Поиск по сайту



Вы здесь

Глава XXVII - Руины города Рей, древняя Рага

Как одиноко сидит город,
Некогда многолюдный!
Он стал, как вдова;
Великий между народами.

Плач Иеремии, 1.1

persya_205.jpg

Некоторые иранские Иеремии вполне могут найти повод для скорби, глядя на огромные руины в шести милях к юго-востоку от Тегерана. Это развалины древнего города Рага, или Рагас, столицы древней Мидии и один из древнейших центров цивилизации в Персии. Рага – это священная колыбель зороастризма, освящённая однодневным пребыванием Ангела Рафаэля, превознесённая принцами и низвергнутая завоевателями. Это город, который был великим среди народов сейчас только масса разрушающихся стен, курганов, впадин и водотоков, с небольшими следами былой жизни среди праха веков. На карте это место обозначено как руины Рей, или Рхей (произносится как английское ray), ибо Рей является современной формой Ragha, Rhagse, или Rages.
Охотники за сокровищами ищут старинные монеты и глиняную посуду среди пустынных курганов.

persya_206.jpg
мечеть Шаха Абдул Азима

Местные жители разрушают стены в поисках строительных материалов, кирпичей для Тегерана. В нескольких местах здесь восстановили древний акведук и водоёмы, преобразовав таким образом кучу песка в культивируемые участки земли, но в остальном повсюду царит запустение. Современным персам Рей известен главным образом как место, которое расположено рядом с храмом Шаха Абдул Азима, который посещается ежегодно тысячами паломников и в пределах границ которого был убит в 1896 году Шах Наср ад-Дин. Среди развалин Рея есть известный источник, Chashmah-i Ali, «Фонтан Али», названный так в честь двоюродного брата и зятя Мухаммеда и потому считаемый священным.

persya_207.jpg

На холме в северо-восточном направлении от Рея стоит зороастрийская башня молчания, куда габары приносят своих усопших. Среди руин города есть некоторые, которые имеют особый интерес, и поэтому я опишу их подробно. Одно из главных отличий Рея в настоящее время заключается в том, что он образует конечный пункт единственной железной дороги всей Персии. Небольшая линия пути в шесть миль проходит от Тегерана до мечети Шаха Абдул Азима. Регулярности и пунктуальности движения поезда уделяется немного внимания. Местные жители называют состав из нескольких вагонов «mawsheen», переделав на персидский манер французское слово «machine».

Всё-таки готовясь посетить этот древний город, как показывает опыт, лучше положиться на хороших лошадей. Это проверенное и надёжное средство передвижения, тем более что расстояние от Тегерана до Рея можно галопом покрыть всего за час. Дорога, проложенная караванами от столицы, не представляет для путешественника никакого интереса. Настоящее наслаждение принесла утренняя чашка чая в кругу друзей, которую приятно было пить под стенами разрушенной цитадели, рядом с огромным курганом.
Дата основания Раги, или Рея, теряется в забвении, хотя традиция относит его к временам первого царя Персии, Хошангу, правившему в четвёртом тысячелетии до Рождества Христова (see Barbier de Meynard, Dict. geog. p. 273, n. 1).

Например, в Библии, Рага описывается цветущим городом восьмого и седьмого веков до Христианской эры. В книгах Товита и Юдифи упоминают его как важного современника Ниневии и Экбатаны. Необыкновенная история о посещении ангелом Рафаэлем города Рага знакома всем, кто знает апокрифы (see Tobit 1. 14; 4. 1, 20; 5. 5; 6. 12; 9. 2; see also Lohr, in Kautzsch, Die Apokryphen des Alten Testaments, Freiburg, 1898; see old Latin version, Itala, in the Hebrew, and in the Aramaic; cf. Neubauer Book of Tobit, introduction, pp. 36, 55, 78, Oxford, 1878). Помимо книги Товита 6. 9, название города Рага упоминается наряду с Экбатанами в двух текстах: в старинной рукописи Ватикана В и Синайской рукописи К.

Авеста дважды связывает Рагху с именем Заратуштры, пехлевийские тексты делают то же самое, традиционно о Рее говорится как о родине зороастризма (see my Zoroaster, pp. 202-205). В древнеперсидских письменах расказывается о районе и городе Рага. Греческие и римские классики упоминают его в связи с Александром Македонским и его преемниками. Более поздние персидские и арабские источники многое говорят о важной значимости этого города, одним из оснований для прославления Рага является тот факт, что Харун аль-Рашид родился в Рее в 763 году.

По летописным источникам можно проследить историю Рага вплоть до пятнадцатого века, когда он окончательно пришёл в упадок. Клавиджо, испанский посол при дворе Тамерлана в 1404 году, описывает город величественным, но уже всего в руинах (see Clavijo, Narrative of an Embossy, Hakluyt Society, 26. 99; cf. also Curzon, Persia, 1. 349). Роулинсон предполагает, что древняя Рага когда-то располагалась на месте руин сегодняшнего Верамина, но я с его версией не согласен (see Spiegel Memorial Volume, Jivanji Jamshedji Modi).

Заметки о Рее арабских путешественников

Интересно описание Рея, его ворот и рынков оставленное арабским географом Истахри в десятом веке. Он говорит:
«Рей является крупнейшим из всех городов в окрестностях; он расположен на пути, который пролегает от Арака на востоке, и нет города более густонаселенного, процветающего или большего, чем он во всём Исламе, кроме Нишапура. В Нишапуре есть большая площадь, прекрасные архитектурные здания, дворец, и другие достопримечательности, но Рей превосходит его. Его длина (как и Нишапура) – фарсаха полтора, здания его глиняные, хотя также используется штукатурка и кирпич. В городе есть несколько знаменитых ворот, среди них Gate of Tak, которые ведут к Джабалу и Араку; ворота Balisan, приводят к Казвину; ворота Kuhkin – к Табаристану; ворота Hasham – к Кумису и Хорасану; и ворота Sin – к Куму.

Главные рыночные площади, или базары – это Ruzat, Balisan, Dahak-i Nu, Nasarabad, Sarbanan, and the Bab-i Jabal, Bab-i Hasham, and Bab-i Sin. Самый главный из них - Ruzat, здесь проходит основная торговля, недалеко расположился большой караван-сарай и жилые дома. В одном квартале от этого базара находится крепость, в середине которой возвышается мечеть. Большая часть города находится в руинах, дворец внутри крепостного вала (Barbier de Meynard, Dict, geog. p. 277).

Вода из колодцев течёт по водоотводам (kanats) в разные уголки города. Есть два ручья с питьевой водой, один называется Сурахани, он протекает по базару Ruzat; другой называется Джилани (или Гилани), протекающий по площади Sarbanan – они обеспечивают город питьевой водой, но так как каналов (kanats) много, то люди расположили свои жилища вдоль них, используя воду в хозяйственных целях. Монеты, которые в настоящее время в обиходе – это dirham и dinar. По внешнему виду и утончённым манерам местные люди напоминают жителей Арак и, в основном, занимаются торговлей и ремеслом (Istakhri, ed. De Goeje, 1. 207; Istakhri, De Goeje, 1. 202)».

Описание Рея дал Ибн Хаукаль, чья работа (около 975) основана на записях Истахри:

«Самый значительный из упомянутых нами городов – Рей. После Багдада в восточных регионах больше нет ни одного города более процветающего. В городе много ворот прекрасной работы; одни из них называются Darwazah Natan, открывающие вид на горные просторы в окрестностях города под названием Kohistan of Arak; другие ведут к Казвину; третьи, называемые Darvazah Gerhak, открывают дорогу в направлении Кума. В этом городе много замечательных улиц и кварталов, таких как Rudah, Kalisan, Dahak Nu, Nasarabad, Sarbanan; Bab al-Jabal, или the Mountain Gate; Dar-i Hasham, или Hasham's Gate; Dar-i Ahanin, или the Iron Gate; и железные ворота под названием Dar-i Athab.

Надо сказать, что иудейский квартал – самый густонаселенный и процветающий из всех. В городе много базаров, караван-сараев и магазинчиков, в пригороде есть мечеть.
Цитадель в хорошем состоянии, однако, стена вокруг города приходит в упадок и почти развалилась. Здесь есть как речная вода, так и вода, принесённая каналами или траншеями; один из таких каналов называется Kariz Shahi, или Королевский акведук. Он проходит мимо Сарбанана. Ещё один акведук под названием Гилани, также проходит через Сарбанан. По большей части жители пьют воду из этих акведуков. Есть много каналов, вода которых направлена на обработку земли. Местные жители занимаются земледелием, торговлей золотом и мечами. Жители этого места гостеприимны и вежливы. Здесь производят тонкое белье из хлопка, которое отправляется во все уголки мира» (Ibn Haukal, Oriental Geography, tr. Ouseley, pp. 176-177).

Северная стена, о которой я упоминал, является наиболее хорошо сохранившейся частью всей окружной стены, перед ней возвышается древняя цитадель. Местные жители называют её Kalah-i Rei, замок Рей. Об этом укреплении пишет Якут аль Хамави, называя его Rei-bandi, «Бастион Рея» (277). Якут неверно переводит с арабского Джафара ар-Рази, называя Бастион Рея именем Зобейдан (Yakut, p. 517). По данным Якута, который использует материал своих предшественников в своей большой статье о Рее, цитадель была расположена за пределами города, «в пригороде под названием Мохаммадиах» (see Yakut “Rei and Mohammadiah” in Barbier de Meynard, Dict. geog. de la Perse, pp. 273-280, 516-518). Его стены и ров, добавляет Якут, были возведены аль-Махди в 775 г.н.э., знаменитая мечеть также была построена этим же правителем (Yakut, pp. 277, 517). Описание Якута пригорода, цитадели и самого города придают уверенность современным исследователям в точном местонахождении древней Реи, оставившей потомкам только многочисленные руины.

Описание Реи Керром Потером

persya_208.jpg

Лучшее описание этих развалин, по моему мнению, было дано англичанином Кер Портером почти век назад. Его рассказ сопровождался хорошим наброском плана, который останется авторитетным до тех пор, пока тщательные археологические исследования не укажут изменения, произошедшие со дня основания города Рей до настоящего времени. Основательный урон остаткам древнего города нанесли раскопки местных жителей и строительство железной дороги. Можно надеяться, что какой-нибудь будущий студент или путешественник, или исследователь, как г-н М. де Морган, может провести ряд тщательных исследований в Рее, потому что эта область является многообещающей.
Описание Кер Потера настолько превосходно, а его книга настолько мало доступна в наше время, что я считаю, что стоит воспроизвести основной абзац здесь, включая его отличную карту Рея, которая может быть полезна в поиске ворот, упомянутых арабскими географами (Ker Porter, Travels in Persia, 1. 358-360):

«Руины лежат примерно в пяти милях к юго-востоку от Тегерана, у подножия изогнутых гор, они протянулись в этом направлении через равнину по косой линии на юго-запад. Поверхность Земли, по всему этому тракту, отмечена впадинами, насыпями, рассыпающимися башнями, гробницами и колодцами. Структура всего существующего в основном из обожжённого и высушенного на солнце материала, который, кажется, бросает вызов последнему безразличному прикосновению времени. Очень крепкая цитадель, по-видимому, занимала высокий и скалистый мыс, который возвышается над другими огромными природными опорами, расположившимися в расщелинах гор (Кер Потер показал их на плане города; об этой цитадели пишет Якут аль Хамави).
Вдоль перпендикуляра по бокам этой высоты мы легко обнаружили фундаменты её боевых укреплений.

Прямо от его основания хорошо прослеживается линия массового укрепления, достигающая юга, по-видимому, защищающая город (очертания северной стены лучше всего сохранились). Восточный фасад города, оканчивается огромным квадратным бастионом, обрамлённым башнями, образующими крепость (на карте это фигура АССD). Затем стена изгибается вокруг в виде ломаной дуги к северо-западу, пока не встречается с ещё одной огромной квадратной башней, окружённой шестью круглыми башнями (На плане это ломаная линия, идущая вверх на северо-запад, мимо деревни Шах Абдул Азим и могилы имама Абдуллы). От этой башни начинается северная линия стены, ведущая к основанию мыса, образовывающая северную оборону города. Укреплённое пространство между тремя стенами принимает форму треугольника, его вершина [A] соприкасается с цитаделью-мысом, его основание [DD] тянется на юго-запад от одной большой квадратной башни к другой.

Эти стены всё ещё много футов в высоту, невероятной толщины, они дополнительно укреплены пропорциональными по размеру башнями, соединяющих стены, расположенные друг от друга на расстоянии полёта стрелы. Две огромные крепостные башни, о которых упоминалось выше [DD], оканчивающие юго-восточную и северо-западную точки треугольника, соединены со стенами. Идя вдоль внешней стороны самой длинной линии, которая тянется от одной квадратной башни к другой, мы находим третью башню в середине стены, она стоит на некотором расстоянии от стены (башня отмечена буквой D возле могилы имама Абдуллы в юго-западной части плана). Эта третья башня почти таких же размеров, как и другие, ещё она поддержана с флангов круглыми башнями. Возможно, между большим бастионом и главными воротами города, вход в который находился почти на прямой линии с цитаделью, через ров был перекинут мост.

Останки других укреплений находятся рядом с ним, как бы ещё больше защищая этот вход, открывающий юго-западную сторону равнины. Я не сомневаюсь, что эти три квадратные башни [DDD] охраняли три больших входа в город, северный, поддерживающий связь с Азербайджаном и Мазандараном; южный, открывающий дорогу в сторону Хорасана, и юго-западный, указывающий на Хамадан, древнюю Экбатану (С этими замечаниями о дорогах интересно сравнить заметки о городских воротах, сделанные мусульманскими писателями, чьи высказывания предшествовали Керу Портеру почти на тысячу лет). (Через последние ворота, возможно, заходил в город царь Дарий, когда бежал от Македонского).

persya_209.jpg

У подножия Большого мыса, который венчает вершину укреплений и выступающий в пределы границ города, есть ещё один ряд укреплённых стен, огибающих значительное пространство, образуя цитадель [B], внутри которой, по всей вероятности, находились королевский дворец и государственные здания (К такому выводу Кер Портер приходит, основываясь на работе Якута [pp. 277, 517], в котором автор говорит, что Халиф проживал во время своего пребывания в Рее во дворце, возвышавшимся над большой мечетью Махди и дворцом наместника города. Оба эти здания, вместе с городской тюрьмой, находились во "внешнем городе", или пригороде Мухаммадии).

Наружная часть стены городского вала (массивные укрепления этой стены показаны изогнутой линией, идущей от цитадели А к башне F на плане), соединяющая высоту, на которой стоит первая большая цитадель, с другой скалистой стороной горы, где каждое пригодное для жилья место надёжно охраняется (наружные укрепления обозначены кругами, идущими от холма к башне F на плане). За крепостной стеной у подножия высокой скалы, за глубоким ущельем стоит башня, сложенная из кирпича, охраняя подход к городу с южной стороны (её положение обозначено на плане буквой G)».

Внушительные руины древних стен Реи

persya_210_0.jpg

Некоторое представление о размерах и развёртке массивных укреплений стен можно почерпнуть из представленных фотографий. В нескольких местах развалины достигают высоты в пятьдесят футов, обнажая высушенные на солнце кирпичи, из которых они построены. Кирпичи хорошо сохранились до сих пор, своим видом они напомнили мне кирпичи, использовавшиеся в старом зороастрийском храме Огня близ Исфахана, хотя и несколько больших по размеру, некоторые экземпляры были 17 на 7 дюймов (44 на 18 см). В Тегеране мне сказали, что они известны как «габарские кирпичи». Это название подтверждало моё впечатление об их древности.

Внутри стен по пустынным улицам города разбросаны черепки глиняной посуды. Из нескольких частей я сложил простую жёлтую банку. Она была похожа на изделия, которые находят на склоне холма Аташ-гях близ Исфахана и, вероятно, датируется тем же периодом. Также мне попались несколько образцов керамического искусства, которые восхитительно блестели на солнце, я поспешил добавить их к моему собранию старины. Местные жители знают цену этим сокровищам, они собирают их здесь и продают на базарах. В некоторых уголках Реи раскопаны новые колодцы или восстановлены старые каналы, которые всё ещё несут воды жизни к сохранившимся деревьям внутри города.

persya_211.jpg

В границах древнего города, недалеко от цитадели возвышается кирпичная башня, которую местные жители называют «Древней» (kadim), но её исторический возраст вряд ли можно датировать даже тысячью годами. Положение этой башни (которое обозначено буквой Е в плане Кер Портера) можно увидеть на фотографии. Некоторые исследователи предположили, что это место захоронения пятнадцатого века внука Тамерлана, Халиль-Султана и его возлюбленной супруги Шад аль-Малик, «радость царя». Другие причисляют основание башни одиннадцатому веку и видят в ней мавзолей Тогрул-бека, умершего в 1063 году. Я пока не готов судить, какая из версий может быть ближе к истине (see Benjamin, Persia, 1. 59; Curzon, Persia, 1. 350). Могу только сказать, что эту башню не упоминает ни Истахри, ни Ибн Хаукаль, ни Якут аль Хамави.

Эта башня по форме цилиндрическая, поверхность украшена узорчатыми поясами из кирпича и рисунком, напоминающим соты. Она расположилась примерно в семидесяти шагах от городской стены Реи. Диаметр её составляет сорок футов, внутри полая, открытая сверху. Несколько лет назад об этом строении писал пресвитерианский миссионер из Соединенных Штатов, преподобный доктор Дж. Перкинс, в неопубликованном письме американскому Восточному обществу.

Просматривая свой дневник, перечитал строки: «Посещение Тегерана – столицы Персии», дата 02 декабря 1845. Строки рукописи кратко описывали башню и заканчивались следующим выводом: «Ещё одна особенность, которую я заметил, заключается в том, что раствор в промежутках между кладкой кирпича покрыт любопытным рисунком, напоминающим пчелиные соты, что придаёт некоторую изысканную утончённость старинному строению». Надо сказать, что подобный рисунок на штукатурке часто встречается в мусульманской архитектуре Мерва, Бухары и Самарканда.

Войти в башню можно через высокий арочный проём, украшенный квадратным порталом, как видно на фотографии, которая была сделана до реставрации. Вершина башни была разрушена, поэтому Куфическая надпись, которая, по словам Кер Портера, окружала её, исчезла, и никаких попыток восстановить письмена при постройке нового карниза не предпринимались. Зато вокруг были высажены многочисленные плодовые деревья, разросшиеся в прекрасный сад, овевающий прохладой. Тонкие, прямые и стройные линии деревьев восхитительно гармонируют с перпендикулярными очертаниями всего строения.

На башню стоит совершить восхождение повыше, с неё открывается один из лучших видов на весь древний город Рей. Далеко на севере виден высокий гребень горы Дамаванд. На переднем плане просматривается контур северной стены, и весь город легко обозревается с самой крайней восточной точки до западной. Когда смотришь на холмы, расположенные на северо-востоке, то можно заметить возвышающуюся Дахму габаров, или Башню молчания, она смотрится белым пятнышком на скалистом фоне.

Далеко на юго-восток протянулись на равнине друг за другом ряд земляных курганов и возвышенностей на расстоянии нескольких фарсахов друг от друга. Эти холмы иногда называют «сигнальными вышками» для паломников из Кербелы. Чуть ближе к южной стороне равнины среди зелёных деревьев расположилась деревушка Шаха Абдул Азима, западная линия Рей ограничивается железной дорогой, которая приближается к святилищу. Во время отдыха и завтрака у ворот, что образуют вход в сад, окружающий башню, мы смогли пообщаться с местными жителями, задав им несколько вопросов о Зороастре или, как говорят персы о Зардуште.

Знакомы ли они с этим именем и религией, которую он подарил людям? В ответ на то, кто же был пророком габаров, нам ответили: «Пророком Огнепоклонников был Ibrahim», то есть Абрахам, Авраам. Было интересно это услышать даже не от одного человека, поскольку мусульмане часто ассоциируют Зороастра с Авраамом (See my Zoroaster, p. 157; cf. also Hyde, Historia Religionis Veterum Persarum, pp. 28-31, Oxford, 1700).
persya_212.jpg

Несколько позже мы повстречали юного муллу с загорелым лицом, одетого в белые одежды с тюрбаном на голове. На наш вопрос он, практически не задумываясь, ответил: «Зардушт был пророком габаров и жил более шести тысяч лет назад; чтобы узнать о нём более подробно, нужно почитать Книгу габаров» (Мусульмане всегда делают упор на любую религию, которая имеет книги, даже если они презирают верующих как неверных).

Уничтоженная скульптура Сасанидов

persya_214.jpg

Хотя было достаточно времени для особого посещения храма Шаха Абдул Азима, я решил посвятить его продолжению осмотра древних руин. Возвращаясь к верхней части города Реи, я вдруг увидел интересную скульптуру, вырезанную из камня. Она расположилась на скале к востоку от древней цитадели, размером чуть меньше десяти футов на двадцать. У этого барельефа наверняка есть своя история создания, поскольку этот кусочек скалы можно считать палимпсестом, старая резьба явно уступила место новому изображению, высеченному в первой половине девятнадцатого века и существующему поныне. Современная скульптура рассказывает об охоте Фатх Али Шаха на льва, её ценность очень небольшая, если вообще это произведение искусства имеет какую-либо историческую ценность.

persya_215.jpg
Фатх Али Шах

Старая скульптура, которую монарх приказал уничтожить, чтобы освободить место для собственного изображения, была действительно исторической и датировалась Сасанидскими временами. К счастью, её зарисовали Морье (1809г.), В. Прис (1811г.), и сэр Уильям Оуселей (1811-1812гг.). Старинный барельеф также описал Кер Потер (1818г.), так что его изображение не потеряно полностью для истории (see sir W. Ouseley, Travels, 3. plate 65; compare also Morier, Second Journey, 2. 190, London, 1818; W. Price, Journal of the British Embassy to Persia, p. 37, 2d ed., London, 1832; Ker Porter, Travels, 1. 363; and see Curzon, Persia, 1. 351-352).

Скульптура представляла собой конного воина, несущегося на полной скорости с копьем в руке против противника, голова которого была грубо прочерчена на камне. Фигура с копьём, несомненно, изображение сасанидского царя. Головной убор типичен для эпохи Сасанидов. Кер Портер считал, что на барельефе показан Ардашир, основатель династии. Картина представляла, по его мнению, битву против парфян. Сэр Уильям Оуселей, наоборот, склонен приписывать изображение сыну Ардашира – Шахпуру, но оба учёных сходятся во мнении, что вся скульптура так и не была закончена. В настоящее время мы можем только сожалеть о том, что уже невозможно решить такую проблему, сожалеть о разрушительном рвении Фатх Али Шаха, который лишил нас памятника древности.

persya_216.jpg

Скульптурная деятельность Фатх Али Шаха не ограничилась тем, чтобы сделать палимпсест барельефа. Он оставил нам другой памятник архитектуры, это резьба, которая высечена на огромной панели, специально для этого подготовленной. Вертикальная поверхность вулканической породы нависает над праведными водами (Чашма-и Али или Весна Али), часто посещаемые паломниками. На ней изображён длиннобородый монарх, восседающий на троне, окружённый своими сыновьями и визирями. Таким же он показан в росписи на стенах картинной галереи Нагаристан в Тегеране (see Curzon, Persia, 1. 338).

Дахма возле Реи

Объезжая на некотором расстоянии вокруг стен города Рей по отрогам гор, которые расположились возле руин с восточной и северо-восточной стороны, я поднялся на бесплодный холм, на вершине которого стояла старая зороастрийская башня молчания. Эта башня показывает историческую связь древней Рагхи с зороастрийской религией. Дахма находится на одном из старейших известных мест, её расположение отвечает всем требованиям канона Видевдата: «дахма помещена на холме, вдали от человеческих жилищ, но доступна для животных и птиц, поедающих останки». Согласно этим правилам построена дахма в Аджмере в Индии. Круглая структура дахмы Рагхи напоминала парсийскую башню безмолвия в Бомбее, тридцати футов в высоту, покрытую цементом, который придаёт стене беловатый оттенок. Башня Рагхи была отремонтирована несколько лет назад, как и дахмы Йазда, средства на восстановление были предоставлены парсами Индии. В отличие от бомбейской башни, у неё нет дверей, потому что местные зороастрийцы боятся, что мусульмане могут осквернить это место. Тела поднимаются над стеной с помощью лестниц, верёвок или цепей.

persya_217.jpg

Я поднялся выше на холм, туда, где мог рассмотреть интерьер башни. Pavis, или углубления для тел в виде прямоугольников, которые были расположены вокруг центра, создавая форму похожую на колесо. Таким способом тела обычно размещают в парсийских дахмах. Я не увидел bhandar, или центральную яму, в которой собирают кости после того, как плоть будет съедена птицами. Мне рассказали, что внутри дахмы было место, к которому вели несколько ступенек, и это могло быть astodan, или хранилище для костей. Всё строение показалось мне более примитивным и менее современным, чем бомбейские башни безмолвия. Я могу добавить, что нигде не было никаких доказательств sagri, или святилища, чтобы вечный огонь горел рядом с этим местом погребения.

Когда мы решили возвращаться в Тегеран, солнце начало прятаться за холмами, рисуя длинные тени горы Дамаванд, великой вершины Эльбурса, авестийской Хара Березаити, чьи снежные шапки, угрюмо нахмурившись, смотрели в небо, вздымаясь на высоту почти двадцати тысяч футов. Легенды рассказывают о том, что в давние времена могучая масса горы была гигантским монстром Зохаком, или Ажи Дахаком, которого заковали в тяжёлые цепи, чтобы не дать ему тиранить мир. Только через одиннадцать тысячелетий гора освободится от грозного пленника, когда проснётся ото сна герой Сама Кересаспа, убъёт Зохака и возвестит начало новой эры.
Показавшиеся на горизонте ворота Тегерана отвлекли мысли от древних легенд, старых руин и направили их в современное русло.

05 Спента Армаити день.
09 Атара месяц.
3757 год ЗРЭ

Спента Армаити день (Ав. Спента Армаити) Святое Благочестие. Покровитель Земли.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:06
Завтрашний день начнется в: 09:09
Текущее время Хаван-гах, осталось 00:26 часов.
Рапитвин-гах будет в 12:45 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 21/12/2019 по 22/12/2019