Поиск по сайту



Пора открывать Индию (продолжение)

Журнал "Митра" № 8 (12) 2006 год

Светлана Каменева г.Пермь

Часть 4. Храмы огня и дакмы

ind_10.jpg
Храм огня в Санджане.

Как было сказано ранее, по пути от Дану до Санджана мы осмотрели три действующих храма огня. Увы, внутрь нас не пустили, и мы вынуждены были лицезреть только внешние фасады зданий. Как рассказывала Мехер Мастер Мусс, отцы-основатели парсийской общины высадились на побережье Гуджарата на Западе Индии примерно в 751 году. До этого парсы провели некоторое время на острове Див. Местный раджа долго не хотел пускать парсов в Индию, и разрешил им поселиться на морском побережье только при одном условии, что они не будут обращать местных жителей в свою веру и пропагандировать среди них свой образ жизни. Именно тогда, как говорят зороастрийцы, и было принято решение – не пускать иноверцев и чужеземцев в парсийские храмы. Говоря это, они как бы оправдываются, что традиция очень прочная и нарушать ее нельзя даже сейчас. Над храмами в Бомбее висит табличка “вход только для парсов”. Хотя теперь опасность миссионерской деятельности со стороны парсов миновала, и сотни туристов добровольно рвутся приобщиться к их духовной культуре. И если Бомбей, еще держится старых запретов, то в анджомане Дели, все выглядит иначе. Днем там как и положено, вход иностранцам строго воспрещен, у входа в анджоман сидит злобный дедушка с палкой и чехвостит всех иностранцев. Нам даже пришлось встречаться на улице с сотрудницей анджомана, дедок нас даже на порог не пустил. Но, оказывается, вечером ситуация меняется коренным образом, именно в парсийском анджомане Дели каждый вечер устраиваются концерты классического индийского танца для иностранцев (правда с другого входа, но попадаешь в то же помещение). Так что запреты - запретами, а бизнес - бизнесом, и предприимчивые парсы Дели зарабатывают на этих концертах неплохие деньги.
Но вернемся к храмам Гуджарата. Первый храм огня у которого мы остановились, честно сказать не произвел особого впечатления. Он и на храм то, был не похож. За красивой оградой с колоннами, украшенными каменными чашами с огнем, стоял симпатичный одноэтажный дом с черепичной крышей. Единственно, что бросалось в глаза, это чистота самого храма и территории к нему прилегающей. Чувствовалась заботливая рука хозяина, во внутреннем дворике цвели тропические кустарники и розы. Вообще, начиная с Дану, можно было вздохнуть свободнее, все парсийские поселки и города были гораздо чище индийских. Мехер Мастер Мусс продолжала рассказывать историю переселенцев. Парсы быстро выучились говорить на гуджарати как на родном языке, переняли гуджаратскую письменность.

ind_05.jpg
Колонны храма.

Со временем парсы стали носить индийскую одежду, хотя с небольшими отличиями. Жрецы продолжали одеваться во все белое, носили на голове белые тюрбаны, миряне тоже надевали белые одежды, но преимущественно во время религиозных церемоний. Женщины стали носить цветные сари, но головы прикрывали платком и дома, и на улице. По мере того, как колония в Дану и Санджане процветала, группы мирян стали ее покидать и селиться в других небольших городах, преимущественно вдоль побережья. Когда зороастрийское население в этих местах увеличивалось, они обращались в Санджан с просьбой прислать священнослужителей для их общины. Затем, жрецы поделились на местные ассоциации, каждая из которых имела свой совет и самостоятельно управляла своими делами, но все равно все они были связаны со своим первоначальным поселением Санджан. Ведь именно там находился священный огонь Аташ-Бахрам, пепел которого был необходим для обрядов очищения, да и сам огонь Санджана с первых дней своего существования был местом постоянного паломничества. Санджанский огонь Аташ-Бехрам был единственным священным огнем у парсов Индии в течение почти 800 лет! Парсам в Индии жилось несладко, сначала их притесняли индусы, в 13 веке в Гуджарате был установлен мусульманский султанат, в 15 веке эти плодородные земли захватили португальцы. Как считают сами парсы, захват Гуджарата императором Акбаром в 1572 году положил начало к процветанию общины парсов. Известно, что Акбар интересовался религиями, он расспрашивал парсов про их веру, и парсы отправили ко двору Моголов ученого жреца Мехерджи Рана. Вот как пишет об этом мусульманский историк: “Огнепоклонники тоже пришли ко двору Акбара и доказали его величеству истину учения Зороастра, они назвали зороастризм великим культом и произвели на императора такое хорошее впечатление, что разузнав их религиозные обычаи и обряды парсов Акбар приказал, чтобы священный огонь поддерживался при дворе днем и ночью по обычаю древних персидских царей”. Акбар отменил подушный налог, который должны были платить парсы индийскому радже и даровал всем свободу вероисповедания. Благодарные парсы пожаловали ученому жрецу Мехерджи Рана и его потомкам на вечные времена должность верховного жреца или великого Дастура. И до сего дня анджоманом Санджана руководит дастур из рода Мехерджи Рана. С этого времени письменные архивы парсов становятся более общирными, они включают не только исторические летописи, но и юридические документы, и храмовые записи. Все эти документы вместе с надписями на парсийских дакмах и храмах огня были собраны в 19 веке в отдельную книгу, которая называется Парси Пракаш “Парсийское сияние”, и парсы очень гордятся этим письменным источником по истории своей общины.

ind_11.jpg
Чаша с огнем – барельеф храма.

Но вернемся к нашей поездке. Два следующих храма огня у которых мы останавливались были очень похожи друг на друга. Современная архитектура, арка над входом украшенная символом Фраваши. Разве что здания за забором были уже двухэтажные, под той же красивой черепичной крышей. У одного из храмов колонны украшали капители в форме знаменитых быков Персеполиса, как с гордостью сказали парсы – память по утраченной родине. Хотя постройки, которые мы видели, все были современными, Мехер Мастер Мусс сказала, что именно на этих местах всегда стояли храмы огня Гуджарата с 12 века, просто здания постоянно обновляются, но огонь в них никогда не угасал. Увы, из самих храмов к нам никто на вышел, была самая жаркая часть дня и видимо местные зороастрийцы ушли на сиесту. Чтобы как-то сгладить разочарование всех иностранцев, Мехер Мастер Мусс толкнула нам целую речь про храмы огня: “Наши друзья, которые не являются зороастрийцами часто недоумевают, видя вывески на стенах храмов огня в Индии, гласящие “вход только для парсов”. “Есть ли какая-нибудь реальная духовная причина для этого?”-, часто спрашивают они нас. Храм огня - это место очень высокого качества утонченных духовных вибраций, которые очень мощны. Эти вибрации могут нанести сильный удар по ауре, физическому телу, мозгу и душе любого неподготовленного человека внутри или в окрестностях храма огня. По этим причинам вход ограничен. Не только не зороастрийцы лишены возможности войти, но даже мы, последователи этого учения, не имеем права входить в центральную часть внутри строения. Храмовые постройки всегда состоят из 3 частей. В центре находится комната, покрытая куполом, внутри которой горит священный огонь. Вокруг этой комнаты расположены другие залы, в которых стоят и молятся священники, выполняющие церемонии.

Эти залы обычно окружают веранды и длинные коридоры, имеющие входы со всех четырех сторон строения, в них молятся остальные зороастрийцы. Кто же все-таки имеет право войти в храм? Это прежде всего зависит от степени чистоты вибраций человека в целом: души-ума-ауры-тела. В центральную комнату могут войти только священники полной квалификации (Навар или Матаб), кто благодаря своей чистоте имеет высшее положение, приблизившись к знаниям Бушнума. Любой другой зороастрийский священник (кто не имеет степени очищения соответствующей Бушнуму) не может войти туда. В центр также позволяется входить некоторым отшельникам “бехдинам”, которые не принадлежат к классу священослужителей. В серединных помещениях молятся обычные священники и зороастрийские “бехдины”, которые выполняют ритуальную церемонию очищения кушти перед тем как войти в Храм Огня. Войти в храм можно только приведя организм в определенное состояние. Даже мы, зороастрийские женщины не посещаем храм во время менструаций, так как в эти дни уровень духовной чистоты наших тела-ауры-ума-души не соответствует требованиям, позволяющим войти в храм. Та степень чистоты вибраций, которая существует внутри храма может быть нарушена, если мы войдем в такие дни, чем будет оказана услуга темным. Таким образом, я думаю, вам стало понятно, почему не зороастрийцы, т.е. люди которые не прошли через обряд посвящения, не носят судреха и кушти, а главным образом, те кто не имеет необходимого уровня очищенности тела-ауры-ума-души не допускаются в храм огня. Уровень их вибраций такой, что очень сильные и мощные энергии, циркулирующие внутри храма огня, могут действительно своей силой расстроить нервную систему и секрецию желез неподготовленного человека, так как его аура не имеет необходимой защиты. Примером может служить немецкий профессор Зигфрид Хемердинг, посетивший Бомбей в сентябре 1988 года. Так как он не мог попасть в храм огня, он решил посетить занятия в школе для парсийских юношей, готовящихся стать священниками. Небольшая часть Ясны - одна из литургических церемоний с чтением авестийских мантр и выполнением ритуальных действ была исполнена в его присутствии. Будучи чувствительным человеком, он смог ощутить мощное воздействие слога “А-ш”, усиливающего авестийские мантры. Через несколько минут профессор поднялся со стула, попросил остановиться священника, читающего мантры и удалился в самый дальний конец комнаты.

ind_08.jpg
Мехер Мастер Мус с тайваньским ламой.

Он рассказал позже, что в тот момент испытал ужасный дискомфорт, его тело онемело, и он понял, что все его органы чувств поражены вибрациями мантры. Он никак не мог сопротивляться этой силе и чуть не потерял сознание. Этот пример дает прекрасную иллюстрацию того, что храм огня чем-то схож с ядерным реактором. Туда, где работают с атомной энергией не все люди могут войти. Ученые, которые работают там и могут входить в радиактивные зоны имеют специальную защитную одежду, иначе сильные излучения внутри помещения будут неблагоприятно воздействовать на них. Поэтому, если кому-то дается специальное разрешение на вход, он также должен надеть защитную специальную одежду и покрыть чем-нибудь нос и рот. Я надеюсь, что после моего рассказа, наши друзья иностранцы имеют возможность лучше понять, почему им не позволяется входить внутрь храма огня”. Что ж, нам оставалось только довольствоваться такими речами-успокоениями Мехер Мастер Мусс.
После осмотра храмов огня наш путь долго шел от побережья по проселочным дорогам к действующей дакме. Путешествие по узким сельским дорожкам Индии, имеет свое очарование. Ощущение, что выехал на сафари, со всех сторон к дороге примыкает буйная тропическая растительность, пальмы ветками нередко царапают по джипу, вокруг высокая пампасная трава. Такие идилические картинки джунглей, то и дело перемежаются и пересечением убогих индусских поселений, где всякая живность (коровы, овцы, свиньи, собаки, куры, да и местные исхудавшие аборигены), визжа и извиваясь выскакивает прямо из под колес машины. У деревенских жителей Индии есть дурная привычка, сидеть и лежать прямо посреди проезжей дороги, можно предположить, что жизнь им уже так осточертела, что они выжидают редкий транспорт, который Бог весть когда пойдет через их дыру, чтобы был шанс распрощаться с этим существованием. Итак мы колесили мимо лачуг и пальм около 2 часов, пока Мехер Мастер Мусс не сказала, что мы где-то запутались (видимо и она сама не часто посещает дакмы). Еще около часа мы искали местного проводника, который мог бы показать нам правильную дорогу, и только часов через пять благополучно доехали до места. Хотя мое личное отношение – лучше бы мы туда вообще не ездили. Не успели открыть дверцы машины, как удушающий запах мертвечины ударил в нос.

ind_03.jpg
Дакма – башня молчания.

Это главная действующая дакма Санджана и прилегающего округа, куда ежедневно привозятся десятки трупов. Работники дакмы обрадовали нас, сказали, что ни трупов, ни грифов мы уже сегодня не увидим. Мы приехали далеко за полдень, а трупы привозят рано утром, почти на рассвете. Сначала их разделывают на специальном камне, который стоит прямо у дороги, по очереди, один за другим, выпотрашивают внутренности, чтобы птичкам было легче и вкуснее отобедать. Отсюда и запах, который мы ощутили, так как камень расположен очень близко от стоянки машин, чтоб родственникам умершего далеко не нести труп. Родственники доносят труп до этого камня, прошаются с умершим и спокойно уезжают, что происходит дальше, их уже не сильно тревожит. Единственно, сильно набожные парсы, потом звонят смотрителям дакмы и спрашивают, как там грифы поклевали его дорогого умершего, считается, что человек был праведником, если грифы начнут им лакомиться с глаз. Сама дакма находится в глубине небольшой рощи, на расстоянии примерно 200 метров от “разделочного” камня. Дакма – это круглое, каменное, довольно высокое сооружение, с двух строн каменные лестницы, которые ведут наверх, по ним поднимаются служители и сбрасывают тела внутрь. Желания подняться по лестницам и полюбопытствовать что там сверху ни у кого из экскурсантов не возникло. Запах у дакмы был слабее чем у “разделочного” камня, видимо сказывалась изоляция толстых каменных стен, но лестницы, ведущие наверх были покрыты зеленой плесенью, и на ступеньках кое-где были лужи малопривлекательной жидкости. Всем было интересно, где же грифы, участники нескончаемого 5-ти звездочного банкета? Нам ответили, что сегодня господа грифы уже накушались, было 20 трупов, и больше уже не пожалуют, до следующей порции утром. Осмотр дакмы закончился довольно быстро, все хотели поскорее уехать из этого зловонного места, однако Мехер Мастер Мусс сводила нас еще на экскурсию в домик служителей дакмы. Дом оказался как и все у парсов очень чистым и уютным, да и сами разделыватели трупов вовсе не показались нам кровожадными злодеями и силачами-гигантами. Это были худощавые, сухопарые мужчины, которые несколько робели в присутствии Мехер Мастер Мусс и других высокопоставленных парсов, ведь они считались низшей кастой у парсов, оскверненными работой с трупами. Мехер Мастер Мусс не преминула рассказать нам целую лекцию про дакмы: “В зороастрийской религии после смерти человека церемонии продолжаются в течении нескольких дней и ночей. Подобные церемонии состоят из 4 частей. Первая часть - церемония помещения умершего внутрь “башни тишины”, которая называется дакма. Она совершается исключительно в дневные часы, сразу как только возможно, но не ранее 24 часов после смерти. Как описано в Вендидате, при исполнении этой церемонии должны использоваться только природные методы. Главный метод погребения хранится в космических законах Ахура Мазды. При нем земля, вода, воздух и огонь не оскверняются, и таким образом всё сохраняется экологически чистым. При захоронении труп оскверняет землю, при сбрасывании в море или реку оскверняется вода, при кремации одновременно оскверняются воздух и огонь.

При этом появляются бактерии, микробы, а также болезненные и вредные вибрации. Поэтому дакма - это лучший и наиболее естественный метод захоронения в соответствии с повиновением законам Бога. В Иране бывает такая неимоверная жара и сухое лето, что даже некоторые части горных массивов выветриваются и осыпаются. Солнечная энергия днем очищает и высушивает труп, который находится внутри дакмы - каменного помещения без потолка. В тропических странах с влажным климатом Бог сотворил специальных птиц, питающихся падалью, и дал им задание - хранить нашу планету чистой, а также быстро и естественно удалять разлагающиеся останки. Таким образом, грифы являются большими врагами ангро-манью и всех темных сил, они выполняют свою, данную Богом миссию сохранения чистоты земли и помогают быстро удалить мясо с костей, чтобы солнце могло обелить кости и разложить их на соль и удобрения, останки, не склеванные птицами также становятся удобрением для земли”.

далее

03 Аша-Вахишта день.
11 Вохумана месяц.
3755 год ЗРЭ

Аша-Вахишта день (Ав. Аша Вахишта) Наивысшая Аша. Покровитель огня.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:41
Завтрашний день начнется в: 09:39
Текущее время Ушахин-гах, осталось 07:33 часов.
Хаван-гах будет в 09:39 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники

Зервано-зороастрийские праздники