Поиск по сайту



Сирия - Иордания. Паломничество в страну востока

Свелтлана Каменева г.Пермь

Поездка вдоль Евфрата

Машина, на которой предстояло совершить трехдневный тур, оставила неизгладимое впечатление. Это был микроавтобус типа нашей Газели, передние сидения как обычно, а в салоне, вместо сидений стоял огромный мягкий диван с восточным декором, на нем свободно разместилось бы даже пять человек. Диван, расположенный по длине салона создавал прекрасный обзор для путешественников. Хочешь, смотри в окна перед собой, хочешь вперед – в окна водителя, хочешь назад – в задние стекла. На всех окнах аккуратные занавески, их можно задернуть и тогда людей в салоне не видно, хорошо для маскировки. Устроились мы со всеми удобствами, Ларису посадили на переднее сидение, а сами втроем на диване. Даже шутили, что еще бы сюда кальян для завершения колорита. Смущало только то, что водитель при первом знакомстве оказался каким-то угрюмым и был крайне недоволен долгими проводами. Вместе с тем, водитель вежливо представился нам, сказав, что его зовут Хусейн. Он был одет с иголочки, в отутюженном костюме, рубашке и галстуке, запасной костюм в чехле висел в салоне. Пейзаж за окном был на редкость однообразный, высушенная солнцем, растрескавшаяся земля солончаковой пустыни. Иногда встречались небольшие караваны верблюдов. Машин на трассе было совсем мало. Водитель включил музыку и поглядывая на Ларису, стал подпевать и пощелкивать в такт пальцами. Однако через час пути ему наскучило это занятие, он достал из-под сидения ту самую большую квадратную бутылку с бренди, что не допили работники отеля на вчерашнем банкете, и стал периодически к ней прикладываться. Песни в исполнении Хусейна зазвучали еще веселее. Мы же пришли в ужас, что едем по безлюдной дороге в пустыне в сторону Ирака, водитель горланит песни и лакает из горла бутылки бренди. Куда же мы так приедем? Мы ехали почти пять часов до Дэйр-ез-Зора, это был первый населенный пункт на нашем пути. Большой промышленный город и торговый центр на Евфрате. Дэйр-ез-Зор современный город, где нет особых достопримечательностей, запомнился огромным базаром в несколько кварталов и чистой, ухоженной набережной Евфрата. Но наш путь лежал дальше на восток, проехав сквозь Дэйр-эз-Зор, мы выехали на оживленную трассу, где на всех указателях большими красными буквами угрожающе красовалось одно слово – Ирак и было указано расстояние в километрах до границы. Это расстояние стремительно сокращалось. Дэйр-эз-Зор находится в восьмидесяти километрах от границы с Ираком, наш первый объект посещения Даура Европа на расстоянии 45 км, а Мари всего лишь в 16 км от границы. Если раньше Ирак был для нас некоторой удаленной, абстрактной угрозой, то указатели со стремительно сокращающимся расстоянием недвусмысленно показывали, куда же мы все-таки едем. Мы задернули шторки на окнах, Лариса на переднем сидении накинула платок на волосы. Так мы проехали в полном молчании почти 40 километров, Хусейн стал серьезным, выключил радио и сосредоточенно следил за дорогой. Вот и первая остановка – Даура Европа. Удивительное место, где пересеклись пути многих цивилизаций. Это место было когда-то центром науки и искусства Древней Халдеи, потом сюда пришли христиане-несториане и построили несколько церквей, были здесь и последователи митраизма, были манихеи и евреи. Свое название Даура Европа получила от греков, которые последними организовали здесь свой мегаполис в … году. Природа здесь необычайно живописна. Высокий, обрывистый холм, нависающий над Евфратом, весь заполнен руинами храмов разных времен и народов. Евфрат здесь тихий, медленно, размеренно несет свои зелено-белые воды, огибая множество небольших островков, покрытых сочной, изумрудно-зеленой травой. Вся долина Евфрата, начиная с Дэйр-эз-Зора, радует глаз путешественника, она покрыта зеленой травой, возделанными полями, деревьями и кустарниками. Это плодородная долина Евфрата издавна густо заселена, селения следуют одно за другим, дома очень опрятные, огороды ухожены. Здесь традиционно живут курды, семьи многочисленны, на улицах вдоль дороги играет много детей.

Местные жители передвигаются на традиционном транспорте – повозках, запряженных осликами. Ничто не внушает тревоги, не напоминает о близкой границе с Ираком, наоборот, все очень размеренно, спокойно, патриархально. Люди живут также, как жили их деды и прадеды сотни лет назад, возделывают землю, растят детей. Этот район хоть и относится к Сирии, но сильно отличается от нее по укладу, стилю жизни. Кажется, что ни цивилизация, ни политика совсем не затронули его. Здесь, например, почти не встречаются плакаты с изображением президента, его портреты увидишь лишь на редких машинах. И самое удивительное, почти напрочь отсутствуют таблички с названиями населенных пунктов вдоль дороги. Как будто один большой аул тянется вдоль дороги от Дэйр-эз-Зора до иракской границы. После Даура Европы мы сразу повеселели. Дело в том, что у входа в музейный комплекс мы встретили двух молодых итальянцев, которые приехали сюда на джипе из Эль-Ракки, значит здесь совсем безопасно, раз иностранцы сюда едут. Были и местные сирийцы, которые приехали посмотреть это древнее поселение. Вообще, впечатление от Даура Европы осталось как от очень спокойного места, где много туристов и археологи ведут раскопки. В хорошем настроении мы поехали дальше, напрочь забыв о мерах предосторожности. И вот очередное КПП, нас тормозит полицейский, заглядывает вовнутрь и просит перевести Хусейна следующий вопрос: “По своей ли воле мы едем в Ирак, или этот человек нас насильно увозит?” Этот вопрос был для нас как гром среди ясного неба, придя в себя, мы обречено закивали головой “по своей воле едем, но не в Ирак, а в Мари”. Полицейский посоветовал нам быть осторожными, не задерживаться в Мари после заката солнца, а то всякое бывает. Оставшуюся часть пути мы ехали с постными лицами, задернув все шторки, в гробовом молчании. Вот и неказистая табличка с надписью “Мари”, машина съезжает на проселочную дорогу. Проехав немного, мы останавливаемся у глинобитной избушки, здесь должен сидеть билетер, но место туристами посещается сейчас редко, поэтому билетер сидит дома. Мальчуган из соседнего дома побежал известить его о приезде туристов. Нам же предлагают идти самостоятельно осматривать зиккурат. Увидеть настоящий зиккурат мечта любого любителя археологии. Ведь именно в зиккуратах Месопотамии найдены следы всемирного потопа. Идти до зиккурата нужно почти 500 метров, солнце вот-вот начнет садиться. Идешь и шарахаешься от всех встречных крестьян, вдруг это боевик и устроит нам засаду. Зиккурат – это огромная глинобитная крепость, датируемая вторым тысячелетием до н.э. За многие века крепость покрылась большим культурным слоем, поэтому спускаться в зиккурат приходится вглубь раскопанного холма по деревянным лестницам. Здание до сих пор сохранило свою монументальность, стены необычайной толщины, глубокие шурфы и подземелья, узкие арки и бесчисленное количество комнат. Мы спокойно в полном одиночестве осмотрели зиккурат. Вновь вышли на берег Евфрата, который неторопливо катит свои зеленые волны в стороны Ирака, как сказал водитель, по воде граница проходит гораздо ближе, всего каких-нибудь 6-8 км отделяют нас от нее. Все по-прежнему мирно и спокойно, ухоженные поля, сочная зелень, одноэтажные домики-мазанки. Мы возвращаемся к машине, пришел и смотритель музея – седобородый старик и его жена – невысокая, хлопотливая, старушка. Смотритель продал нам билеты, открыл небольшую сувенирную лавку. Посетителей здесь почти не бывает, даже сами сирийцы не часто сюда едут, поэтому цены существенно ниже, чем в Дамаске.

Лариса купила себе коврик из верблюжьей шерсти. Я хотела сторговать копию статуэтки халдейского писца, но здесь цены устанавливает музей, скидок нет. Хозяйка предложила нам чай, но надо было спешить, солнце уже село. В напряженном молчании мы ехали обратно, как бы кто не остановил. Проехали заставу, где нас огорошили вопросом о добровольности нашей поездки, в этот раз нами никто не заинтересовался. После заставы все облегченно вздохнули, а когда проехали Даура Европу, совсем повеселели. Въезжая в Дэйр-эз-Зор все пребывали в таком приподнятом настроении, что нас ничуть не смутил отель, где предстояло провести ночь. Дэйр-эз-Зор не туристический город, и в городе очень мало отелей. Один дорогой за городом и несколько простеньких на рынке. Мы выбрали отель на рынке, нечто типа “дома колхозника” советских времен. Комната настолько плотно заставлена кроватями, что при передвижении по ней синяки от столкновения с углами кроватей просто неизбежны. В нашей комнате было порядка десяти кроватей на нас четверых. Можно было разлечься поперек каждому на 2-3 кровати, но это оказалось не очень удобно. Так как кровати были железными с продавленной панцирной сеткой. Дом колхозника находится в самом центре базара, поэтому все ароматы вечернего рынка, запах жарящегося люля-кебаба, восточных специй и чая, громкие разговоры сирийцев на улице врывались к нам в окно. Да это и сложно было назвать окном, одна стена комнаты была полностью застеклена и выходила на улицу. Многие стекла из этого огромного окна давно выпали, так что создавалось ощущение, что ночуешь на свежем воздухе посреди восточного, колоритного рынка. В номере напрочь отсутствовали шторы и включив свет, мы оказывались на полном обзоре у гуляющих. Но в этот вечер мы чувствовали себя такими героями, что не обращали внимания на мелочи.

Зилябия и Халябия

Утром следующего дня мы еще немного прогулялись по городу, постояли на набережной. В Дэйр-эз-Зоре Евфрат уже не такой красивый как в Даура Европе и Мари, он узкий и довольно грязный, хотя набережная хороша. Хотели попасть в музей, но был выходной – пятница. Наш путь лежал дальше вверх по течению Евфрата. Участок плодородной долины вдоль реки здесь не такой широкий как в Даура Европе, сказывается близость пустыни, пески наступают. Наш водитель Хусейн повеселел, он стал очень общительным и неустанно повторял, что скоро мы увидим две старые крепости на берегу Евфрата Зилябию и Халябию. Это, в самом деле, чудное место с восхитительной природой, где можно расслабиться и отдохнуть, любимое место отдыха сирийцев, повторял водитель. Видимо Хусейн изрядно натерпелся страху во время вчерашней экскурсии и только сейчас начал приходить в себя. Мы ехали около трех часов, магистраль шла по полупустынной местности, так что особо любоваться было нечем. И вот мы подъезжаем к Зилябии, свернули с главной магистрали к Евфрату, опять появились луга с сочной зеленой травой и большие стада пасущихся овец. Одна отара пересекала дорогу перед нашей машиной, барашки были настолько милы, что мы не удержались от соблазна выйти и сфотографироваться с ними. Мальчишки-пастухи с радостью отлавливали нам маленьких барашков, давали подержать на руках. Приятно, что они делали это от чистого сердца и не помышляли просить с нас денег. Вообще, Сирия очень открытая страна, где все делается от души. Таких мест не так много осталось в нашем мире, особенно остро это чувствуешь в странах избалованных туристами, где местные жители всеми путями стараются нажиться на тебе. В Сирии везде чувствуешь себя желанным гостем. В итоге мы перефотографировались с доброй дюжиной барашков, некоторые брыкались изо всех сил, и их было ой как нелегко удержать. Мы сфотографировались даже с громадным лохматым, сторожевым псом. В этой фотосессии мы были полными хозяевами, дальше нам самим предстояло стать диковинными объектами для фото. Но обо всем по порядку. Мы выехали на берег Евфрата и прямо перед собой на высоком холме увидели развалины старой крепости Зилябия, на другой стороне Евфрата прямо напротив находится вторая крепость Халябия, но она менее посещаема, мост через Евфрат довольно далеко. Здесь же в Зилябии было просто столпотворение, с трудом нашли место для парковки машины. Огромная масса машин, такси, автобусов со школьниками и свадебных эскортов. Выходной день, все устремились на природу. Вообще сирийцы очень подвижны, они не любят сидеть дома у телевизоров и даже вечером парки и зеленые скверы в городах заполняются отдыхающими семьями. Они просто сидят на траве около импровизированного стола с термосом и сладостями, пьют чай и любуются природой. В выходные дни все стремятся вырваться на пикник за город или съездить на экскурсию.

В городах много экскурсионных бюро, которые предлагают как познавательные туры, так и просто однодневный выезд на природу в выходные. Подъем на вершину холма и осмотр крепости дался нам нелегко, на каждом шагу нас останавливали сирийцы, как взрослые, так и девочки-школьницы в одинаковых красивых формах и умоляли сфотографироваться с ними. Сначала мы вполне благосклонно относились к их просьбам, но потом откровенно устали, ведь крайне неудобно фотографироваться на каждом шагу, когда лезешь в гору по осыпающемуся склону под палящими лучами солнца. Еще сложнее фотографироваться, когда спускаешься с горы. На спуске мы давали согласие сфотографироваться только молодоженам. Свадеб было очень много, веселые, шумные с барабанами и другими народными инструментами. Люди устраивали праздничную трапезу прямо на траве, расстилали скатерти, выставляли кушанья. Молодоженов усаживали в центр, а сами садились вокруг. За фото с молодоженами нам перепадали кое-какие угощения. Когда мы подошли к машине, все карманы у нас были набиты орехами, сухофруктами и конфетами. Так что даже водителя угостили. Затем спустились к воде, Евфрат здесь лазурно-синий, чистый и спокойный. Место в самом деле очень красивое, с обоих сторон реки живописные холмы, среди них разместились эти две старые крепости. В древности умели выбирать места на славу.

далее

08 День перед Атаром (Хварна) день.
07 Митры месяц.
3756 год ЗРЭ

День перед Атаром (Хварна) день (Ав. Дадвах) День Создателя перед днем Атара.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 06:49
Завтрашний день начнется в: 06:51
Текущее время Узерин-гах, осталось 00:46 часов.
Аивисрутрим-гах будет в 18:53 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 12/10/2018 по 16/10/2018