитить жемчужину. Мир называется также постоялым двором, а царевич — странником:

Странник я был и одинок,
для всех постояльцев двора чужд,
но свободнорожденного моей земли
и сродной крови я приметил там.

Нам знакома уже фраза «ты и я одной крови», но здесь она приводится снова с подменой понятия. Для гностиков родной кровью были пневматики — особая категория людей духовных, в отличие от психиков (душевных) и гиликов или соматиков (телесных или физических). Только пневматики способны к гносису — особому мистическому познанию Бога истинного. Пневматикам от природы дан этот дар. Психиков можно обучить гносису при должном воспитании, а вот гилики ни при каких условиях неспособны к гносису. Это люди-животные: «есть много в мире животных, имеющих форму человека» (Евангелие от Филиппа, 119). Это гностическое переосмысление Нагорной проповеди, где под животными («не давайте святыни псам») имеются в виду враги, преследующие учение (Свенцицкая И.С., с. 290). Вспомните «Общину» Рерихов: «Убей человека-животное». Таким образом, гностическое «родная кровь» означает от века избранных Господом: «люди истинные таковы, каковы они с самого начала» (Евангелие от Филиппа, I).

Одеждою моей я уподобился им,
дабы не злобились они, что извне я пришел...

Под одеждой понимается материальное облачение души, т. е. тело. Риза света — это одеяние горнего мира; грязные одежды, исполненные скверны — одеяния земного мира, мира тьмы.

Но не ведаю, как прознали они,
что родом я не из их земли,
и лукаво сотворили они со мной,
и дали мне вкусить от яств своих.
И забыл, что я царский сын,
и поработился их царю, и забыл
о жемчужине оной, за коей был от
родивших послан, и от дебелости
их яств поникнул в тяжелеем сне.

Сон, опьянение, оцепенение, забвение — описание земного существования. Родители царевича узнали о приключившемся и со всеми знатными составили письмо:

Восстань, пробудись от сна
и услышь послания нашего речь,
и вспомни, что ты царский сын,
и узри, кому поработился ты!

Это послание полетело к царевичу и «стало всецело речью». Письмо — это воплощение зова извне. Не знаю, какое слово приведено здесь в греческом тексте, но возможно, это Логос — одно из центральных понятий в гностицизме, Иисус Христос, Вестник, Спаситель из иного мира, зовущий спящую во тьме мира душу.
Проснувшаяся душа — душа, получившая гносис, знание об истинном доме, Востоке, об истинном Отце Боге, усыпившая Змея произнесением тайных имен Отца, Матери и Брата, похитившая жемчужину — отправляется в обратный путь восхождения через те же сферы к истинному дому:

Одежды их, исполненные скверны
я совлек и оставил в их земле,
и на возврат свой путь направил
к свету отечества нашего, к Востоку.
Послание мое, пробудившее меня,
обрел я предо мною на стезе моей;
оно, что гласом своим пробудило меня,
вновь вело меня светом своим:
блистая предо мною красой своей —
по китайской бумаге червонным письмом,
и гласом водительства своего
сызнова ободряя унылость мою,
и любовью своей увлекая меня.

Возвращение царевича знаменуется встречей его с забытыми уже одеяниями (риза света и плащ). Риза предстает перед ним как зеркало, в котором он видит себя:

...в ней же всецело лицезрел себя так,
что в разделении были мы и все же явлены
в обличьи одном

Г. Йонас уверяет нас, что речь идет об авестийской Даэне и учение это было взято у мандеев. Он приводит отрывок из Хадохт Наска, относящийся к встрече с Даэной человека, совершавшего благие дела, имевшего благие мысли и речи, т. е. следовавшего тропой Арты, но ничего не упоминает о человеке, следовавшем тропой Друдж. У мандеев, пока человек путешествовал по нижнему миру, в верхнем хранилась в неприкосновенности его душа, первоначальный образ. Правда, тут же, приведя мандейскую цитату и противореча самому себе, Йонас утверждает, что одежды растут вместе с подвигами в мире (с. 133). Т. е. априори гностик может совершать лишь благие дела, что бы он ни делал в нижнем мире. Поэтому, если ты из духовных людей по происхождению, ты можешь делать все. У манихеев это проявлено очень ярко: совершенному все позволено. Тут мы вплотную подошли к гностическому понятию нравственности.
Нам придется вернуться к «базовому мифу» гностицизма. Отметим только еще одну особенность «Песни о жемчужине». Как и все гениальные произведения, она многослойна, и каждый может увидеть в ней то, что сообразно его уровню: либо повесть о собственной душе, либо о сошествии Спасителя увидеть в Жемчужине собственную страдающую в оковах тьмы душу, либо судьбу Мировой души. Но, к сожалению, это красивая ложь. Что есть первая ложь в мире? Первой ложью, как мы знаем из Авесты, было утверждение Машие и Машианы, что Дух разрушения сотворил мир. Из этой первой лжи из-за неблагодарности, которую они высказали, укрепилось зло. Таким образом, мы можем сказать, что истинность учения можно определить по тому, приписывает или нет оно зло, прямо или косвенно, Богу-Творцу. Зло надевает прекрасные маски глубоко поэтического произведения, мудрой философской системы, нового учения о свободе духа или древних сокровенных тайн, доступных лишь избранным. Оно использует чужие термины и понятия, совершая тонкую подмену, перестраивая внутреннюю структуру при сохранении внешней формы. И делается все это руками талантливых людей, хварноносцев, направивших свой талант из лучших побуждений: на служение злу и, может быть, даже зачастую и не подозревающих об этом.
Как действует Ангра Манью? Человек осознает себя одиноким, заброшенным в чуждый ему мир, отделенным от Бога неисчислимыми слоями пространства и времени, бредущим во тьме через миры и поколения, жаждущим спасения. Зло правит миром, Дьявол — князь мира сего, это он виноват, что кругом зло — думает человек, — а я несчастная страдающая душа, окованная тьмой Материи. И в этот момент человеку подкидывается мысль о его избранности, и после этого остается только усыпить свою совесть через самооправдание. Три ипостаси у зла: ложь, страх, гордыня. Ложь, что мир, создан силами зла, страх заброшенности в чуждых мирах и гордыня от осознания своей избранности и неизбранности других, так как только ты и немногие подобные тебе обладают гносисом — истинным знанием, данным как откровение и тайно. Как бороться со злом? Против лжи — знанием об истинном устройстве мира и истинном Творце, против страха — укреплением своего мира, т.е. духа, души, тела, и против гордыни — верой, приобретенной в результате знаний и свободного выбора. Это есть путь Арты — Путь добрых мыслей, добрых слов и добрых дел. Служить добру означает выполнять законы нашего мира. У гностиков закон мира носит название Гемармен (Судьба) и является дьявольским изобретением архонтов, поэтому его несоблюдение разрушает планы враждебных человеку сил, и несоблюдение закона есть способ спасения от оков мира. Лишь пневматик свободен от Гемармена, он здесь чужеземец и плевать он хотел на этот мир. Отсюда и гностическая нравственность, вернее, безнравственность, презрение к Творцу и творению, ко всему, кроме себя.
В силу всего вышеотмеченного гностицизм очень привлекателен, особенно если его доктрины облечены в высокохудожественные формы. Надо заметить еще, что как мировоззрение гностицизм начал оформляться в переходную эпоху, а зло всегда внедряется в переходные эпохи, на стыке времен, на границах пространств. Мы сейчас находимся также на переломе эпох, несколько мировых циклов меняют свою фазу, и опять выплывают тайны древних мудрецов, появляются духовные учителя, возникают секты. Как разобраться, как не ошибиться? Конечно, пока еще можно остаться в стороне, но это не выход из положения. Зло сейчас активно и сильно, и напрасно надеяться, что проживешь тихо и спокойно, ни во что не вмешиваясь. Но, даже и выбрав учение, мы постоянно должны быть начеку, чтобы не сбиться, не свернуть, не предать, потому что передняя граница борьбы со злом проходит через душу и сердце каждого человека.
Итак, откуда все-таки берется такая напасть, как гностицизм? Да, собственно, от нас самих, от людей. Предположим, что некто (кто угодно, хоть авторы этой статьи) вдруг понял: мир плох, дальше так жить нельзя, надо что-то делать. Благородные устремления? Благороднее некуда. Что же далее? Берется какая-либо система, то, что ближе всего под рукой, например, учение, основы которого мы получаем на лекциях. Первая мысль: да, это все хорошо, но Я МОГУ больше, лучше, и главное, быстрее. МНЕ ДАНО! Свыше, естественно. И «пошла писать губерния». Начинает срабатывать механизм, включенный гордыней. В основе может лежать и страх («Боже мой, как же спастись?»), и ложь («Он называет себя учителем, а на самом деле — черный маг»), но ведь в конечном итоге все эти три ипостаси все равно объединяются, потому что если первичным импульсом является страх, то он приводит к гордыне («Я спасусь, а остальные погибнут, только я знаю, как спастись»), а безо лжи это было бы и невозможно, иначе как усыпить совесть. Вот и получается, что, используя с благими целями любую из признанных систем (зачастую бессознательно) и три орудия зла, любой из нас, в принципе, может стать творцом гностического учения. Поэтому их так много, поэтому они так не схожи между собой, а иногда и противоположны. Внешне такие разные, но как обманчивы. Число масок велико, но конечно. Все равно рано или поздно маска износится или будет сорвана и выглянет из-под нее страшная личина зла. Противостоять ей можно так: говорить, что думаешь, думать, что говоришь, и делать, что думаешь и говоришь, тщательно следя за тем, чтобы не пробрались ни ложь, ни гордыня, ни страх ни в мысли, ни в слова, ни в дела. Трудно, да. Можно ошибиться, но если еще есть и знания, данные тем, кого ваша сущность избрала своим водителем на Земле, и вера, что мы не одиноки, что Господь всеблаг и нет нам от Него никакого зла, то преодолеть себя можно.

Примечания

1. Синкретизм религиозный (греч. соединение) — смешение, неорганическое соединение разнородных вероучений и культовых положений в процессе взаимовлияния религий в их историческом развитии (Атеистический словарь, с. 407).
2. «Лжеименное знание» — по представлениям гностиков (Гностики, с. 82, 83, 343) — знание магических имен миродержателей, архонтов дает возможность вырваться из оков этого мира, пройти небесные слои и прийти к истинному Богу. В иных случаях это тайные имена самого Отца, в других — имена архонтов семи небес, а у Василида, в системе которого небес 365 и на каждом по 7 ангелов-стражей — 7x365=2555 имен! Чтобы миновать стражей, надо знать эти 2555 имен, так как знание имени дает власть над его владельцем.
3. София — греч. мастерство, знание, мудрость (Гностики, с. 417). В связи с этим понятием хочется привести пример того, как в наше время внедряется гностический образ мышления. Попался нам фильм из детского сериала — кажется, он назывался «Маленькое привидение». Сюжет прост: маленький американец спасает средневековый европейский замок и его обитательницу — прелестное маленькое привидение Софию от опасности превращения замка в модный курорт. Но на самом деле это экранизация одного маленького положения из Апокрифа Иоанна: «Одна — Эхамоф, а другая — Эхмоф. Эхамоф — просто мудрость. Эхмоф — мудрость смерти, которая есть мудрость смерти, та, которая познала смерть, та, которая называется малой мудростью» (с. 39), т.е. маленькой Софией. А как вы думаете, что означает имя ослика Иа-Иа из сказки Алана Милна? «ИА или ИАО часто встречается в гностических системах и по объяснению в египетской системе «Пистис София» означает: И — вселенная, А — самососредоточение, О — конец концов». (Гностики, с. 16).

Библиографический список

1. Апокрифы древних христиан. СПб.: Общ-во Ве- дич. культуры, 1994.
2. Атеистический словарь. М.: Политиздат, 1983.
3. Глоба П. П. Живой огонь. Учение древних ариев. М.: Вагриус, 1995.
4. Гностики ИЛИ О «лжеименном знании»/Сост. С.И.Еремеев. Киев: УЦИММ-ПРЕСС, 1997.
5. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Гидрометеоиздат, 1990.
6. Детская Энциклопедия. Религии мира. Т. 6. Ч. 2. М.: Аванта+, 1996.
7. Зенер Р.Л. Учение магов. М., 1993.
8. Йонас Г. Гностицизм. СПб.: Лань, 1998.
9. От берегов Босфора до берегов Евфрата: Пер. С. С. Аверинцева. М.: Наука, 1987.
10. Свенцицкая И. С. Раннее христианство: страницы истории. М.: Политиздат, 1988.
11. Хосроев А. Л. Александрийское христианство. М.: Наука, 1991.
12. Философский словарь. М.: Политиздат, 1975.

Разделы: 
Rus
27 Асман день.
09 Атара месяц.
3756 год ЗРЭ

Асман день (Ав. Асман) Небо.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:49
Завтрашний день начнется в: 09:50
Текущее время Рапитвин-гах, осталось 00:38 часов.
Узерин-гах будет в 14:25 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 20/12/2018 по 21/12/2018

Зервано-зороастрийские праздники