Поиск по сайту



Вы здесь

Пророк Часть 1

ЕГО РОДОСЛОВИЕ

Изложено по: «Денкарт» VII. 1. 70. Символом * отмечены пазендские написания имён

Вот перечисление всей родословной Заратуштры:
Заратуштра был сыном Порушаспы (среднеперс. Порушасп).
Порушаспа был сыном Падиpaгтарасна.
Падирагтарасп был сыном Уругадхасна*.
Уругдхаси был сыном Хаечадосна*.
Хаечадасп был сыном Ч и х ш н у ш а*.
Чихшнуш был сыном Паетраспа*.
Паетрасн был сыном Ареджадхаршна*.
Ареджадхаршн был сыном X а р д х а р а*.
Хардхар был сыном Смитамы (среднеперс. Спитам).
Спитама был сыном В а э д и ш т а*.
Ваэдишт был сыном Ниязема*.
Ниязем был сыном А и р и к а.
Аирик был сыном Дураероба.
Дурасроб был сыном Манушчихра, царя Ирана.

Далее в «Денкарте» перечисляются предки Зардушта по отцовской линии от Манушчихра до Гайомарта.
Родословная Зардушта, приводимая в «Затспраме» (13.6), отличается от родословной, приводимой в «Денкарте», главным образом, орфографическими разночтениями имён. В «Бундахишн» 32.1 приводится следующая родословная: Порушасп — Паитирясп (разночтения в разных списках: С п и т а р а с п*, П и т р а с п*) — А у р в а д а с п (в некоторых списках не упоминается) — X а е к а д а с п — Ч а х ш н у ш
— П а и т и р а с и — X а р д а р ш н (разночтение: Харшн) — Хардар (разночтения в некоторых списках: X а р а й д а р, А р а й д а р) — Спитам — Видашт — А я з е м — Раджан — Дурасроб — Манушчихр.
{Имя матери Заратуштры было — Д у к х д а; имя отца матери Заратуштры было — Фрахимрав. }(«Бундахишн» 32.10)
-------------------------------------------------
В «Денкарте» эти персонажи именуются соответственно Д у к д а у б и Фрахимраван. Объяснение имени Дукхда затруднительно: этимологически ото авестийское слово «девица».
--------------------------------------------------

В ПРЕДДВЕРИИ

Изложено по: «Денкарт» VII. 2.3—60. Конспективный пересказ тех же мифологических версий и краткие комментарии к ним — в «Затспрам» 14. 1—5

Часть огненной Хварны — благословения Гайа Мартана — после смерти Хаосравы перешла к царю Кави Виштаепе, сыну Арватаспы, ибо Виштаспе суждено было первым из земных царей принять учение великого пророка и оказать ему покровительство.(При перечислении Кейев в "Денкарт" VII. I Лухрасп (авест. Арватаспа) не упоминается.)
Ещё часть Хварны осенила других праведников и праведниц, живших до Заратуштры.}
А вся остальная огненная благодать, ниспосылающая удачу, преуспеяние и отмечающая её обладателей печатью богоизбранности, осенила предков Заратуштры.
Господь Ахура Мазда сотворил вещество, из которого в назначенный день должна была возникнуть телесная плоть пророка. Хварна Кавиев пронизала это вещество и смешалась с ним — на то была воля его, Ахуры. Благой бог вознёс вещество в царство Бесконечного Света Анагранам Раучама; оттуда оно спустилось вниз, в сферу Солнца; затем — в сферу Луны; потом к неподвижным звёздам и наконец — на Землю, и вошло в священную стихию Ахура Мазды — в огонь.
И когда жена Фрахимравана, беременная девочкой — будущей матерью Заратуштры, подошла к алтарю огня, Хварна и священное вещество проникли в её тело из света пламени.
С этого дня в селении Фрахимравана стали происходить удивительные вещи. Вскоре сельчане заметили, что их алтарный огонь не гаснет даже если в него не подкладывают дров. Они долго глазели на это диво и только разводили руками в недоумении, а потом всей толпой отправились к племенному Рату: так, мол, и так, пламя горит без дров, как нам понимать это знамение?
Но мудрый Рату ничего не нашёлся сказать и только посоветовал людям блюсти праведность и молиться — а там будь что будет, не в наших силах постичь высший промысел.
Вскоре жена Фрахимравана родила девочку. Сельчане, конечно, не придали этому событию никакого особенного значения. Жизнь в племени текла своим чередом, каждый занимался обычной повседневной работой. Но в стане дэвов начался переполох.
Будущей матери пророка дали имя Дукдауб.
Когда ей исполнилось пятнадцать лет, исчадия Злого Духа наслали на её племя три бедствия — зимние холода, чумной мор и кочевников друджвантов; сельчанам же они внушили, что дочь Фрахимравана колдунья и беды наворожила — она.
Разъярённая толпа явилась к дому Фрахимравана. Потрясая палками, люди требовали, чтоб Фрахимраван убирался вместе со своей семьёй вон из племени.
Фрахимраван выслушал их и сказал так:
— Не может быть моя дочь колдуньей. Когда она родилась, а это было глубокой ночью, всё вокруг озарилось светом. Когда она дома приближается к очагу, огонь вспыхивает и пылает ярко, как Солнце. Входя в тёмную комнату, она освещает её. Я не знаю, почему она светится, но уверен: колдунья так сиять не может!
Это было очень убедительно, и стой перед сельчанами не дед Заратуштры, а кто-то другой, их гнев немедленно бы угас и они бы разошлись по домам. Но перед ними был Фрахимраван! Дэвы приложили все свои мерзкие силы, чтоб смутить их умы, и они остались неудовлетворёнными речью Фрахимравана.
Ничего не оставалось делать Фрахимравану, как собрать пожитки и наутро окинуть родину.
Он отправился к Падираггараспу, главе рода в стране Спитамы.
По пути к селению Падирагтараспа Дукдауб остановилась посреди равнины. Никого не было вокруг — только лес, горы и небесная синь над головою. И вдруг раздался громоподобный голос:
— Не огорчайся, что навсегда покидаешь родину, о девица Дукдауб! Ступай в широкую бескрайнюю страну Спитамы, куда твой отец держит путь. Ибо ты прославишь её и сделаешь святой землёй ту деревню, где будешь жить.
Фрахимраван и его семья благополучно достигли владений Падирагтараспа. Дукдауб отдали замуж за сына Падирагтараспа Порушаспу, и в день свадьбы Хварна осенила этого благородного мужа.
Эра смешения Добра и Зла близилась к концу.
И вот Ахура Мазда призвал к себе Boxy Ману и спросил:
— Блюдёт ли Дукдауб Добрую Мысль? Если да, если чисты её помыслы, праведны речи и преисполнены добра дела, то мы — мы через неё можем произвести на свет Заратуштру.
Аша Вахишта и другие Амеша Спента заверили благого бога, что дочь Фрахимравана чиста помыслами, речами и делами. Аша Вахишта воскликнул:
— Благой Ахура! Назови нам то место на земле, где пророк обретёт телесную плоть. Ибо это место одному тебе ведомо.
— Это деревня Порушаспы, — сказал Ахура Мазда. Но Заратуштра не может быть создан нами так же, как были созданы вода, земля, растения и животные: ведь он — особое наше творение, стоящее надо всем! Две сущности в нём: божественная и человеческая; Найрьо Сангха в нём, мой посланник, и Йима, сиятельнейший из смертных, праведный.
Тогда Амеша Спента паяли ствол Хаомы высотой с человека и поместили в него фраваши Заратуштры.
Прошло тридцать лет.
----------------------------------------------
Смысл этой цифры не вполне ясен исследователям. С тридцатилетиям сроком в пехлевийской традиции связываются два события: в этом возрасте Зардушт был «осенён истиной праведной веры», и столько царствовал Виштасп до пришествия религии («Бундахишн» 34.7). В хронологию событий, связанных с изложенной в «Деннарте» версией рождения Зардушта, нс укладывается ни тот, ни другой вариант. Вероятнее всего, здесь обычная для легендарных хронологий путаница, возникшая в результате того, что конец Эры Смешения, ознаменовавшийся рождением пророка, отождествляется автором «Денкарта» с пришествием религии — либо откровением Зардушта. либо принятием его учения Виштасиом Примечательно, что в одном из списков «Денкартн» значится 330 лет (по мнению большинства исследователей, описка).
-------------------------------------------------
Boxy Мана и Аша Вахишта воплотились и в телесном обличье, со стволом Хаомы в руках, слетели с небес на наследное пастбище Спитамы, к высокому дереву, на вершине которого жили в своём гнезде две птицы.
Это были очень несчастные птицы. Они мечтали вырастить птенцов, но дэвовские змеи семь лег назад пожрали всё их потомство. С тех пор птица-самка больше не откладывала яиц, зная, что как только птенцы вылупятся из скорлупы, змеи приползут опять и снова сожруг птенцов.
Увидев Бессмертных Святых — Boxy Ману и Аша Вахишту, птицы взмолились перед ними, прося отдать им Хаому. Они верили, что прекрасное божественное растение защитит их от Зла. И Бессмертные вняли.
Ствол Хаомы был помещён в гнездо. Это спасло птиц. Когда дэвовские змеи приползли снова, они не смогли проглотить птенцов — фраваши Заратуштры хранила гнездо и его обитателей. Обозлённые гады поползли к дэвам, чтобы попросить у них помощи. Но фраваши Заратуштры схватила их за челюсти — и змеи издохли.
Всё это случилось ещё до того, как Дукдауб выдали замуж. Когда же она стала женой Порушасие, Boxy Мана и Аша Вахишта вновь пришли на наследное пастбище Сиитамы, и помыслы их были всецело связаны с Хаомой, которую они туда принесли.
Однажды Порушаспа отправился на берег Вахви Датии за водой.
-----------------------------------------------------------
«Бундахишн» локализует родину Заратушта на некой реке Дареджа (не тождественной авестийской Вахви Датии): Дареджа — царь рек, ибо отец Заратушта пребывал на её берегах, (и| Заратушт был рождён там («Бундахишн» 24.15, аналогично и с уточнением, что река Дареджа находится в Эранвеж — в 20.32; сравн. так же «Видевдат» 19.4: ...из дома Порушаспы, что на берегу Дареджи). В одном из списков «Бундахишна» вместо слов «на берегах» значится: в Балхе (Бактрии).
-------------------------------------------------------------
Случайно Порушаспа увидел золотую Хаому на вершине дерева. Праведный муж, решив, что это прекрасное растение воистину достойно Ахура Мазды, срубил дерево, принёс Хаому в дом и сказал молодой жене:
— Дукдауб! Вот Хаома, чудесное растение. Чти его!
Затем он совершил очистительный обряд, облачился в чистое одеяние и выжал сок Хаомы.
А незадолго до этого Амертат и Харватат пригнали к наследному пастбищу Спитамы большую дождевую тучу. Вода лилась с небес, капля за каплей. совершенно тёплая. на радость овцам и людям; все растения напитались досыта той священной водой, и с водой в них вошло вещество, созданное Творцом для тела Заратуштры.
Дабы это вещество вошло в его [Заратуштры) родителей, Порушаспа по наставлению Амеша Спента привёл к тем растениям шесть белых коров с жёлтыми ушами
---------------------------------------------------------------
Сравн. в «Видевдад» 8.10—18 описание собаки, изгоняющей дэваа трупной скверны Д р у х ш - й а - Н а с у: Собаку <...> белую желтоухую <...> да проведут тогда по тому пути. И с проведением, о Спитама Зарптуштра, собаки <...> белой желтоухой Друхш-йа Насу улетает в северную сторону [Кр]. Подробно см. примеч. 688 на с. 278.
--------------------------------------------------------------

<...> Две из тех коров, неоплодотворённые, наполнились молоком, и вещество Заратуштры перешло из растений в тех коров и смешалось с коровьим молоком. Порушасиа отогнал желтоухих коров обратно в стойло и сказал Дукдауб:
— О Дукдауб! У двух из этих коров, неоплодотворённых и нетелившихся, появилось молоко. Ступай и подои их.
Молодая женщина незамедлительно исполнила приказание супруга.
Узнав об этом, дэвы собрались на совет. И дэв из дэвов проревел:
— Вы, дэвы, стали весьма ненаблюдательны! Это молоко — чудеснейшая пища, благодаря которой родится праведный Заратуштра и изничтожит нас! Чтоб этого не произошло, кто-то из вас должен уничтожить праведного Заратуштру. Кто это будет?
Вызвался К е ш м а к, дэв-смерч:
— Я это сделаю! Я уничтожу его.
И, изощрённый во зле, он кинулся прочь, а с ним трижды по пятьдесят дэвов, которые были карапансими Кешмака.
А Порушаспа и Дукдауб о том и не ведали. Порушасиа смешат выжатый сок Хаомы с молоком, которое надоила его жена. Получился чудесный пьянящий напиток, и в нём были заключены и духовная сущность Заратуштры, и вещество его тела. И они выпили эту хаому.
Так свершился переход вещества, созданного Творцом для тела Заратуштры, через воду и растения, в тела его родителей.
Чудесный напиток пьянил их обоих, и они решили туг же зачать сына, и обнялись, возжелав о сыне. А вокруг них — за кустами около дома, под камнями и корягами, в горных пещерах, — всюду кишели дэвы, которых они не видели. И эти дэвы издали крик:
— Зачем ты это делаешь, мерзостный Порушаспа?! Сейчас же прекрати и больше не смей прикасаться к ней!
Порушаспа и Дукдауб в смущении, как люди, которым стыдно, разомкнули объятия и огляделись. Но никого не было вокруг.
Они снова обнялись. И снова дэвы вскричали:
— Что ты делаешь, Порушаспа!? Не смей прикасаться к этой женщине, Порушаспа!
И опять они в смущении прекратили ласки, огляделись и никого не увидели.
И то же самое повторилось в третий раз.
Порушаспа и Дукдауб рассердились и сказали друг другу:
— Сомкнём же объятия и не остановимся, пока не завершили нечто! Не остановимся, даже если сюда явятся Нодар и Рак вместе с ним!
--------------------------------------------------
Рак (вероятно, пазендское неправильное написание имени Лирик) — сын Дурасроба, внук Манушчихра («Бундахишн» 31.31), в «Бундахишн» 32.1 упоминается под именем Раджан; в «Денкарт» VII. 1.70 — Лирик (см. выше, с. 250). Смысл упоминания этих персонажей в изложенном эпизоде «Денкарта» неясен.
----------------------------------------------------
И Заратуштра был зачат.
Тогда дэвы вознамерились уничтожить неродившегося пророка в утробе матери.
Они наслали на Дукдауб мучительные боли. Мерзкие исчадия на деялись, что Дукдауб обратится за помощью к колдуну-йату — это будет грех; ну а колдун, их гадких приспешник, по дэвовскому наущению даст Дукдауб смертельную отраву вместо лекарства.
--------------------------------------------------------
По версии «Затспрама» (14.1), дэвы наслали на мать Зардушта дэвов лихорадки, боли и ветра, и с каждым из них было по 150 дэвов.
------------------------------------------------------
Измучившись от болей, Дукдауб пошла в дом колдуна, как дэвы и рассчитывали. Но её остановил голос Ахура Мазды, прогремевший с небес:
— Куда ты идёшь, праведная женщина? Знай: колдовское зелье нечестивых друджвантов — мерзость. Соверши очистительный обряд, омой руки и возрадуй алтарный огонь подношением ему чистых сухих дров — и ты исцелишься.
Дукдауб так и сделала. И боль ушла из её тела.
За три дня до рождения Заратуштры небесным светом осветилось селение. И все поняли, что этот свет — от Ахура Мазды.
А блистательный Йима, увидев этот свет, сказал дэвам в своей обители:
— Через три дня и три ночи в мир придёт великий пророк! Скоро вам, дэвам, не будут поклоняться как богам и воздавать почести.
Мир ликовал. Звери и птицы на своём языке рассказывали друг другу о грядущем рождении пророка.
{Когда он народился,
Пока он возрастал,
Возрадовались Воды
И выросли Растенья
[СК]."Яшт" 17.18}

ЕГО ЧУДЕСНОЕ РОЖДЕНИЕ

Изложено по: «Затспрам» 14.6—I6; «Денкарт» VII. 3. 2—3

В ночь, когда должен был родиться Заратуштра, Ангхро Майнью созвал злейших дэвов из тех, что предводительствовали над прочими дэвами, и послал их в дом Порушасны, приказав умертвить младенца сразу, как только он появится на свет. Но благие творения Ахуры окружили роженицу защитой — особенно Хварна и семейный огонь, и дэвы не только не смогли причинить Дукдауб вреда, но даже приблизиться к дому не смогли. Сияние огня и Хварны было для них невыносимо.
Наконец, Ангхро Майнью послал Ака Ману, и говорил ему так:
— Ты бестелесен. Проникни же в разум Заратуштры и заставь его обратить помыслы к нам, дэвам.
Тогда всеведущий Ахура Мазда послал Boxy Ману на защиту новорожденного пророка. Добрый Помысел должен был уберечь Заратуштру от Помысла Злого.
Ака Мана подошёл к двери Порушаспова дома, открыл её и хотел войти внутрь.
Но на пути у него стоял Boxy Мана.
Дэв, уверенный, что Boxy Мана затем прислан Творцом, чтоб не пропустить в дом Зло, преисполнился готовности к схватке с Добрым Помыслом.
Но Boxy Мана повернулся к нему спиной, отступил в сторону, давая дорогу, и сказал:
— Входи!
И Ака Мана, глупец, не разгадал хитрости! «Я опоздал! Раз уж сам Boxy Мана дозволяет мне беспрепятственно войти в дом, значит, я не смогу причинить зла Заратуштре», — решил он и удалился прочь.
А Boxy Мана подошёл к ложу Дукдауб. Как только Заратуштра появился на свет, Boxy Мана вошёл в его разум, и от этого новорожденный малыш не заплакал, не закричал, как плачут и кричат все новорожденные, а звонко счастливо рассмеялся.
Сидевшие подле роженицы семеро колдунов отпрянули в изумлении. А Порушаспа сказал:
— Это небесное знамение! Я видел божественный свет, который исходил от моего сына, когда он засмеялся.
И тут произошло второе чудо — малыш заговорил:
«Как наилучший Господь,
Как наилучший Глава.
Давший по Истине дело
Мазде благое и власть,
Убогих поставив пасти»
[СК].
Никто не понял этих слов — святых слов «Ахуна Вайрьи». Колдуны и Порушаспа изумлённо смотрели на малыша, закутанного в шерстяное овечье покрывало. Во всём мире только Ахура Мазда и Амеша Спента, а из дэвов — один только Дух Зла — знали, что новорожденный Заратуштра принял от Ахура Мазды веру — праведное зороастрийское учение, и что с этой минуты началась последняя Эра — Эра Разделения.
И как Заратуштра, соответственно своему земному телу, говорил земным голосом, Ахура Мазда ему в ответ сказал [словами] духовного [мира]:
— Ты должен сделаться моим первым жрецом и пророком! Ты принесёшь в грешный мир истинную веру и праведность. А я, Ахура Мазда, буду твоим покровителем и наставником.
{И Ангхро Майнью содрогнулся в преисподней и возопил:

Вот так злодей бранился,
Тлетворный Ангхро Майнью:
«Все божества не в силах
Расправиться со мной,
Один лишь Заратуштра
Расправится со мной;
Он бьёт меня молитвой
„Ахуна Вайрья“ мощной,
Сражая, словно камнем
Величиною с дом ;
Он жжёт меня молитвой
„Аша Вахишта", словно
Расплавленный металл;
С земли меня сгоняет,
От одного бегу я
Спитамы Заратуштры».}

На следующий день Порушаспа отправился к семерым колдунам, которые принимали роды у Дукдауб, и спросил их:
— А какова же всё-таки причина того, что люди, родившись, сперва плачут, а смеяться начинают гораздо позже?
И колдуны ответили отцу Заратуштры:
— Новорожденные плачут потому, что чувствуют: они грешны и смертны. А смеётся и радуется тот, кто осознаёт собственную правед-ность.

О БРАТЬЯХ И ПРОТИВНИКАХ ЗАРАТУШТРЫ

Изложено по: «3атспрам» 15.1—6
В селении, где родился Заратуштра, жили пятеро братьев-карапанов: Брат - рухш, Брат - ройшн, Брат - реш Тур (в «Денкарте» Братрок-реш; новоперс. и фарси Братарваш, Братарвахш), Хазан и Вадасп.
Эти имена не встречаются в «Авесте»; прочтения их предположительные.
Они были потомками Кахваредхи (среднеперс. К о х а р е д), родившегося от Айишы и Манушак, сестры Манушчихра.
Главным противником Заратуштры был Брат-реш Тур, третий из братьев-карапанов, — ибо у Порушаспы тоже было пятеро сыновей, и Заратуштра был третьим.
Старшие братья Заратуштры носили имена Р а т у ш т а р и Ран- гуштар, имена младших братьев пророка были — Нотарига и Ниветиш.
Эти имена нигде более в зороастрийских текстах не встречаются; прочтения их предположительные.
Заратуштра не случайно был в середине — родился третьим но счёту, — ведь он родился и в середине мировой истории: три тысячелетия мир существовал до него, и три тысячелетия оставалось миру существовать после его рождения.

ЗАРАТУШТРУ ПЫТАЕТСЯ УБИТЬ КАРАПАН ДУРАСРОБ

Изложено по: «Денкарт» VII. 3.3—31

Над малышом хлопотали няньки; Дукдауб, оправившаяся после родов, занималась домашним хозяйством; а Порушаспа бродил вокруг дома, погружённый в раздумья. Смех маленького Заратуштры и таинственные слова, которые он произнёс, не давали ему покоя. Как истолковать эти знаки свыше? И вообще — божьи ли это знаки? А если дэвовские?.. В сердце Порушаспы постепенно закрадывался страх.
И он отправился к карапану по имени Дурасроб, который был самым искусным в колдовстве в тех краях, и поведал ему о рождении Заратуштры |и| обо всех чудесах, при этом случившихся.
Радости карапана не было предела. Наивный отец, не ведая, что творит, положил перед ним святого младенца, и ему, Дурасробу, достаточно было протянуть лапы, чтоб умертвить Заратуштру — раздавить лапами его нежную головку. И Дурасроб потянулся к малышу своими лапами.
Но неведомая сила отвела его мерзостные лапы назад. Дурасроб разинул пасть, думая клыками прокусить головку малютки, — и опять у него ничего не вышло. Небеса хранили Заратуштру и не подпустили Дурасроба к нему.
Тогда Дурасроб распеленал Заратуштру и стал искать особые отметины на его теле — {родинки или родимые пятна, которые служат отметинами Ангхро Майнью, наложенными на смертных [СК]} . Вдруг малыш стал весь лучиться сиянием. Порушаспа испугался, запеленал сына и унёс домой.
Весь день обозлённый карапан бормотал свои колдовские заклятия, призывал на помощь всех дэвов, и к утру внушил Порушаспе неодолимый страх перед собственным маленьким сыном. Порушаспа стал бояться Заратуштру, как овца волка. Ведомый дэвовским колдовством, он вернулся в дом Дурасроба и попросил умертвить Заратуштру.
Злодей не заставил упрашивать себя дважды. Он тотчас принёс охапку сухих дров, высыпал их в очаг и велел Порушаспе положить малыша сверху, на дровяную кучу.
Порушаспа так и сделал. Одурманенный отец и колдун сели подле и стали ждать, когда огонь в очаге разгорится.
Но огонь не охватывал сухих дров, принесённых злодеем. Пламя, мерцая, чуть теплилось в очаге. Дурасроб и Порушаспа прождали всю ночь, а на рассвете прибежала любвеобильная мать, схватила сына и унесла домой.
Минуло ещё несколько дней. От страха, внушённого ему дэвовской ворожбой Дурасроба, Порушаспа не находил себе места. Он снова явился в дом карапана и снова попросил убить Заратуштру.
Без лишних слов Дурасроб выхватил ребёнка из отцовских рук, вышел из дома и, отойдя немного, положил Заратуштру на узкую тропу, по которой каждый день ходило на водопой стадо быков. Колдун не сомневался, что быки растопчут младенца своими копытами и смешают его с пылью, так что даже останков будет не найти.
Злодей Дурасроб и Порушаспа уселись ждать в стороне. И вот земля задрожала, послышался топот копыт и мычание, — стадо брело к водопою вслед за своим вожаком. Туча пыли, месиво бурых тел, лес рогов и давящая тяжёлая поступь: бум! бум! бум! — считанные шаги отделяли уже быков от младенца, лежащего поперёк тропы; а бык- вожак, почуяв близость воды, фыркнул ноздрями и наддал шагу, со вскинутой головой и выпяченной вперёд грудью, будто шёл через кустарник напролом, — как вдруг из стада вырвался другой бык и галопом, точно боевой конь, забежал перед вожаком и встал над ребёнком, как вкопанный, телом загородив трону.
Вожак гневно замычал. Но бык не двигался с места, и вожак, а вслед за ним остальные быки, свернули с тропы и побрели в обход, по обочине — так поток разливается, обтекая валун. Когда мимо проскакал последний телёнок и осела дорожная пыль, бык обошёл Заратуштру и встал над ним с другой стороны — спиной к удалившемуся стаду.

Весь день этот бык бессменным стражем простоял над младенцем, и только когда стадо прошло обратно, снова обогнув его по обочине, он покинул свой пост и побрёл вслед за всеми к селению. А на рассвете прибежала любвеобильная мать и унесла Заратуштру домой.
Не зная, что и подумать, скрежеща от досады своими дэвовскими челюстями, карапан Дурасроб положил младенца на пути конского табуна. И вся история повторилась точь-в-точь: один из коней обогнал вожака и простоял над Заратуштрой до вечера, пока табун не прошёл обратно. И мать унесла домой целого-невредимого сына.
А помутившийся разумом Порушаспа всё умолял и умолял карапана избавить его от сына. И вот что придумал карапан Дурасроб: он нашёл в горах волчье логово и, когда волчица ушла на охоту, поубивал всех волчат. Он знал, что убивает своих собратьев: ведь волк — храфстровское животное, и истребление волков угодно Ахуре, — но, право, стоило пожертвовать выводком храфстра во имя такой цели, как умерщвление пророка!.. Дурасроб оставил Заратуштру в логове, бросив его средь убитых волчат, и ушёл, уверенный, что волчица, мстя за своё потомство, растерзает младенца.
Но не тут-то было! Волчица ещё и на парасанг не приблизилась к логову, как оглохла, сознание её помутилось, — то сделали благие творения Ахуры, — и вместо того, чтоб вонзить клыки в Заратуштру, она стала облизывать своих волчат, не понимая, что они мертвы.
А тем временем няньки в доме переполошились, что хозяин унёс сына и так долго не возвращается, хотя давно уже пора кормить малыша. Испугались и небожители. Boxy Мана и Сраоша под утро послали к логову волчицы овцу — густорунную овцу Куришк. (Предположительно; в подлиннике: шерстистая (курушак) овца. Об овце Куришк см. на с. 210.) Овца накормила Заратуштру молоком, а после этого привела к логову Дук-дауб. Дукдауб схватила Заратуштру на руки, прижала к сердцу и поклялась, что больше никогда и никому не отдаст своего любимого сына, даже если сюда явятся Нодар и Рак вместе с ним.
Больше Порушаспа не приходил к карапану Дурасробу. Потеряв надежду дождаться его, Дурасроб сам отправился в селение Порушаспы, ас ним — целая свита таких же злодейских колдунов. Когда они ступили на святую землю родины пророка, Дурасроб увидел над селением божественный свет Хварны и понял, наконец, что Заратуштру им не убить. А карапан Братрок-реш, бывший с ним, сказал:
— Я самый мудрый из карапанов в этой земле, мне открыты многие тайны, но Заратуштра мудрее меня и больше постиг, хотя ему и месяца нет от рождения. Сам Boxv Мана являлся этому младенцу и открыл ему Истину праведной веры. Во всех семи каршварах земли воцарится эта вера вскорости! И я не ведаю способа, как этому воспрепятствовать. Я уверен только в одном: пророка нам не убить.
Эти слова Братрок-реша Тура услышал из своего дома Порушаспа. Он быстро запряг коней в колесницу и погнал их навстречу карапанам.
Поравнявшись с ними, Порушаспа осадил коней и спросил Брат- рокреша:
— Правильно ли я тебя понял, карапан Братрок-реш, что мой маленький сын мудрее и могущественнее всех вас, мудрых и могущественных карапанов?
И карапан Братрок-реш признал, что да, это так, и поведал Порушаспе грядущее:
— Я зрел своим мысленным взором сияние Заратуштры, — говорил он. — Это сияние пребывало и царило везде, возносилось до звёзд, до Луны, до Солнца и до самого неба. Я узнал даже то, что земная жизнь закончится, но что будет в конце времён, мне не дано было узреть. А Заратуштре ведомо даже это. Ему всё ведомо!.. И ещё мне удалось узнать, что царь Кави Виштаспа примет его под своё покровительство.
Краткое изложение этих мифов в «Затспрам» 16 несколько отличается от версии «Денкарта-к После рождения Заратуштры Порушаспа приглашает в дом одного из братьев-карапанов (см. выше — с. 257) и просит осмотреть ребёнка: нет ли на нём родимых пятен (отметин Ахримана). Карапан, якобы осматривая Заратуштру, пытается незаметно свернуть ему шею, но посланцы Ормаздц — Спандармат, Ардвисура и Арта-фраварти (букв.: «фраваши праведных»; в данном случае персонифицируется как одно божество) поражают руку карапана, и она отсыхает. В уплату за увечье карапан требует жизнь младенца. Порушаспа отдаёт ему Заратуштру — с тем, что он может поступить с ним по своей воле. Карапан бросает младенца под копыта быков, но быки не причиняют ему вреда, а Порушаспа находит сына на дороге и уносит домой. Ка- ралан вновь забирает Заратуштру себе, кладёт его сперва на пути конского табуна, по том бросает в огонь, потом относит в логово волчицы и оставляет там, — но кони обходят малыша, пламя не обжигает, а волчица останавливается перед логовом, испугавшись сияния Заратуштры. Ночью Вохуман и Срош приводят к логову овцу и кормят Заратуштру овечьим молоком, а наутро приходит мать и уносит его, — и больше уже Порушаспа не отдаёт сына карапану.

ЗАРАТУШТРА В ДЕТСТВЕ

Изложено по: «Денкарт» VII. 3.32—45

Не смог колдун Дурасроб погубить праведного Заратуштру. Отчаявшись, он покинул селение Порушаспы и семь лет не возвращался туда.
И все эти семь лет не было ему покоя. Пророк Ахура Мазды живёт, здравствует; ближе и ближе знаменательный день, когда он про возгласит миру Истину, — сколь счастливый день для благих творений Ахуры, столь же горестный для порождений Ангхро Майнью!
И не утерпел злодей Дурасроб, вернулся в селение Порушаспы, да ещё привёл с собой Братрок-реша Тура.
Карапаны хотели посмотреть, как живёт семилетний Заратуштра, что делает.
Они сразу увидели и узнали его. Праведный мальчик вместе с другими детьми строил хижину. И карапаны решили испытать Заратуштру. С помощью заклинаний они помутили разум у ребятишек — так, что дети сами испугались собственных безумных речей. Один только Заратуштра устоял перед колдовством нечестивцев. Он сохранил ясный разум и уберёг ребятишек от неприглядных поступков, которые они собирались совершить.
Потерпев неудачу и на этот раз, Дурасроб и Братрок-реш отправились в дом Порушаспы.
Порушаспа встретил гостей радушно, распорядился приготовить еду, которую карапаны сожрали с такой жадностью, словно [это было] кобылье молоко. Когда трапеза была закончена, Порушаспа попросил Дурасроба совершить благодарственную службу богам, которым тот поклоняется. И тут Заратуштра — он уже вернулся домой к этому времени — встал и призвал отца не почитать богов Дурасроба. Порушаспа стал спорить с сыном. Тогда Заратуштра сказал, что кто бы и где бы ни воспоследовал Порушаспе в служении [богу], служба та будет праведной, ибо поклоняться будут тому, чему воистину надлежит поклоняться.
В последнем абзаце приводится упрощённый пересказ подлинника («Денкарт» VII. 3.34—38), содержащий множество неясных намёков. По мнению Э. Веста, Зардушт имеет в виду , что Порушасн, не будучи зороастри йцем, тем не менее исповедует праведную веру, поскольку эта вера и её обряды очень близки грядущему зорюаггрийскому учению.
Все были потрясены прозорливостью Заратуштры. Лютая злоба закипела в сердцах карапанов. Впоследствии карапан Дурасроб так сказал сыну Порушаспы:
— Твой конец будет ужасен! Я искуснейший из карапанов, исполняя веление рока <...> принесу тебе гибель своим колдовством... Жаль только, что с этого дня наши пути разойдутся, и — увы! — радость уничтожить тебя выпадет не мне, а Братрок-решу . Он умертвит тебя своим злым глазом в [твоём] доме.
— Приоткрывая завесу грядущего, — не дрогнув, возразил ему Заратуштра, — я не вижу, чтоб убийца испытывал радость. Однако я вижу нечто иное: я вижу тебя в том доме, и дом этот — твой!
Услышав это, карапан Дурасроб так и застыл от недоумения и страха, и простоял в оцепенении столько, сколько 10 кобылиц простояли бы, если б их доил только один человек. Когда дар речи, наконец, вернулся к нему, он дрожащим голосом повторил свою угрозу и услышал тот же ответ, слово в слово. Ужас объял карапана. Силясь постигнуть смысл того, что сказал ему Заратуштра, он простоял недвижным истуканом столько, сколько 20 кобылиц простояли бы, если б их доил только один человек.
И в третий раз повторил угрозу Дурасроб, и ответ был тем же, и столько, сколько 30 кобылиц простояли бы, если б их доил только один человек, столько простоял потрясённый карапан.
Очнувшись, он взревел не своим голосом, требуя немедленно привести и запрячь в колесницу коня.
Из контекста («Денкарт» VII. 3.44—45) не вполне ясно, зачем Дурасробу понадобился конь: возжелал ли он поскорее покинуть Заратуштру, испугавшись его, или речь идёт о какой-то ордалии, связанной с конным ристалищем.
Коня привели. Дурасроб встал на колесницу, взял вожжи, — и тут произошло великое чудо: не успел он проехать и нескольких парасангов, страх овладел им. Колдун остановил коня. Вдруг его семя излилось и разорвало его шкуру ; поясница его отломилась от бёдер, и он издох тут же. а следом его потомки, а следом и потомки его потомков.
Последняя фраза, вероятнее веет, означает, что Дурасроб умер, не оставив потомства.

По версии «Затспрама» (19.6—8), Зардушт опрокинул чашу с кобыльим молоком, которую поднёс Дурасробу Порушасп. Разгневанный Дурасроб устремил на Зардушта взгляд, и Зардушт тоже стал в упор смотреть на Дурасроба, и долгое время смотрели они один на другого, [и] божественная сущность Зардушта победила колдовскую. Дурасроб заявил, что из-за этого мальчика он не может здесь более оставаться, вскочил на коня и поскакал прочь. Но не успел он отъехать далеко, как упал с коня, разбился и умер.

О ПРАВЕДНОСТИ ЮНОГО ЗАРАТУШТРЫ

Изложено по: "Затспрам" 20

Вот что гласит предание о праведности желаний его: когда Заратуштре было пятнадцать лет, четверо его братьев — сыновей Порушаспы потребовали у отца, чтобы он вручил каждому его долю наследства. После дележа прочего имущество наступил черед раздавать одежды. Порушаспа вынес из кладовой дорогие ткани и пояс в четыре пальца толщиной. Заратуштра выбрал себе пояс и тут же повязался им. На этот благочестивый выбор подвиг его Boxy Мана, который вошёл в его разум при рождении . {И пояс сей стал прообразом пояса авйанхана—кусти.} 03
А о сострадании его к другим повествует предание, что была на родине Заратуштры река со столь быстрым и сильным течением, что ни женщина, ни старец не могли её перейти вброд, а тем более переплыть. Семеро старцев и женщин стояли на берегу возле бурлящего потока и не знали не ведали, как им быть. Заратуштра пришёл им па выручку. По его совету они встали друг за дружкой, крепко взялись за руки — получилось нечто подобное мосту; Заратуштра встал впереди и благополучно перевёл всех через реку. И мост этот послужил прообразом моста Минват (среднеперс. Чандвар), по которому праведники после смерти уходят на небеса, в царство Ахура Мазды.
А вот как любил он животных: корм в хозяйстве Порушаспы заготавливали пе только для собственных стад, но подкармливали и чужих животных, и с особенной щедростью — в неурожайные годы, когда от голода животные до того доходили, что отъедали друг у друга хвосты.
А о том, сколь чужды были юному пророку Ахура Мазды греховные желания и чувства, о том, сколь ревностным он был блюстителем праведности, вот что известно: когда ему исполнилось двадцать лег, он, не испросив разрешения у отца и у матери, ушёл из дома странствовать по окрестным селениям и всюду, куда приходил, спрашивал напрямик:
— Кто наиболее привержен праведности и больше всех помогает беднякам?
— Младший сын А у р в а й т о - д и х а, туранец, — ответили ему. Он каждый день дарует железный котёл, высотой с лошадь, полный хлебов, молока и прочей пищи, для бедняков.
Тогда Заратуштра отправился в то место [где жил сын Аурвайто-диха?!, 11 благодаря его заботам <...> некоторые из знатных людей стали кормить бедняков так же щедро, как их кормил сын Аурвайто-диха.
А о его сострадании и любви не только к роду людскому, но также ко всем прочим твореншии, предание гласит, что однажды увидел он собаку с пятью щенками (в одной из редакции - с семью), которая уже три дня не получала ни крошки еды. Вся она была истощена, силы её были на исходе, только и хватало их, чтоб жалобно заглядывать в глаза всем проходившим мимо и открывать рот. Заратуштра, увидев несчастную собаку, сгремглав побежал домой за хлебом. Но когда он вернулся, собака уже умерла.
А о том, сколь он был озабочен, чтоб ему досталась хорошая жена, и при этом выбор его не был бы вопреки воле родителей, сообщает предание, что когда отец его искал ему жену и приводил девушек на смотрины, Заратуштра каждый раз говорил:
— Покажи мне свой лик, дева. Я хочу видеть, каково оно — привлекательно или отвратительно.
И когда девушка отворачивалась в испуге, Заратуштра говорил:
- Кто отворачивает от меня взгляд, того я чтить не могу .
А о том, как умел он различать, что праведно, а что греховно, тоже есть предание, вот оно: однажды Заратуштра пришёл на собрание людей, которые слыли в тех краях самыми мудрыми и знающими, и задал вопрос: «Что благоприятнее всего для души?» Ему ответили: «Заботиться о бедняках. давать корм скоту, приносить дрова для огня, выжимать хаому и почитать дэвов священными словами и пением гимнов». Тогда Заратуштра позаботился о бедных, задал скоту корм, принёс дрова для огня и выжал хаому [смешав её сок] с водой, — но никогда и нигде никаких дэвов не почитал Заратуштра.

ЗАРАТУШТРА ВСТРЕЧАЕТСЯ С ВОХУ МАНОЙ

Изложено по: «3атспрам» 21.8—11; « Денкарт» VII. 3.51—62

Когда Заратуштре исполнилось тридцать лет, Boxy Мана явился ему.
В тот судьбоносный для всего телесного мира день Заратуштра отправился на реку Аеватак за водой для приготовления хаомы. По отмели он отошёл вброд подальше от берега, где вода чище и холодней, и вдруг увидел мужчину, который шёл [ему навстречу по берегу] со стороны южного каршвара.
Это был Boxy Мана. Заратуштре показалось, что ростом он — в три копья. Прекрасным, всезнающим, мудрым, осиянным божественной славой выглядел этот муж, и Заратуштра понял, что перед ним один из небожителей.
Заратуштра зачерпнул воды и пошёл к берегу. Когда он ступил на сушу, Boxy Мана встал перед ним и произнёс:
-Кто ты?
-Я Заратуштра, из рода Спитамы, — ответил Заратуштра Бес-смертному Святому.
Тогда Boxy Мана спросил:
-О Заратуштра Спитама! О чём твоя тревога и печаль в этой жизни? и к чему ты стремишься более всего? и каковы твои сокровенные чаяния?
-О праведности, — ответствовал Заратуштра, — о ней одной я радею. О ней моя тревога и печаль, к ней одной я стремлюсь. Я — искатель праведности.
-Знай же, — сказал тогда посланник Неба, — есть в этом мире праведность, и твоя забота о ней не тщетна. Я явился к тебе как воплощённая праведность. Я — Boxy Мана, Благой Помысел. Но есть в этом мире Некто, Который превыше меня, — Творец Ахура Мазда.
И Boxy Мана велел Заратуштре следовать за ним.

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА СО СВЯТЫМИ БЕССМЕРТНЫМИ
Изложено по: «Затспрам» 21.11—27

Вoxу Мана так сказал Заратуштре:
-Ступай же за мной, о Заратуштра праведный, на собрание Бессмертных Святых!
И они пошли, Заратуштра позади, Boxy Мана впереди, указуя путь. Чтоб не отстать от небожителя, Заратуштре приходилось делать девяносто шагов, в то время как Boxy Мана делал только девять шагов. И вот наконец он узрел собрание семи Амеша Спента.
Когда Заратуштра приблизился к ним, он не увидел своей собственной тени на земле, столь ярким было сияние Бессмертных Святых.

*По одному из поздних жреческих сочинений, когда Зардушт впервые увидел Амахраспандов, он решил, что перед ним верховные дэвы.

Они пребывали в Арьяна Вэджа, на берегу Вахви Датии. Спитама Заратуштра воздал хвалу Ахура Мазде, громким возгласом восславил
Амеша Спента, после чего прошёл вперёд и сел на место, специально приготовленное для него.
Святые показали ему знаком: спрашивай! И Заратуштра спросил:
-В [этом] телесном мире что наиболее совершенно, во-первых? что — во-вторых? [и] что — в-третьих?
-Во-первых — добрые помыслы, — ответил Ахура Мазда. — Во- вторых — добрые речи. И в-третьих — добрые дела.
-Что есть благо, что ещё благостней, и что благостнее всего? — вняв ответу Ахура Мазды, снова обратился с вопросом пророк и услышал из уст великого бога:
Имена Амеша Спента — благо. Вид их — ещё благостней. А ис-полнение их заветов и наставлений — вот что благостнее всего, о пра¬ведный Заратуштра!

*Далее в изложение вставлен фрагмент из «Яшт 1 («Ормазд-яшт»). «Текст этого гимна дошёл до нас в искажённом виде, видимо, он просто дополнен или испорчен позднейшими переписчиками. Не обладая особыми художественными достоинствами, «Ормазд-яшт» тем не менее представляет большой интерес уже хотя бы потому, что помещается на первом месте среди всех яштов, и это закономерно — ведь в нём перечисляются имена верховного бога зороастрийской веры — Ахура Мазды. Первоначально, очевидно, имён этих было всего двадцать, но позднее добавили ещё более пяти десятков, так что общее число их стало насчитывать 72 (за вычетом имён «Ахура» и «Мазда»), то есть точно соответствовать количеству глав важнейшей зороастрийской религиозной службы — литургии „Ясна“ <...> Несмотря на свою «дефектность» (с научной и литературной точек зрения), „0рмазд-яшт“ очень почитается верующими: считается, что перечисление имён Ахура Мазды — лучшая защита против демонов-дэвов. Напомним, что такой же славой пользуются имена бога в разных религиях, в том числе и 99 имён Аллаха (так называемые ал-Асма-ал Хусна, букв.: «прекраснейшие имена») у мусульман.
„0рмазд-яшт“ полагается читать ежедневно после утренних молитв, рекомендуется читать его и перед сном, а при перемене места жительства — обязательно»
(657)

*657 Стеблин-Каменский И.М. [Вступительная заметка к переводу “Яшт»] // Авеста-РП. С. 162

{Спросил Ахура Мазду Спитама Заратуштра:
«Скажи мне, Дух Святейший,
Создатель жизни плотской,
Что из Святого Слова
И самое могучее,
И самое победное,
И наиблагодатное,
Что действенней всего.
И что победоноснее,
И что всего целебнее,
Что сокрушает больше
Вражду людей и дэвов?
Что в этом плотском мире
Есть мысль проникновенная,
Что в этом мире плотском —
Отдохновенный Дух?(659)»
Ахура Мазда молвил:
«Моё то будет имя,
Спитама Заратуштра,
Святых Бессмертных имя, —
Из слов святой молитвы
Оно всего мощнее,
Оно всего победнее,
И наиблагодатнее,
И действенней всего.
Оно наипобедное
И самое целебное
И сокрушает больше
Вражду людей и дэвов.
Оно в телесном мире
И мысль проникновенная,
Оно в телесном мире —
Отдохновенный Дух!»
И молвил Заратуштра:
«Скажи мне это имя,
Благой Ахура Мазда,
Которое великое,
Прекрасное и лучшее,
И самое победное,
И самое целебное,
Что сокрушает больше
Вражду людей и дэвов,
Что действенней всего!
Тогда я сокрушил бы
Вражду людей и дэвов.
Тогда я сокрушил бы
Всех ведьм и колдунов,
Меня ж не одолели бы
Ни дэвы и ни люди,
Ни колдуны, ни ведьмы».
Ахура Мазда молвил:
«Мне имя — Вопросимый (660),
О верный Заратуштра.
Второе имя — Стадный (661),
А третье имя — Мощный,
Четвёртое — я Истина,
А в-пятых — Всё-Благое,
Что истинно от Мазды,
Шестое имя — Разум,
Седьмое — я Разумный,
Восьмое — я Ученье,
Девятое — Учёный,
Десятое — я Святость,
Одиннадцать — Святой я,
Двенадцать — я Ахура,
Тринадцать — я Сильнейший,
Четырнадцать — Беззлобный,
Пятнадцать — я Победный,
Шестнадцать — Всесчитающий (662),
Всевидящий — семнадцать,
Целитель — восемнадцать,
Создатель — девятнадцать,
Двадцатое — я Мазда.
Молись мне, Заратуштра,
И днём молись, и ночью,
Свершая возлиянья,
Как это подобает.
Я, сам Ахура Мазда,
Приду тогда на помощь,
Придёт и добрый Сраоша,
Придут тебе на помощь
И Воды, и Растенья,
И праведных фраваши.
Когда, о Заратуштра,
Ты сокрушить захочешь
Вражду, людей и дэвов,
И ведьм, и колдунов,
И кавиев-тиранов,
И злобных карапанов,
Двуногих негодяев
И лжеучителей,
Волков четвероногих,
Войска широколикие (663),
С широкими знамёнами,
Поднятыми, кровавыми,
То повторяй изустно
Ты эти имена
И днями и ночами.

Творец я, Покровитель,
Хранитель и Всезнающий,
Мне Дух Святейший имя,
И мне Целитель имя,
Целебнейший — мне имя,
И мне Служитель — имя,
Священнейший служитель,
И мне Ахура имя,
Ещё мне Мазда имя,
И Праведный мне имя,
Всеправедный мне имя,
Мне Благодатный имя,
Всеблагодатный — имя,
И мне Всезрячий имя,
И Очень-Зоркий имя,
И Самый-Зоркий имя,

Мне имя — Наблюдатель,
Преследователь — имя,
Мне Созидатель имя,
Мне Охранитель имя,
И мне Защитник имя,
И Знающий мне имя,
Всеведающий — имя,
Ещё мне Пастырь — имя,
Я — «Слово скотовода» (664),
Ещё — Властолюбивый,
Ещё я — Самовластный,
Ещё я — Добровластный,
Мне имя — Мягковластный,

Мне имя — Необманный,
Мне имя — Безобманный,
Мне Сохранитель — имя,
И Сокрушитель — имя,
Я — Наповал-Разящий,
Мне имя — Всекрушащий,
Мне имя — Всетворящий,
Доброблагой мне имя,
Полноблагой мне имя.
Мне имя — Благотворный.

Я — Действеннополезный,
Действительно- Полезный,
Моё Полезный имя,
И Сильный — моё имя,
Мне Всемогущий имя,
И Истинный мне имя,
Высокий — моё имя,
И Властный моё имя,
Властнейший — моё имя,
Ещё — Благоразумный,
Умнейший — моё имя,
Мне дальновидный имя, —
Вот эти имена.

Кто в этом плотском мире,
Сиитама Заратуштра,
Все имена изустно
Промолвит днём ли, ночью,
Промолвит ли вставая,
Промолвит ли ложась,
Повязывая пояс,
Развязывая пояс (665),
Из дома уходя,
Из рода уходя,
Страну ли покидая

Иль приходя в страну (666) , —
Того не одолеют
Ни в этот день, ни ночью
Всех Яростью гонимых
Зломыслящих орудья,
Ни молоты, ни стрелы,
Ножи и булавы,
И камни не сразят.
Имён всех этих — двадцать (667),
Защита и охрана
От мыслимой всей лжи,
И гибели греховной,
И пагубного грешника,
Лжеца от смертоносного,
Исчадья Ангхро Майнью,
Они дают защиту
Как тысяча мужей»
[СЯ].} (668)

*658 Точнее можно было бы перевести так: оказывающее наибольшее действие при конце мира ( в эсхатологическом смысле). (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского)
*659 Отдохновенный – букв.: наиболее очищающий [точнее, «вытирающий»] жизненные силы, душу. (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского.)
*660 Вопросимый или, может быть, вопрошаемый – перевод предположительный и условный. По другим толкованиям, это имя (Фрахштья) объясняется как «Полный, изобильный, тучный». (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского)
*661 Стадный – это имя, возможно, лучше переводить как «Желаемый, желанный». (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского)
*662 Всесчитающий – вероятно, имеется в виду «подсчитывающий всё хорошее и дурные поступки людей» (всю свою жизнь зороастриец обязан собирать благие мысли, слова и дела, а после смерти, во время смертного суда над душой усопшего, божество справедливости Рашну взвешивает их на весах - см. внутритекстовой комментарий на с. 297) . (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского.)
*663 Широколикие или, возможно, «имеющие широкий фронт» - можно и так толковать это определение враждебных войск. (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского.)
*664 «Словно скотовода» - название молитвы, начинающейся со словами «Скотовод праведный…». (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского.)
*665 Развязывание и повязывание пояса (из шерстяных нитей числом 72 – по клличеству глав «Ясны», - трижды обёртываемых вокруг поясницы) входит в повседневный ритуал. Каждый верующий зороастриец, достигший совершеннолетия, обязан носить такой пояс (называемый куста), он развязывает его и держит за концы двумя руками перед собой во время молитвы, а при упоминании имени Ангхро Майнью, который проклинается, взмахивает концами в знак отвращения к силам Лжи и Зла. (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского.)
*666 По-видимому, именно благодаря этим строкам чтение «Ормазд-яшта» предписывается при перемене места жительства. (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского.)
*667 Число 20, указанное здесь, свидетельствует о том, что строфы 12-15, в которых перечисляются имена сверх ранее приведённых двадцати, - добавлены позднее. (Примеч. И.М. Стеблин-Каменского.)
*668 «Яшт» 1.1-20.

И Ахура Мазда поведал (669) пророку о двух изначальных Духах — Благом и Злом:

{Оба Духа, которые уже изначально в сновидении были подобны близнецам,
И поныне пребывают во всех мыслях, словах и делах, суть Добро и Зло.
Из них обоих благомыслящие правильный выбор сделали, но не зломыслящие.
Когда же встретились оба Духа, они положили начало
Жизни и тленности и тому, чтобы к скончанию веков
Было бы уделом лживых — наихудшее, а праведных — наилучшее.
Из этих двух Духов избрал себе Лживый — злодеяние,
Праведность — избрал для себя Дух Священный,
чьё облачение — небесная твердь [Бр] .}670

{Когда состоялась встреча двух Духов, то Благодетельный говорил Лживому так:

«Ни мысли наши, ни заветы, ни намерения,
Ни решения, ни изречения, ни действия,
Ни совесть наша, ни души наши не совместны» [Бр] .}671

*669 В подлиннике («Затспрам» 21.19): впоследствии поведал.
*670 «Ясна» 30.3-5. В подлиннике («Затспрам» 21.19-20) – пехлевийский пересказ этой и слудующей гат с краткими пояснениями ереписчика.
*671 «Ясна» 42.2.

Произнеся эти слова, Творец явил пророку Заратуштре свой Божественный Разум — так, что Заратуштра лицезрел его во всём блеске и великолепии. Ему открылось, что Небеса противостоят царству Бесконечной Тьмы — обиталищу Ангхро Майнью. И столь велик и всеобъемлющ был Божественный Разум Ахура Мазды, что голова его касалась купола небес, ноги — дна, а руки — краёв неба, востока и запада.
Затем Амеша Спента торжественно посвятили Заратуштру в таин¬ства истинной веры, открывшейся ему.
Сперва Заратуштра, повторяя заповедь Ахуры: «благие помыслы, благие слова, благие дела», прошёл сквозь пылающий огонь — и огонь не причинил ему вреда.
Потом на грудь Заратуштре вылили чашу расплавленного металла. Когда металл стал застывать, пророк взял его руками и вручил Бессмертным Святым.
И сказал Ахура Мазда:
-После того, как восторжествует вера маздаяснийская, если только в ней случится раскол или закрадётся какая-нибудь ересь, подлинные твои последователи, о Заратуштра праведный, так же пройдут испытание огнём и металлом и ещё крепче уверуют в того, кто превыше всех телесных творений — в тебя, Заратуштра, и убедятся, что правота и Истина на твоей стороне. А дэвопоклонникам испытания не пройти!

Третьим [испытанием] было вспарывание ножом [живота Заратуштры?]; стали видны органы, которые внутри живота, истекающие кровью; но, когда на них были возложены руки, они исцелились. И это тоже было отмечено [Ахурой] — вот какими [словами]:
-Ты и твои единоверцы, принявшие пречистую религию, способны пройти эти три испытания — пламенем, расплавленным металлом и острым инструментом.

СОКРОВЕННЫЕ смыслы молитв

Изложено по: «Ясна» 19.1—15; 20. 1—3. Пересказы подлинников упрощены

О великий Ахура Мазда, благой бог, Творец мира! — воскликнул Заратуштра. Что это за Слово, которое ты мне [ещё] не сказал. которое [уже] существовало прежде небес и прежде воды, прежде земли и прежде скота, прежде растений и прежде огня, и прежде человека праведного, и прежде дэвов и храфстра, и прежде всего материального мира, [и] даже прежде всех благих творений Мазды; [Слово,] которое заключает [в себе] зерно [Истины и] праведности?
И сказал Ахура Мазда:
— «Ахуна Вайрья», о Спитама Заратуштра, святая «Ахуна Вай-рья»! Её я провозгласил прежде всего, она была произнесена до со-творения мира и всего, что существует в нём: прежде того, как воссу - ществовали земля и небо, растения и воды, люди и звери. Вот эти слова:

«Как нанлучшнй Господь,
Как наилучший Глава,
Давший по Истине дело Мазде благое и власть,
Убогих поставив пасти» [СК].

Да, Заратуштра праведный! Это были [все три?672] части «Ахуна Вайрьи», о Спитама Заратуштра! которые воистину посвящены мне673. И когда каждая [часть «Ахуна Вайрьи»] декламируется громко, с паузами между словами и стихами, и без пропуска их,
- для человека от этого больше пользы, чем от сотни благочестивых ритуалов, верно исполненных.
- И кто в этом мире телесном, о верный Заратуштра, — продолжал Ахура Мазда, — произнесёт «Ахуна Вайрью» мысленно, а затем повторит её вслух, размеренно, правильно выделяя слова голосом и не сбиваясь с ритма песнопения, всё громче и громче, — того я, Ахура Мазда, после смерти проведу по мосту Чинват в обитель вечного блаженства праведников — царство Бесконечного Света и Амеша Спента. Но горе тому, кто, произнося слова этой святой молитвы, пропустит хоть одну её часть! Душу того я, Ахура Мазда, исторгну прочь из лучшего мира. Ибо я произносил эти священные слова молитвы, в которых упоминаются Господь и Рату, до сотворения мира. Они — лучшее из всего, что произносилось, произносится и что будет произно¬ситься когда-либо на земле! Я изрёк их, чтобы их запомнили и неустанно повторяли ради Лучшей Истины.
Первыми двумя фразами — «Как наилучший Господь, как наилучший Глава [СК]» — молящийся признаёт меня, Ахура Мазду, Творцом и царём мира, духовным владыкой-Рату, стоящим превыше всего и всех, величайшим. Когда он произносит третью фразу — «Давший по Истине дело [СК]», — он тем самым признаёт, что всё благостное исходит от меня. Следующей фразой — «Мазде благое и власть [СК]» — молящийся взывает о наступлении моего царствия в мире. И пятой, заключительной фразой — «Убогих поставив пасти [СК]» — маздаясниец признаёт меня, Ахуру, пастырем бедных и праведных.

*672 Сравн. в «Будахишн» 1.21 – с. 82.
*673 Или, может быть: принадлежат мне.

*Заключительные строфы «Ясны» 19 традиция считает пояснением слов Ахура Мазды, хотя прямого отношения к речи бога эти строфы не имеют — см. перевод на с. 104. В «Ривайат» 60 содержится позднее жреческое толкование «Ахунвара» и «Ясны» 19. Согласно этому толкованию, значение первых трёх фраз: как существует в мире воля Ормазда, так и воля Рата; эти две воли в согласии друг с другом и с праведностью; верша добрые дела по наставлениям жрецов, человек укрепляет волю и власть Ормазда. Четвертая фраза означает, что всё, что вершится во имя Истины и Благого Помысла — Вохумана, вершится и во имя Ормазда, и наоборот; власть же принадлежит Ормазду. Значение пятой фразы: Ормазд оказывает помощь бедным, нуждающимся в его поддержке. (Пересказ упрощён.)

{— Вторая святая молитва, — продолжал наставлять Мазда своего,
- это молитва «Аша Вахишта», или «Ашэм Boxу». Вот её слова:

«Истина — лучшее благо.
Благо будет, благо тому,
Чьё Истине Лучшей благо
» [СК].}674

*674 Искусственная вставка в содержание «Ясны» 20.

Первая фраза этой молитвы означает, что Аша-Истина — это Лучшая Истина, и она — источник наилучшего блага для живущих. Вторая фраза отделяет праведных от неправедных и объявляет, что Лучшей Истине причастны только благие творения Мазды. Третья фраза продолжает и подтверждает вторую; к тому же заключительные её слова — «...Истине Лучшей благо [СК]» — это Мантра Спента, Святое Слово, которое оказывает воздействие на мир; произнося их, молящийся укрепляет Добро и приближает царствие Лучшей Истины. И каждое слово <...> [этой молитвы] — это слово Ахура Мазды.

*674 Искуственная вставка в содержание «Ясны» 20.)

*В «Ривайат» 27 говорится о значении молитвы «Аша Вахишта» для маздаяснийцев. В жизни человека бывают моменты, когда произнесение «Ашем Воху» всего один раз имеет для этого человека больше значения, чем десять, сто, тысяча, мириад молитв «Ашем Воху», и даже больше значения, чем весь Хванирас, исключая людей; и даже больше значения, чем весь мир и все вещи. Одна молитва «Ашем Воху» ценнее десяти молитв, когда она произносится одновременно с подношением жертвенной лепёшки; ценнее ста молитв — когда произносится при возлиянии хаомы; ценнее тысячи — когда верующий произносит её перед сном; ценнее мириада — когда зороастриец повторяет её слова, пробудившись ото сна и принимаясь за дела; ценнее кешвара Хванирас - когда она произнесена перед смертью; и ценнее всего мира и всех вещей — когда она произносится на загробном суде: с её помощью грешный зороастриец может избежать ада.

О РИТУАЛЬНОЙ ЧИСТОТЕ И ОБ ИЗГНАНИИ ТРУПНОЙ СКВЕРНЫ

Изложено по: «Видевдат» 3.14—21, 36—42; 8.1—25, 34—107

Абсолютная строгость предписаний о ритуальной чистоте поддерживается основной зороастрийской концепцией противопоставления доброго и злого начала, когда любое осквернение является выражением деятельности сил Зла, а смерть — их полным торжеством над плотским миром, тем хаосом и разрушением, которые вносит принадлежащий Ангхро Майнью деструктивный принцип Лжи в первоначально статичный мир Ахура Мазды, над которым властвует принцип справедливого миропорядка Истины (авест. Аша). Соблюдение ритуальной чистоты и восстановление её после осквернения играло едва ли не решающую роль в жизни древнего иранского общества, являясь непременным условием и средством достижения праведности, защитой от сил Зла и способом борьбы с ними; основой, позволяющей консервативной зороастрийской общине сохраняться тысячелетиями. <...>
Самым значительным по объёму (превышающему средний объём фрагарда „Видевдата“ примерно вдвое) и представительным по части предложенных тем является восьмой фра гард «Видсвдата» Он содержит описание похоронного обряда, ритуального омовения, обряда очищения огней и отнесения их к месту священного огня, запреты на половые преступления; кроме того, в восьмом фрагарде перечислены части человеческого тела, приведены зороастрийские молитвы и заклинания. Изложение предписаний, вместе с тем, не является исчерпывающим, — так или иначе их предваряют или возвращаются к ним другие фрагарды «Видевдата» (так что по восьмому фрагарду можно составить впечатление, хотя и неполное, о «Видевдате» вообще). Ритуальному омовению посвящён полностью девятый фрагард. Что касается похоронного обряда, отдельные, не связанные между собой сведения разбросаны по нескольким фрагардам и приводятся, как правило, в связи с описанием очистительных ритуалов. В целом похоронный обряд по „Видевдату“ можно представить следующим образом.
Как только душа отлетает от тела, на тело обрушивается дэв смерти в облике отвратительной трупной мухи, прилетающей с севера, где находится зороастрийский ад (7.1, 2). Он поражает соприкасающуюся с телом нижнюю одежду и ложе (7.9—10), жилище, а также ближайших родственников покойного (12) и нескольких человек, оказавшихся рядом (5.27—36). Огонь, ритуальные предметы (чаши, давила и хаому <...>), ритуальный пучок прутьев барсман, использовавшийся во время литургий, и само тело следует вынести из дома (5.39—40). Тело следует положить на высочайшие места, где будет наверняка признано, [что есть] пожирающие трупы собаки и птицы (6.45), которые должны очистить кости от мёртвой плоти. В других пассажах „высочайшее место»« для выставления трупов описано как дахма размером с тело (7.51). Со временем дахмы срывали и, и это считалось вторым по значению «ублаготворением» земли (3.13 — см. с. 285). Покойника следует закрепить на кирпиче, камне, извести (8.10) за ноги и волосы, чтобы останки не растащили к огню, воде, земле, растениям пожирающие трупы собаки и птицы (6.46) и хищники (в противном случае виновные подвергались телесному наказанию (6.47, 48)). На трупе не следует оставлять одежду (5.51; 8.23—25). Выставлять тело и закреплять его должны двое нагих, обученных мужчин (8.10). Надо всем, что подверглось осквернению в ходе похорон, совершаются обряды очищения (в том числе с участием собак), читаются молитвы, заговоры (8). В случае невозможности совершить похоронный обряд сразу после смерти, тело должно находиться во временной могиле (5.10—14; 8.4—9). Кости складывали в закрытые хранилища выше собаки, выше лисицы, выше волка, не заливаемые водой дождевой, сверху [льющей] (6.50), по возможности построенные на камне, извести, глине (6.51). По сути, такие костехранилища должны оставаться единственным материальным следом, памятниками зороастрийского похоронного обряда.
Остаётся неясным, какими обрядами должны были сопровождаться у зороастрийцев массовые похороны, когда исполнение столь сложных предписаний было невозможно в силу объективных причин — например во время войны, на поле сражения после битвы675. Несомненно только, что для подобных ситуаций был предусмотрен (или даже импровизировался) некий упрощённый, «компромиссный» вариант ритуала. По- видимому, в некоторых случаях трупы закапывали в землю, каким-то образом «изолировав» мёртвую плоть от священной стихии (например, засыпав дно ямы известью или сухой глиной). Возможно, именно об этом сообщает Геродот (VII. 24). «С телами павших царь [Ксеркс] сделал вот что. Из всего числа павших в его войске под Фермопилами — а их было 20000 человек — Ксеркс велел оставить около 1000, а для остальных вырыть могилы и предать погребению. Могилы были по¬крыты листвой и засыпаны землёй, чтоб люди с кораблей их не увидели»676.
Если тело человека после смерти становится объектом скорейшего уничтожения, то о посмертной судьбе души зороастриец должен заботиться всю жизнь, готовясь пред¬стать на суде, где будут взвешены его благие и злые мысли, слова и дела, и перед ним раскроются врата рая или разверзнется бездна ада»677.

*675 Сравн. в «Аяткар Зареран» 86 – примеч. 824 на с. 335 и соответствующий фрагмент текста
*676 Перевод с древнегреческого Г.А.Стратановского.
*677 Крюкова В.Ю. (Вступительная заметка к переводу «Видевдат» 8) // Авеста – РП. С. 96-97.

- О праведный Ахура Мазда! Что делать маздаяснийцам, если в доме умрет человек или собака?678 — спросил Заратуштра.
И сказал Ахура Мазда:
Пусть они разыщут дахму679, приготовят дахму. Если при¬знают, что легче перенести покойника, тогда пусть вынесут покойника, а дом пусть оставят [на месте]; пусть окурят этот дом <...> наиблагоуханными растениями. Если [же] признают, что легче перенести дом, тогда пусть перенесут дом, а покойни¬ка пусть оставят [на месте]; пусть окурят этот дом <...> наиблагоуханными растениями.
- О Создатель плотского мира, праведный! [Кр]— спрашивал Заратуштра дальше. — Если в маздаяснийском доме умрёт человек или собака, [когда] начнётся дождь ли, снег ли, буря ли, темень ли, или наступление дней, [когда] скот в укрытиях, люди в укрытиях [Яр], и невозможно соблюсти надлежащий погребальный ритуал, что тогда делать маздаяснийцам?
И сказал Ахура Мазда:
- Где в этом доме маздаяснийском более всего земля наичистейшая, земля наисухая, чтобы меньше всего тем путём проходили 680 мелкий и крупный скот, огонь Ахура Мазды, барсман, по Истине простёртый, мужи праведные [Яр], там пусть хоронят мёртвого. На тридцать шагов от святых стихий, барсмана и мужей праведных — не ближе! — допускается погребение мертвеца. Пусть маздаяснийцы яму выкопают здесь, в этой земле, — [глубиной] в полноги — в твёрдой, в полчеловека — в мягкой; на это место пусть принесут золы или [сухого] навоза, а сверху нанесут кирпича или камня, или сухой глины, или сора.

«Сухие вещества — зола, навоз, кирпич, камень, сухая глина, сор, — должны служить слоем, изолирующим ритуально чистую землю от нечистого трупа. Видимо, использование на разных этапах похоронного обряда той или иной подстилки для изоляции земли от трупа было довольно широко распространено в древности; зафиксировано оно и в этнографической литературе. <...> В Каушика-сутре („Атхарваведа“) предписывается перенести умирающего к трём священным огням, где он должен встретить смерть на полу — на месте, вымазанном коровьим помётом, покрытом травой или соломой, посыпанном зёрнами сезама и камешками. <...> В пятом фрагарде предписывастся по наступлению зимы дом за домом, род за родом возвести три таких «могилы» (5.10) такой величины, чтобы в полный рост ни головой не упираться, ни ногами впереди, ни руками окрест (5.11). Находившееся здесь тело должно было быть выставлено в течение года (5.14). Аналогичные сооружения, не имеющие нормальной двери, строились также для изоляции людей в состоянии нечистоты: для перенесшего труп в одиночку — пожизненно (3.15—18 — см. с. 279—280), для женщин и раненых с кровотечениями (5.59), для родившей мертвого ребёнка (5.45—49) — до восстановления ритуально чистого состояния» 681.

*678 Собака – второе по святости существо у зороастрийцев (после человека). Ей посвящён полностью 13-й фрагард «Видевдата» - см. далее. С. 287-292. Смерть собаки приравнивается к смерти человека и требует выполнения аналогичных обрядов. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*679 Авест. Дахма – первоначально, по–видимому, обозначение могилы; позднее - место выставления трупов для очищения костей от оскверняющей мёртвой плоти солнцем, животными, птицами. В данном пассаже, очевидно, речь идёт о возвышенном месте, не обязательно постоянно использующемся для трупоположения (Примеч. В.Ю Крюковой.)
*680 Имеется в виду необходимость изоляции распространяющего осквернение трупа. (Примеч. В.Ю. Крюковой.)

*681 Крюкова В.Ю. [примечание к «Видевдат» 8.8]// Авеста-РП. С. 98. Примеч 4)

- Здесь пусть положат бесчувственное тело, — продолжал Ахура Мазда, — на две ли ночи, на три ли ночи, на месяц ли, — на всё время, пока не прилетят птицы, не произрастут растения, не растекутся лужи, ветер не высушит землю. И вот когда прилетят птицы, произрастут растения, растекутся лужи, ветер высушит землю, тогда пусть маздаяснийцы в этом доме брешь прорежут. Двое мужчин 682 [из] проворных, умелых. — нагие, неодетые, должны, закрепив труп на глиняном кирпиче, положить его на известь [?]683 в такое место, где будет наверняка признано, [что есть] пожирающие трупы собаки и пожирающие трупы птицы 684. Тут эти переносчики трупов 685 пусть сядут на удалении от покойника в три шага. И да возгласит Глава 686 праведный маздаяснийцам: «Пусть маздаяснийцы соберут мочи, чтобы ею переносчики трупов вымыли волосы и тело!» [Кр]. Моча эта должна быть — мелкого или крупного скота, не мужчин, не женщин, кроме двоих — мужа и жены в кровнородственном браке [К]

*682 Здесь и далее в тексте, в случае, когда речь идёт о прикосновении или каких-либо действиях с трупом, всегда оговаривается необходимость участия в ритуале двух человек или употребляется двойственное число субъекта. Переносить труп в одиночку считается смертным грехом, осквернением от которого человеку никогда уже не отчистится, так как в него вселяется дэв смерти – Друхш-йа-Насу («Видевдат» 3.14-21 – см. далее. С. 279-280). В крайнем случае, если невозможно найти партнёра для перенесения трупа, или, например, бмывания его мочой, используют собаку, привязывая её к руке. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*683 Возможно гипс, мел, алибастер. (Примеч. В.Ю. Крюковой.)
*684Собаки, птицы, дикие звери должны очистить кости от плоти. Иногда специально для этого при дахмах содержали собак. Чтобы животные и птицы не растащили останки к воде, земле, огню, растениям, труп закрепляли за волосы и ноги (6.46) (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*685 Авест. Насукаша – «имеющий дело с трупом», «занимающийся трупом»; новоперс. Насасалар – особая замкнутая группа внутри зороастрийской общины, «каста» (единственная в структуре общества). В ведении насасаларов находится исполнение похоронных обрядов, в том числе тех ритуалов, на совершение которых для остальных членов общины наложен запрет, - например, положение тела на дахме. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*686Видимо, в данной строфе под Рату подразумевается священнослужитель, руководящий похоронной процессией. (Примеч. В.Ю. Крюковой)

По пути, но которому проносят мёртвых собак и мёртвых людей [Кр]. — продолжал наставлять Заратуштру Мазда, — никому проходить не дозволяется: ни людям, ни мелкому скоту, ни крупному; ни барсмана там проносить нельзя, ни огня. Только не относится сей запрет собаке — {ибо дэв трупной скверны Д р у х ш - й а - Н а с у не выносит её взгляда}687. Собаку жёлтую четырёхглазую, белую желтоухую 688 трижды да проведут тогда по этому пути. И с проведением, о Спитама Заратуштра, собаки жёлтой четырёхглазой, белой желтоухой, Друхш-йа-Насу улетает в северную сторону [Кр]. Если же, о Заратуштра, нет уверенности, что ритуал совершён удачно и Друхш-йа-Насу изгнан, пусть снова проведут собаку — но уже шесть раз. Если не поможет и это, пусть девять раз проведут собаку жёлтую четырёхглазую, <...> белую желтоухую... [КР] А если дэв скверны всё равно не улетит, пусть вместе с собакой пройдет священник689 и воспоет победоносные слова 690

«Как избранный Владыка, —
Так праведный Глава,
Благой податель Мысли,
Дел в мире ради Мазды,
Что властью ради Господа
Пасти поставлен нищих 691.
Кого Ты на защиту
Поставишь мне, о Мазда,
Когда меня лукавый 692
Замыслил погубить?
Кого как не Огонь Твой
И Мысль Твою [Благую],
Удел которых Истину,
О Господи, плодить!
Наставь меня учением,
По вере мне подай!
Кому разбить преграды,
Твоим храня ученьем
Мне в доме домочадцев? 693
Кто жизни исцелитель?
Открой же Судию!
Тому Благою Мыслью
Придут пусть к Послушанью,
К кому велишь, о Мазда.

*687 «Шайаст-на Шайаст» 2.1-4.
*688 Сравн. с ведическими собаками бога смерти Ямы – «Широконосые, четырёхглазые, пятнистые». В «Ригведе» эти собаки разыскивают людей, которым предопределено умереть, и достовляют их Яме. Для выполнения ритуалов зороастрийцы, по возможности, используют белых собак (зороастрийский цвет) с тёмными пятнами над глазами. «Четырёхглазость» подразумевает способность собак видеть саму смерть, с чем связан ритуал «сагдид» (новоперс. «взгляд собаки», «осматривание собакой»), когда собака своим взглядом прогоняет от мёртвого тела Друхш-Йа-Насу (Примеч. Крюковой В.Ю.) Сравн. на с. 253.
*689 Авест. Атраван – общее наименование для священнослужителей различных классов. (Примеч. Крюковой В.Ю.)
*690 Следует молитва «Ахуна Вайрья»
*691 Следуют две молитвывы Заратуштры из «Гат» - «Ясна» 46.7 и 4.16 (Примеч. Крюковой В.Ю.)
*692 Авест. Другвант (в традиционной русской передаче: друджвант). Возможно, в стихе слово употреблено по отношению к реальному враждебному Заратуштре правителю, но в молитве конкретное значение стёрлось, приобрело обобщающий смысл. (Примеч. Крюковой В.Ю.)
*693 Имеется в виду община Заратуштры. (Примеч. Крюковой В.Ю.)

Да хранят нас от напасти Мазда и Спента Армайти! Сгинь, дэвовский Друхш! сгинь, дэвовское отродье! Сгинь, дэвами сотворённый! сгинь, дэвов создание, Друхш! сгинь, Друхш! убирайся, Друхш! пропади пропадом, чтобы, на севере сгинув. не губить мира плотского Истины!»
После этого вольны маздаяснийцы по этому пути проводить — мелкий или крупный скот, мужчин или женщин, или огонь, сына Ахура Мазды, или барсман, по Истине простертый. После этого вольны маздаяснийцы этого дома жертву принести мясом и медом, будучи столь же безгрешными, как и прежде. <...>
- Да не понесёт никто в одиночку мёртвого!
[Кр] — предупредил Ахура Мазда. — А если понесёт один мёртвого, смешается с ним труп через нос, через глаза, через рот, <...> через детородный орган, через задний проход. До кончиков ногтей на него [трупная скверна] Друхш-йа-Насу набрасывается. Не очиститься ему после этого во веки веков.
- О Создатель плотского мира, праведный! Где тому человеку место, который [в одиночку] пронёс мёртвого?
И сказал Ахура Мазда:
- Где на земле безводнее всего, бестравнее всего, чище всего землёй, меньше всего по дороге проходит скота мелкого и крупного, огня Ахура Мазды, барсмана, по Истине простёртого, мужей праведных. <...> Здесь маздаяснийцы эту землю пусть стеной во¬круг обнесут, после чего еду пусть поставят маздаяснийцы, после чего одежду пусть поставят маздаяснийцы. Из самой что ни на есть наиубогой, из самой что ни на есть наиветшайшей да ест [грешник, пронёсший труп в одиночку,] еду, да одевает одежду, всё время, пока не станет старым ли, дряхльм ли, с иссякшим ли семенем
694

*694 Дж. Дармстетер считает, что речь в этом пассаже идёт о возрастах в 50, 60 и 70 лет.)

А когда он станет старым ли, дряхлым ли, с иссякшим ли семенем, кого-нибудь после этого пусть пошлют маздаясниицы [из] наисильнейших. наиловчайших, наиискуснейших, чтобы на вершине горы ему башку по основание отъяли; из самых всежрущих созданий Святого Духа, пожирающих трупы, пусть выбросят труп птицам грифам, так произнося: «Этим отрекается он от всех злых мыслей, злых слов, злых дел». Если другие злые дела совершены [им], — во искупление их — наказание, а если других злых дел не совершено, — искупление этому человеку во веки веков.
О Создатель плотского мира, праведный! [Кр] — продолжал расспрашивать Заратуштра. — Кто одежду оставит поверх покойника, — тканую или кожаную, — такую. что ступни человека покроет, какое ему наказание?

«По описанному в „Видевдате" обряду, труп должен выставляться на дахме без всякой одежды. Современные зороастрийцы предварительно, до выставления, и после троекратного обмывания мочой, покойника «облачали с головы до ног в белые хлопчатобумажные одежды, которые должны быть чистыми, но бывшими уже в употреблении: одевать что-либо новое на покойника запрещается как греховная пустая трата. Эта одежда <...> состояла из священной рубахи, хлопчатобумажных штанов, едва прикрывавших колени, грубых обмоток на ногах и сложенного головного убора, завязанного под подбородком» (М. Бойс). Затем тело заворачивали в саван из хлопчатобумажного полотна так, чтобы открытым оставалось только лицо (на которое, в свою очередь, клали кусок белой ткани, приподнимаемый при обряде сагдид). В саван запихивали ножницы, которыми на дахме лишь надрезали его ткань, не обнажая тело. По мнению М. Бойс, древний обычай выставлять тела на дахме обнажёнными был оставлен в Ира¬не после IX в., но сохранялся индийскими парсами 695. Для сравнения можно заметить, что <...> погребальная одежда мусульманина-шиита состоит из трёх частей: «набедренной повязки» <...> от пупа до коленей, рубахи <...> до середины голени ноги и полотна <...>»696

*695 Boyce M. A Persian Stronghold of Zoroastrianism. Oxford. 1977. P. 149-150
*696 Крюкова В.Ю. [Примечание к «Видевдат» 8.23] //Авеста-РП. С. 102. При¬меч. 1.

И сказал Ахура Мазда:
- Пусть нанесут ему четыре сотни ударов конской плетью, четыре сотни [ударов плетью], «делающей послушными»
[Кр]. Если же одежды столько, что она покрывает всего мертвеца, тогда наказание грешнику, допустившему это, — тысяча ударов плетью Сраоша чарана.
- Но как же, о Ахура праведный, очиститься от скверны тем двум маздаяснийцам, которые случайно наткнутся на мёртвое тело — по лесу ли проходя, но полю, в горах или ещё где-нибудь? Какие ритуалы им выполнить надлежит? И как очиститься людям, отнёсшим труп че¬ловека или собаки на дахму? — спросил Заратуштра.
И благой бог дал такое наставление:
- Если обглодан был мертвец пожирающими трупы собаками или пожирающими трупы птицами, то пусть [маздаясниицы] омоют своё тело коровьей мочой и водой 697 тогда очистятся [Кр]- А если мертвец не был обглодан, пусть маздаяснийцы трижды выроют три ямы и дважды омоются мочой, а на третий раз — водой. Сперва им надлежит вымыть руки, а затем облить водой макушку.
- О Создатель плотского мира, праведный! И когда вода бла¬гая приходит на макушку, на лоб, куда же Друхш-йа-Насу обрушивается?
И сказал Ахура Мазда:
- Дальше, между бровей на переносицу, Друхш-йа-Насу обрушивается.
- О Создатель плотского мира, праведный! И когда вода благая дальше, между бровей на переносицу приходит, куда же Друхш-йа-Насу обрушивается?
И сказал Ахура Мазда:
- На затылок Друхш-йа-Насу обрушивается.
- О Создатель плотского мира, праведный! И когда вода благая на затылок приходит, куда же Друхш-йа-Насу обрушивается?
И сказал Ахура Мазда:
- Дальше, на верхнюю челюсть Друхш-йа-Насу обрушивается
[Кр]. Потом вода приходит на челюсть, и Друхш-йа-Насу кидается на правое ухо; затем, спасаясь от воды, — на левое ухо; и так он спускается вниз по человеческому телу, по всем членам его, пока не будет загнан благой водой под ступни. Под подошву загнанный [Друхш-Йа-Насу] крылу мухи подобен. <...> Разом на пальцы оперевшись и пятки задрав, правые пальцы следует облить, и тогда Друхш-йа-Насу, на левые пальцы обрушивается. Левые пальцы следует облить. И тогда изгнан Друхш-йа-Насу в форме отвратительной мухи, [прилетающей] с северной стороны, с торчащими вперед коленями, поднятым кверху задом, [которая] вся покрыта пятнами, как ужаснейшие храфстра. <...>
- О Создатель плотского мира, праведный! Если маздаяснийцы пешком ли проходя, пробегая ли, верхом ли, проезжая ли, на-ткнутся на огонь трупы варящий 698», [на котором] труп бы вари-ли, труп бы жарили, что тогда делать маздаяснийцам?
И сказал Ахура Мазда:
Пусть будет убит варящий труп, пусть убьют его, пусть котёл разнесут. <...> Вне пламени [этого] огня следует дрова прожечь, — то ли дерево, что с семенем огня 699 , или то, что для этого огня выложено 700 , — это дерево огнесеющее пусть вынесут, пусть вытащат, как можно скорее пусть выбросят [Кр] — девятью охапками пусть разнесут осквернённый огонь настолько от огня трупы варящего, как большая пядь 701
[Кр].

«Тушить огонь недопустимо, поэтому следует девятью охапками разнести осквер¬нённый костёр. Над головнями, перекладывая их в углубления в земле, проделывают подобие очистительного обряда, совершаемого над человеком» 702.

*697 Имеется в виду последовательное омовение сначала мочой, потом водой. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*698 Или, возмжно, трупы сжигающий. Осквернение огня мёртвой плотью каралось смертью – недопустимо, например, трупосожжение (сравн. «Видевдвт» 1.16 – с. 114). Также недопустимо использование для каких-либо целей мертвечины, которая сама по себе считается реальным вместилищем и источником смерти. (Примеч. В.Ю. Крюковой). По мнению автора, упоминание о варении трупов, вероятнее всего, вызвано обычаями некоторых племён употреблять в пищу собак или вываривать их кости (например для получения клея или обезжиривания костной ткани с последующим использованием её для различных изделий). Возможно соотнесение упоминания и с обычаями ритуального людоедства (см. Геродот I.216; III.38; IV.26).
*699 То есть древесина из костра, уже горящая. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*700 То есть древесина, приготовленная для сожжения в костре. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*701 Большая пядь – расстояние в 12 пальцев. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*702 Крюкова В.Ю. [Примечание к «Видевдат» 8.75] // Авеста-РП. С. 108 Примеч.5
*703 Или, возможно, сжигающий истечения. Всё, исходящее из человеческого тела (экскременты, пот, слюна, кровь из раны, обрезанные волосы, остриженные ногти и даже дыхание) считается в той или иной степени «нечистым», — поэтому вели-ко воздаяние за отнесение осквернённого огня. (Примеч. В. Ю. Крюковой.) По мнению автора, к «истечениям» приравнивались ещё какие-то субстанции органического происхождения, поскольку термин «варение истечений» довольно уверенно соотносится с (неизвестными ныне) рецептами изготовления лаков и тканевых красителей. В данной строфе, однако, речь скорее всего идёт о сожжении «истечений».
*704 То есть в храм огня, к священному огню, постоянно поддерживаемому специально приставленными священнослужителями. (При~иеч. В. Ю. Крюковой.)
*705 Имеется в виду воздаяние за благой поступок в будущей жизни, когда душа чело¬века предстанет на посмертном суде и будут взвешены все благие и злые мысли, слова и дела умершего. (Примеч. В.Ю. Крюковой)

Выслушав это наставление, Заратуштра приступил к Ахуре со сле¬дующим вопросом:
- О Создатель плотского мира, праведный! — воскликнул он.
Кто огонь истечения варящий 703 отнесёт к положенному месmy 704, какая этому человеку будет мзда после отделения души от тела? 705
И сказал Ахура Мазда:
- Как если бы он в этой жизни плотской тысячу головней огня отнёс к положенному месту. <...>
- О Создатель плотского мира, праведный! Кто огонь от котла отнесёт к положенному месту, какая этому человеку будет мзда после отделения души от тела?
И сказал Ахура Мазда:
Как если бы он в этой жизни плотской пятьдесят головней огня отнёс к положенному месту. <...>
О Создатель плотского мира, праведный! Кто огонь от места, где стойбище для скота, отнесёт к положенному месту, какая этому человеку будет мзда после отделения души от тела?
И сказал Ахура Мазда:
- Как если бы он в этой жизни плотской тридцать головней огня отнёс к положенному месту. <...>

- О Создатель плотского мира, праведный! Смогут ли очиститься те два человека, о Ахура Мазда праведный, что на труп наткнулись в глуши, в месте диком? <...>
И сказал Ахура Мазда:
Смогут очиститься, о Заратуштра праведный!
[Кр] Пусть убегут как можно быстрее прочь от мёртвого тела и омоются согласно обряду коровьей мочой и водой.
Пробежав первую хатру, пусть [каждый из тех двоих] бежит и дальше, с тем, чтобы там, где кто-либо из плотских существ ему повстречается, громогласно крик испустить: «Здесь на мёртвое тело наткнувшийся, — не ища того мыслью, не ища того словом, не ища того делом; да будет велено мне очиститься» 706. Если, пробежав, первых [людей] встретит [на пути], и они его не очистят, треть [вины] за его дело разделят [Кр]. То же самое пусть кричит он и пробежав вторую хатру, и пробежав третью. Если после второй хатры не помогут ему совершить очистительный ритуал
разделят половину вины за осквернение, а если на третьей хатре не помогут — всю вину на себя возьмут. Если же нигде не помогут ему, пусть каждый из тех двоих очищается сам коровьей мочой и водой.
- О Создатель плотского мира, праведный! Если будет вода на этом пути, требующая наказания «за воду» 707, какое ему наказание?
- Пусть нанесут ему четыре сотни ударов конской плетью,
был ответ великого бога.
- А если будет растение на этом пути, требующее наказания «за огонь» 708, какое ему наказание?
Пусть нанесут ему четыре сотни ударов конской плетью, четыре сотни [ударов плетью], «делающей послушными». Такое ему наказание, такое ему искупление, искупающему здесь праведнику, а неискупившгш — «воистину в Доме 709 постояльцами быть»
710 [Кр], — сказал Ахура Мазда Заратуштре.

*706То есть они должны оказать ему содействие в совершении ритуалов очищенияю. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*707Имеется в виду наказание за то осквернение, которому подвергнется вода в случае соприкосновения с этим человеком. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*708Имеется в виду осквернение древесины, которая может послужить для разведения огня. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*709Имеется в виду ад. (Примеч. В.Ю. Крюковой)
*710Цитата из «Гат» - «Ясна» 49.11

________________________

03 Аша-Вахишта день.
10 Даэны месяц.
3756 год ЗРЭ

Аша-Вахишта день (Ав. Аша Вахишта) Наивысшая Аша. Покровитель огня.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:55
Завтрашний день начнется в: 09:55
Текущее время Аивисрутрим-гах, осталось 08:19 часов.
Ушахин-гах будет в 00:56 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 21/12/2018 по 22/12/2018

Зервано-зороастрийские праздники