Поиск по сайту



Потомственный мобед проводит ритуал Седре Пуши. Интервью с Дмитрием Амосовым

Журнал "Митра" № 10 (14) 2009 год

В 1990х гг., когда толькотолько начинала формироваться зороастрийская община в СанктПетербурге, Павел Павлович Глоба некоторым слушателям школы авестийской астрологии сам повязывал зороастрийские пояса. Задачей этих людей было создание общины и проведение зороастрийских праздников. Прошло несколько лет и многое за это время изменилось. Некоторые куштиваны не выдержали испытание временем и ушли, а другие, кто все-таки остался, уже сами стали проводить ритуал новджот (что буквально означает «новое рождение») и повязывать пояса своим единоверцам. Первые пояса были трехцветными. Желтая, красная и синия нити символизировали единство благой мысли, благого слова и благого дела. Эти пояса из шерстяных нитей плели чаще всего сами новобранцы. При плетении на пояс начитывались авестийские мантры.
С течением времени община развивалась, устанавливались и укреплялись отношения общинников с единоверцами других стран. Из Индии и Ирана нам стали присылать белые пояса кушти. Для закрепления традиции некоторые общинники решили пройти ритуал повязывания пояса кушти у зороастрийских священников Индии или Ирана как носителей этой традиции. Первой стала Татьяна Фурман. Когда она находилась в Индии, доктор Мейер Мастер Мусс предложила Татьяне пройти ритуал новджот у зороастрийского священника. Предложение было принято.
А потом в Россию был приглашен иранский мобед Камран Лориан, который провел ритуалы седрэ-пуши в Moскве и СанктПетербурге. Тогда несколько человек стали куштиванами впервые, а некоторым были повязаны пояса кушти во второй раз. Затем несколько человек из СанктПетербурга прошли аналогичный ритуал в Индии во время своей поездки. Летом 2008 г. в Россию приезжали иранский мобед Камран Лориан и зороастрийский священник Кушру Мадон из Индии. Они провели еще несколько ритуалов повязывания пояса кушти желающим.
В декабре 2008 г. один из общинников Санкт-Петербурга Дмитрий Амосов прошел ритуал седрэпуши (парсийский термин — новджот) у потомственного иранского мобеда Камрана Джамшиди, который специально для этого прилетел в Москву по приглашению Русского Анджомана. В связи с этим событием мы взяли у Дмитрия интервью и предлагаем нашим читателям ознакомиться с подробностями этого мероприятия.

Расскажите, пожалуйста, о себе. Как и почему Вы стали зороастрийцем?

— Я родился и вырос в СанктПетербурге, в семье научной интеллигенции. С детства интересовался историей, военной наукой. Мой дед по своей специальности был связан с разработками нефтегазовых месторождений, и однажды он привез мне книжку о бакинской нефти. Самое большое впечатление на меня в детстве произвела небольшая гравюра, на которой был изображен храм Аташгях в Суруханах.
Этот образ впоследствии встречался мне неоднократно и каждый раз вызывал особое волнение.
Период моего обучения в Ленинградском оптико-механическом институте пришелся на закат советской эпохи. Основы общества пошатнулись, но ситуация давала возможность почувствовать себя на острие поисков. Я много времени проводил в библиотеках. Увлекся астрологией. Эта система поразила меня своей стройностью и отличающимся от научного подходом. К тому времени я разуверился в продуктивности познания мира научными методами. Реальность не укладывалась в декартовы координаты…
Очень многое дала мне дружба со многими неординарными личностями, интересующимися психологией, экстрасенсорикой. Все это расширяло мои представления о мире и заставляло искать новые пути. Знания по космогенезису, изложенные в книгах и на лекциях П. П. Глобы 1992–1993 гг., дали мне возможность соприкоснуться с традицией чистой и глубокой, что повлияло на мой выбор.
В 1994 г. была создана Зороастрийская община в Санкт-Петербурге. В 1998 г. и я вступил в нее.
В читальном зале Публичной библиотеки Восточного отделения мне удалось прочесть «Книгу о путешествии на Восток» Анкетиля Дюперрона. Прекрасно сохранившиеся фолианты из императорской библиотеки Его Величества были написаны на устаревшем французском. Этот замечательный ученый оставил большое наследие, записав подробнейшим образом ритуалы парсов и оставив нам в наследство этнографические материалы по организации жизни этой закрытой общины.
Неоценимым подспорьем были не только записи обрядов повязывания пояса, о котором многие в то время имели самое смутное представление, но и подробные зарисовки дахм, чертежи выкроек судрех, и схемы плетения кушти. Часть этого переводного материала была передана мною младшему настоятелю общины Михаилу Чистякову, и им была положена в основу ритуала повязывания пояса, ключевого момента повседневной религиозной практики для любого зороастрийца.
Одновременно им переводились и издавались религиозные тексты с авестийского языка, что обогащало и проясняло многие аспекты Благой Веры.
Ежедневно мы формируем нашу жизнь, подтверждая наш выбор или уклоняясь от него. Моя встреча в Москве с г-ном Камраном Джамшиди увенчала мою 10летнюю деятельность в состоянии «предварительного повязывания».

Как Вы познакомились с Камраном Джамшиди? Откуда он приехал в Россию?

— Камран Джамшиди является потомственным мобедом Ирана, но в связи с ужесточением действующего политического режима в отношении зороастрийцев он вынужден был покинуть родину и теперь живет в Швеции. По роду своей деятельности он много ездит по миру. Мобед Джамшиди представляет традиционное направление в зороастризме и действует с ведома высшего совета мобедов Ирана. После того как высшим зороастрийским органом Ирана — советом мобедов — было принято решение о разрешении прозелитической деятельности (в соответствии с которым принять благую веру может каждый желающий, согласный с ее принципами), было организовано международное движение Бозорг Базгашт. Дословно это переводится как «Великое возвращение». Активным участником его является Камран Джамшиди. Основой его деятельности стало совершение обрядов седрэпуши (надевание седре) для жителей Европы и выходцев из Ирана, уехавших оттуда и пожелавших принять благую веру, вопреки существующей идеологии современного политического режима в Иране.
Я познакомился с мобедом заочно при посредничестве Юрия Лукашевича, который живет в Минске, в Беларуси. Несколько лет назад он прошел ритуал седрэ-пуши у этого же мобеда и после принятия Благой Веры вел большую работу по ее распространению.

Как проходила подготовка к встрече с мобедом Джамшиди?

— В 2007 г. в СанктПетербург приезжали представители Русского Анджомана, который существует с 2005 г. в Москве. У нас завязалось сотрудничество по распространению Благой Веры, по обмену информацией, переписка. После этой встречи произошли большие позитивные сдвиги по преодолению взаимного недоверия и вражды.
И спустя несколько лет стало возможным организовать международную встречу с представителями Ирана, Таджикистана, Норвегии, Швеции и Российской Федерации. Подготовительные процессы к ней длились очень долго. Более чем за год до встречи с Камраном Джамшиди я сообщил ему о своем желании пройти у него ритуал седрэпуши и краткие сведения о себе. В течение всего этого времени шла подготовка к ритуалу.
Приезд мобеда не раз откладывался и, наконец, в декабре 2008 г. эта международная встреча состоялась. Она была посвящена церемонии седрэпуши для желающих принять Благую Веру. На этой встрече присутствовало около 20 человек. Вначале мобед прочитал лекцию о Благой Вере — зороастризме. В церемонии седрэпуши приняло участие 5 человек из разных стран. После ритуала мобед провел также свадебную церемонию для двух зороастрийских пар из России.

Чему была посвящена лекция мобеда Джамшиди? Расскажите об этом поподробнее.

— Лекция мобеда была посвящена основным принципам зороастризма. По словам Камрана Джамшиди, главнейшую роль в зороастризме играет триада «Благая мысль. Благое слово. Благое дело» и соответствие каждого из ее компонентов друг другу, так как в жизни добиться этого не просто. Основой зороастризма является принцип свободы человека и ответственности его за свой выбор. Зороастризм отвергает фатализм. Все благие мысли, слова и дела, равно как и злые, полностью формируют нашу судьбу, и мы оказываемся в той реальности, которую сами себе создаем. Поэтому чем больше мы привносим в нашу жизнь благого, тем лучше становится наша жизнь.


— Кто из изедов зороастрийского пантеона больше всех влияет на благоустройство земного мира?

— Это один из Бессмертных Святых — Спента Армаити (Благодетельный мир). Эпитет «Спента» привносит в земную гармонию энергию расширения, улучшения, позитивного изменения окружающего мира. Человек рассматривается в зороастризме как друг и помощник Бога на Земле, а не как раб и слуга. Находясь в постоянной связи с Создателем, зороастриец становится связующим звеном между Богом и окружающим миром и является проводником, активным носителем созидательного изменения материального мира к лучшему. Ежедневными зороастрийскими молитвами зороастриец подтверждает свой выбор, становясь активным помощником Ахуры Мазды. Он изгоняет зло из себя и окружающего мира. У зороастрийца, как у «Маленького Принца» из книги А. де Сент Экзюпери, «есть такое твердое правило: утромвстал, привел себя в порядок и сразу же привел в порядок свою планету».
В зороастризме нет самоуничижения, так как это религия свободных людей, принимающих ответственность за свою жизнь на себя. Одно из самых важных понятий — Аша (праведность) — гармония, счастье, состояние равновесия, согласия человека с самим собой и окружающим миром.

Были ли у Вас с мобедом Джамшиди хоть какие-то, пусть даже незначительные, разногласия в вопросах религии?

— Удивительно, но нет, так как все, что излагал мобед, было созвучно моим внутренним позициям. Все совпало на 100% с моими представлениями и моим пониманием зороастризма. Между нами было полное единодушие, даже в понятии ритуала. А дело здесь вот в чем. Например, если
у парсов больше внимания уделяется внешней стороне вопроса — самой процедуре, то в иранской традиции сам ритуал не столь важен, главное — это соблюдение триады «Благая мысль. Благое слово. Благое дело» и соответствие компонентов триады друг другу, а также осознанность, свобода выбора и ответственность за него. Если ты зороастриец, ты должен быть хозяином своего слова. Не должен сомневаться, колебаться, ты должен всегда знать, что тебе делать.

Чем отличается зороастризм парсийцев от иранского зороастризма, на Ваш взгляд?

— В данном случае можно говорить о подмене некоторых религиозных понятий экономическими соображениями. Парсы, на мой взгляд, многие религиозные, духовные проблемы подменяют экономическими вопросами. В результате все это может привести к вырождению и гибели и уже приводит. Некоторые представители индийского зороастризма с тревогой говорят о том, что они находятся «перед лицом гуманитарной катастрофы». Честные парсы обеспокоены тем, что их численность сокращается с каждым годом. Молодые парсы часто уезжают из Индии в Европу и Америку, теряя взаимосвязь с традиционной культурой, в результате чего традиция разрушается.

— Чем сильна, с Вашей точки зрения, иранская традиция?

— Она сохраняет здоровые приоритеты религии и ближе к изначальному учению пророка. Подтверждением этого является курс на открытость и несение традиции другим. Наглядным примером этого являются ежедневные авестийские молитвы для повседневного чтения зороастрийцами. Они отличаются позицией открытости, доверия и ответственности за это доверие. Например, у иранцев в ежедневные обязательные молитвы для единоверцев в качестве составной части входит «Хамазор». Например, составная часть «Срош баджа» в иранской редакции, рекомендованная к повседневному ежедневному обязательному прочтению, в переводе звучит следующим образом:

«Да будем мы едины в силе.
Да будем мы едины в праведности.
Да будем мы едины в силе множества благодеяний.
Да будем мы едины в силе благодеяний
среди творящих благодеяния.
Да будем мы далеко от грешников.
Да будем мы едины в благодеяниях повязанных поясом кушти,
чистых и благих людей в семи каршварах земли».

— Отличается ли ритуал седрэ-пуши у иранцев от аналогичного ритуала новджот у парсов?

— Нет, в целом не отличается, а небольшие отличия в деталях существенной роли не играют.

Главное все же — это направленность самой веры: у парсов — внутрь себя, а у иранцев — вовне, к сердцам других людей, к объединению. Здесь нет замкнутости, есть открытость.

— Есть ли какие-то официальные решения у зороастрийских священников Индии, подтверждающих замкнутость религиозной традиции?

— Факт замкнутости религиозной системы на себя у парсов подтверждает постановление совета высших дастуров Индии от 18 февраля 2008 г. о прекращении любой прозелитической деятельности, что означает невозможность принятия веры непарсами, на их территории, вплоть до лишения сана любых ослушавшихся священников.
Таким образом, у парсов официально запрещено принятие в свои ряды чужих. До этого запрет был неофициальным. Согласно постановлению о запрещении прозелитической деятельности, принятие других людей в религию соответствен но считается в Индии противозаконным.

— Что-то новое открыл для Вас иранский мобед?

— Нет, ничего нового для меня не было. Зороастризм прозрачен, он полностью открыт для других, абсолютно прост, как правда. В зороастризме нет никаких подводных течений.

— На какие источники ссылался мобед Джамшиди в своих утверждениях?

— Он ссылался прежде всего на слова пророка Заратуштры.

— А сейчас Вы продолжаете поддерживать связь с этим мобедом?

— Я переписываюсь с зороастрийцами из Москвы, которые поддерживают связь с мобедом.

— Что бы Вы хотели пожелать своим единоверцам?

— Зрелости, осознанности в выборе и ответственности. Чувства единства друг с другом, миром, Создателем этого мира. Различий между нами много, но все преодолимо, если есть искренность, открытость и желание протянуть друг другу руку. «Хамазор» — да будем мы едины со всеми добрыми людьми, повязанными поясом кушти.

Разделы: 
Rus
06 Хаурват день.
07 Митры месяц.
3756 год ЗРЭ

Хаурват день (Ав. Хаурватат) Цельность (Целостность или Здоровье). Покровитель вод.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 06:44
Завтрашний день начнется в: 06:46
Текущее время Хаван-гах, осталось 03:45 часов.
Рапитвин-гах будет в 12:52 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 12/10/2018 по 16/10/2018