Поиск по сайту



Вы здесь

Пророк Часть 3

ИСПЫТАНИЕ ЗАРАТУШТРЫ

Изложено по: «Видевдат» 19.1—16, 43—47. В «Денкарт» VII. 4.36—41 — конспективный пересказ данных фрагментов «Видевдата»

От северной страны, от северных стран [каршваров] примчал¬ся Ангхро Майнью, полный смерти, дэв дэвов. Так сказал он, злодейский Ангхро Майнью, полный смерти:
Друдж! Ступай, умори праведного Заратуштру!
Друдж окружит его, дэв Буити, гибель коварная, злобная. Чтобы оберечь себя от её козней, Заратуштра прочёл «Ахуна Вайрью» [3]:

«Как наилучший Господь,
Как наилучший Глава,
Давший по Истине дело Мазде благое и власть,
Убогих поставив пасти
» [СК].

И воскликнул, прочитав «Ахуна Вайрью»:
Славьте благие воды доброго создания, исповедуйте веру маздаяснийскую!
Пораженная, Друдж умчалась назад, дэв Буити, гибель коварная, злобная [3]. Она вернулась в мерзкую обитель Злого Духа и сказала ему:
- Мучитель Ангхро Майнью! Не обретаю для него гибели, для Спитамы Заратуштры: полон блеска праведный Заратуштра.
Заратуштра [тем временем] узрел в душе: «Дэвы злые, злодейские совещаются о моей гибели».
Восстал Заратуштра, выступил Заратуштра, не уязвлённый Злым Духом, жестокостью вражеских умыслов, держа в руках камни,— они величиною в дом 773, — праведный Заратуштра, взывая к Творцу Ахура Мазде: «Где бы ты ни поддерживал эту землю, широкую, круглую, с дальними пределами, склонись в поддержку дома Порушаспова». <...>
Возвестил Заратуштра Ангхро Майнью:
- Злодейский Ангхро Майнью! поражу я творения, дэвами сотворенные! [3] Уничтожу паирику Хнафаити до прихода Спасителя!
Ему возразил злокачественный Ангхро Майнью:
- Не истребляй моих созданий, праведный Заратуштра! Ты [ведь] сын Порушаспов, от [смертной] матери ты родился. Отрекись от доброй веры маздаяснийской, и обретёшь счастье, какое обрёл Вадаган 774 царь.
Ему возразит, Спитама Заратуштра:
- Не отрекусь я <...> от доброй веры маздаяснийской, ни если бы даже и кости, и жизнь, и душа пошли врознь.
Ему возразит злокачественный Ангхро Майнью:
- Чьим словом поразишь, чьим словом прогонишь, каким оружием [поразишь] мои создания, [сотворённые мною], Ангхро Майнью ?
Ему сказал, Спитама Заратуштра:
- Ступкою, чашею, хаомой и словом, изречённым Маздою! Вот моё оружие, самое лучшее! Этим словом поражу, этим словом прогоню, этим оружием [поражу] твои создания, о злодейский Ангхро Майнью! Сотворил [это оружие] Святой Дух сотворил [он его] в беспредельное время [зерван акарана] 775 , сотворит [его] Амеша Спента, благовластвующие, благодетельные [3].

*773 Сравн. «Яшт» 17.20 — с. 256.
*774 Аналогичная фраза Ахримана — в «Меног-и Храт» 57.24. Вадаган — один из эпитетов Ажи Дахаки. этимологически связанный с именем или эпитетом матери Дахака — Вадак («Денкарт» IX. 10.3; «Датастан-и Деник» 72.5, 78.2). В «Датастан-и Деник» Дахаку приписывается грех прелюбодеянии, отвратитель¬ною и порочного, — [грех] недозволенного соединения с [собственной матерью] Вадак при жизни Хрутаспа, который [был] его отцом <...> и мужем Вадак.
*775 «Ахуна Вайрья» была создана до сотворения мира («Ясна» 19 - см. с. 273) — когда в бесконечном времени ещё не существовало конечного временного промежутка в 12000 лет, в течение которого должна свершиться мировая история.

Высказав Духу Зла эти гордые и гневные слова, преисполненный сознанием своей правоты Заратуштра отправился к Ахуре, своему великому наставнику, и попросил у Ахуры поддержки в противостоянии вселенскому Злу.
Спросил Заратуштра Ахура Мазду:
- Ахура Мазда, Дух Святейший, Творец миров телесных, праведный! <...> Как мне это сделать, [чтоб освободиться] от этого Друджа, от злодейского Ангхро Майнью? Как мне устранить осквернение посредственное, как [изгнать] Насу от этой деревни маздаяснийской? Как мне очистить мужа праведного, как дать очищение женщине праведной 776
И сказал Ахура Мазда:
- Молись ты, Заратуштра, доброй Вере маздаяснийской [Даэне]; молись ты, Заратуштра, невидимым Амеша Спента на земле, разделённой на семь каршваров; молись ты, Заратуштра, самосозданному небосводу, беспредельному времени [зерван акарана], Вайю, действующему в вышине; молись ты, Заратуштра, Ветру [Вата] сильному, сотворённому Маздою, святой прекрасной дочери Ахура Мазды [Спента Армайти]. Молись ты, Заратуштра, фраваши моей, фраваши Ахура Мазды, ей, величайшей, добрейшей, твердейшей, мудрейшей, благовиднейшей и по праведности высочайшей, душа которой есть Святая Молитва [Мантра Спента]. Сам от себя молись, о Заратуштра, этому творению Ахура Мазды.
Речь [Ахура Мазды] исполнил Заратуштра [говоря]:
- Молюсь Ахура Мазде, Творцу праведного творения. Молюсь Митре, имеющему широкие пастбища, носящему отличное оружие, самое блестящее из оружий, самое побеждающее из оружий. Молюсь Сраоше праведному, с прекрасным станом, держащему в руках оружие, направленное на головы дэвов. Молюсь Святой Молитве [Мантра Спента] чрезвычайно славной; молюсь самосозданному небосводу, беспредельному времени [зерван акарана], Вайю, действующему в вышине. Молюсь Ветру [Вата] сильному, сотворённому Маздою, и святой прекрасной дочери Ахура Мазды [Спента Армайти]. Молюсь доброй Вере маздаяснийской [Даэне], Закону [Аша] противодэвовскому, заратуштровскому. <...>
Помышляли и размышляли, обдумывали и раздумывали Ангхро Майнью, полный смерти, дэв дэвов, дэв Индра, дэв Шару, дэв Нахатья, дэвы Тарви и Заири, Айшма, страшный, злодсятельный дэв, зима, созданная дэвами 777, гибель коварная [Акаташа]. старость [Заурва] злая, дэв Буити, дэв [нищенства] Дриви, Дэв[обмана] Дави, дэв [скудости] Касви, дэв Патиш 778, самый дэвовский дэв из дэвов.

*776 Об изгнании Насу и ритуальном очищении от «трупной скверны» см. выше — с. 274—284.
*777 Зима упоминается не во всех списках «Видевдата»
*778 Противоборство [Ахура-Мазде] — олицетворение деяний Ангхро Майныо и злой силы, которой он наделён.

Так сказал злодейский Ангхро Майнью, полный смерти:
- Что на сходке постановили дэвы подлые, злодейские, у вершины Эрезуры?
Прибежали, советовались дэвы подлые, злодейские; кричали, рассуждали дэвы подлые, злодейские. Злой обман 779 выдумали дэвы подлые, злодейские:
- Это мы постановили на своей сходке у вершины Эрезуры. Родился — увы! — праведный Заратуштра из дома Порушаспова. Где ему мы найдём гибель? Он — поражение дэвов, он — сопротивление дэвам, он — противодэв дэвам, низвергающий поклонников дэвов, Насу, сотворённую дэвами, Ложь притворную.
Раздумали, умчались дэвы подлые, злодейские, ко дну мрака ужасного, обманчивого — в царство Бесконечной Тьмы.
{И не только в Арьяна Вэджа для арийцев, но во всякой земле и для всякой расы [людской]: дэвов охватывал трепет и изничтожались их тела, когда праведный Заратуштра декламировал «Ахуна Вайрью». При его появлении дэвы падали ниц перед ним, в прах изливалось их семя, и уменьшалось в роде людском [число] потаскух, учиняющих сладострастие. С помощью «Ахуна Вайрьи», которую праведный Заратуштра громко им воспевал, все дэвы были схвачены и загнаны глубоко под землю — туда, где вершится полное и окончательное разрушение их тел. И людям стало ясно, что, не обладая плотской оболочкой, эти дэвы уже не могут чинить зла, что они — лжебоги и поклоняться им не должно никогда и нигде.}780

*779 Вероятно, в религиозном смысле, то есть «Ложь» (как противоположность «Истине»).
*780 Денкарт» VII. 4.42—46.

ШЕСТЬ ВСТРЕЧ С БЕССМЕРТНЫМИ СВЯТЫМИ

Изложено по : «3aтспрам» 22

После первой встречи с небожителями, во время которой Заратуштра получил наставления от Ахуры, он за последующие десять лет встречался с Амеша Спента ещё шесть раз.
Вторая его встреча была — с Boxy Маной. Она состоялась на горных вершинах Хукарья и Усхинду. Вместе с Заратуштрой туда пришли ахуровские животные пяти видов, которые в мире отмечены знаком Святого Духа <...> И в тот день, перед тем, как они явились на встречу [с Воху Маной|, их языки были полностью освобождены [и получили возможность] говорить человеческими словами. Рыб и подводную живность представляла на той встрече рыба Арзува — {величайшая из рыб, сотворённых Ахура Маздой, которую также называют Apиз или Кара}781; тех, [кто живёт] в норах, — белый горностай [и] белая куница; пернатых — Каршипта, птица наподобие водоплавающих; был там заяц, который показывает лесным зверям дорогу к воде; а скот, созданный для пастьбы и доения, представляла белая коза. И все эти животные вместе с Заратуштрой приняли веру Мазды — настолько, насколько способен их разум. И через них Истина ахуровской веры передалась всему животному миру.
Встреча с Аша Вахиштой, Духом Огня, — третья встреча, — состоялась у Заратуштры на реке Тоджан 782. На этой встрече Заратуштре было поведано о священной природе огненной стихии и о всех сакральных огнях зороастрийской религии.
На четвёртой встрече, состоявшейся в другом месте 783, Заратуштра узнал от Духа металлов Хшатра Вайрьи о защитных свойствах метал¬лов и золота.
Покровительница земной стихии и всех семи каршваров Спента Армайти явилась Заратуштра весной и сама была подобна весне, которая нисходит на Вахви Датию с горы Аснаванд. Армайти несла земле возрождение от смерти, буйный цвет, жизнь, — и Заратуштре открылась святость земной стихии и её покровительницы. Это была пятая встреча.
Шестая встреча состоялась на горе Аснаванд. Дух воды Хаурватат осенил Заратуштру знанием о святости водной стихии.
И последняя, седьмая встреча — с Духом растений Амертат, воплощением бессмертия, на которой Заратуштра узнал о том, как надлежит заботиться о растениях, была сперва на берегу реки Дареджа, потом на берегу Вахви Датии, и ещё в других местах <...> бескрайней земли.

*781 «Бундахишн» 18.5 ;24.13. Отождествление с рыбой Арзува условное. См. Арзува.
*782 По-видимому, тождественна реке Зонда к (Тедженд в палендском написании), упоминаемой в «Бундахишн» 20.7 в числе 18-ти великих рек Хванираса.
*783 Прочтение топонима затруднительно.

ЗАРАТУШТРА И ЛЖЕ-АРМАЙТИ

Изложено по: VII. 4.54—62

— Если явится к тебе кто-либо, о Заратуштра праведный, от моего имени и назовёт себя ахуровским божеством, не верь ему сразу на слово! Огляди его с головы до ног, спереди и сзади, справа и слева. Знай: мы [Амеша Спента] для тебя [являемся] не такими [с виду], какими дэвы являются роду людскому. Амеша Спента невидимы и даруют духовные блага, дэвы же являются во плоти и соблазняют плотскими искушениями. Даже тебя, о Заратуштра праведный, они будут пытаться соблазнить, даже тебя! Будь осторожен и бдителен. Близок час, когда на тебя набросится, дабы склонить ко греху, злокозненнейший дэв в облике женщины, златотелой и полногрудой; эта женщина-дэв окутает тебя чарами, чтоб навязаться тебе в помощницы. Не беседуй с ней и не имей никаких дел с этой женщиной-дэвом, пышнотелой и полногрудой; только воспой «Ахуна Вайрью» громким голосом, увидев её и распознав!
Заратуштра накрепко запомнил эти слова Творца.
И вот явился к нему тот дэв в облике женщины, о котором Ахура Мазда предостерегал. Явился и сказал Заратуштре праведному:
— Я — Спента Армайти, Святая Земля, воплощение набожного благочестия.
— Ту, которая Спента Армайти, — молвил Заратуштра в ответ,
— Святое Благочестие, Землю, сотворённую богом, — её я хорошо разглядел при свете безоблачного дня. И та Спента Армайти увиделась мне прекрасной — вся с головы до ног, и спереди, и сзади, и справа, и слева. Ты прекрасна спереди, и лик твой красив, о незнакомка, но повернись ко мне спиной, дабы мне убедиться, что ты дей¬ствительно та, за кого себя выдаёшь, —Святая Спента Армайти!
— О Спитама Заратуштра, — смутилась женщина-дэв, — знай: те из ахуровских божеств, которые имеют женскую сущность, сладостны для взора спереди, но сзади вид их ужасен! Не заставляй же меня поворачиваться к тебе спиной.
Но бдительный пророк твёрдо повторил своё требование — во второй раз, а потом и в третий. И ничего не оставалось делать посланнице Тьмы, как повернуться к Заратуштра спиной.
Едва она повернулась, у неё началась менструация, и кровь её кишела змеями, лягушками, сороканожками и прочими храфстра.
Заратуштра поморщился от отвращения и произнёс святые слова «Ахуна Вайрьи», — в точности как Творец учил его тому. И женщина-дэв сгинула туда, откуда пришла, — в преисподнюю Злого Духа.

ИЗГНАНИЕ

Изложено по: «Затспрм» 23.1—4; 24.8, «Бундахишн» 32.3

Десять лет проповедовал Заратуштра ахуровскую веру в родном племени. Думы его были обращены только к Ахуре, озабочен он был только соблюдением праведности, и постоянно вопрошал в мыслях великого бога:

{«Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Может ли в благодарность за моё восхваление
Такой, как ты, открыться как другу такому, как я? <...>

Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Как будут заложены основы наилучшей жизни? <...>
Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Кто был изначальным отцом Арты [Духа огня]
при зарождении его?
Кто проложил путь Солнцу и звёздам?
Кто заставляет Луну прибывать и убывать?
Это и многое другое, о Мазда, хочу я узнать!

Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Кто водрузил землю на место и удерживает здание облаков? <...>
Кто впряг в одну упряжку быстрых жеребцов
с ветрами и облаками?
Кто был создателем Воху Маны [Духа скота], о Мазда?

Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Какой мастер сотворил свет и тьму?
Какой мастер сотворил сон и бодрствование,
Дабы разумному человеку напомнить о заботах его?

Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Верно ли наставляю я?
Для кого создан скот?
Кто научил сына почитать отца своего?
Как овладеть поучениями и словами правды?
Будет ли награждён приверженец правой веры?
На всех недругов будут смотреть с неизменной ненавистью.
Как избавиться от приверженцев Лжи?
Каким образом можно предать Зло в руки Арты, дабы оно
повергнуто было ниц силою заклинания — Мантра?
Кому из двух воинств — Добра и Зла — даруешь ты победу?

Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Получу ли благодаря Наилучшему Распорядку [Арте] воздаяние своё —
Десять кобылиц и жеребца, и верблюда, которые, о Мазда,
Причитаются мне вместе со Здоровьем [Хаурватат]
и Жизненной Силой [Амертат], присущими тебе?
Сие спрашиваю тебя, скажи мне правду, о Ахура!
Кто не отдаёт платы тому, кто заслужил её,
И, сдержав слово своё, счёл её своей по праву,
Какое наказание следует ему уж сейчас?

Ибо, что уготовано ему в Конце, известно.
Видел ли кто-либо справедливое царствование дэвов?
Но об этом спрошу я приверженцев лживых карапанов и кавиев,
изводящих скот»
[Бр]}784

Через десять лет духовных исканий Заратуштра обратил проповедь к своему двоюродному брату Мадйо-монгхе (среднеперс. Медйомах, в поздней традиции Медйомах), сыну Арaстайи (среднеперс. А расти). Мадйо-монгха внял словам пророка и стал первым его последователем.
На грани отчаяния пророк спросил Ахура Мазду в молитве:
— Один, только один человек стал последователем моим, о Ахура праведный, — и это за целых десять лет! Почему так?
Великий бог вновь вселил твёрдость в своего пророка, открыв ему завесу грядущего. Наступит время, сказал Творец, когда неисчисли¬мым станет воинство последователей Заратуштры, приверженцев Истины.
Укрепившись в вере, Заратуштра вновь стал славить Axуpy:

{«Преисполненным святости признал я тебя!
Изначален ты и воздашь добром за добро и злом за зло.
Преисполненным святости признал я тебя!
Когда ты спросил меня: „Кто ты? С кем ты?“ —
Я ответил: „Я — Заратуштра, последователь справедливости,
недруг Лжи, тебя славословлю".
На твой вопрос: „На что ты решился?“ —
Отвечу: „При каждом поклонении огню
думать лишь о Наилучшем Распорядке |Арта]“.
Научи же меня изречениям твоим!
Помоги мне силою Хшатры и Арты,
Когда вместе с теми, кто познал твои заклинания,
Хочу я восстать и изгнать осквернителей заветов твоих» [Бр].}785

{Но соплеменники по-прежнему не внимали словам Заратуштры. Когда он пытался говорить с ними о вере, они гнали его прочь.} 786
{И тогда Спитама Заратуштра покинул родину и отправился на чужбину. Он ушёл один, по совету [и по] приказу Ахура Мазды, в царство Виштаспы, и [тем] положил конец ужасному противостоянию между собой и жрецами-карапанами.}

*Согласно «Ривайат» 47.4—6, проповедническая деятельность Зардушта была пресечена стараниями злодея по имени Ганнаг Меног, который, ради того, чтобы причинить вред учению пророка, подговорил одного из соплеменников незаметно подложить в карман одеяния Зардушта человеческие кости. Во время проповеди Ганнаг Меног заявил людям, что перед ними не вероучитель, а презренный переносчик тру¬пов; эти слова были условным сигналом, по которому сообщник Ганнага Менога по¬рвал ткань на кармане у Зардушта, и на землю упала сперва человеческая голова, а затем нога и стопа. Зардушта схватили, связали 33-мя путами и бросили в темницу; там ему не давали есть и пить, так что он обессилел и даже на время потерял зрение и слух (сравн. на с. 325). После этого он был изгнан из племени.

Но и на чужбине отовсюду гнали его лживые карапаны и кавии.

{Отказал в гостеприимстве лжекавий Вэпйа у моста зимой
Спитаме Заратуштре, оскорбляя его и отказав в крове
Ему и дрожащим от мороза вьючным животным <...>
Да будет наказал он у моста судейского разбора Чинват!
[Бр]}788

{Нигде не находил себе приюта несчастный изгнанник Заратуштра. Только Ахура Мазда, благой бог, был с ним, и пророк взывал к Мазде:}789

{«В какой земле мне укрыться, куда мне пойти укрыться?
Изгоняют меня от земляков и соплеменников,
Неблагосклонны ко мне и родовой союз,
И поклоняющиеся друджам правители страны.
Как мне добиться твоей благосклонности, о Мазда Ахура?
Знаю я, почему, о Мазда, нет мне успеха:
Мало у меня скота и мало людей.
Рыдаю я пред тобою, взгляни же, Ахура,
Поддержку ниспошли, какую друг даёт другу!
Научи чрез Ашу, как приобрести Добрую Мысль!
Когда, о Мазда, придут солнечные всходы,
Дабы мир добыл себе Ашу?
Когда [придут] могущественные Спасители
с мудрыми изречениями?
Кому на помощь придут они ради его Доброй Мысли?
Ко мне, ибо избран я тобою для завершения 790, Ахура!
Тот сторонник друджей последователям Закона мешает
Разводить быка в стране и в области,
Мешает обладающий злою славой, мерзкий делами.
Кто лишит его царства, Мазда, или жизни,
Тот, шествуя впереди, да уготовит пути доброго учения. <...>
Кого, о Мазда, дадут мне подобному в защитники,
Когда сторонник друджей соберётся причинить мне насилие,
Кроме Огня твоего и Мысли твоей,
Делами которых созревает царство Закона?
Такое учение „я“ моему возвести!
Кто собирается нанести вред дому и двору моему,
Чрез дела того да не постигнет меня напасть!
На него же да обратятся они, терзая
Его, лишал покойной жизни,
Но не лишая жизни тяжёлой, злые дела его, Мазда!
Кто тот верный, кто первый научил нас
Считать тебя лучшим помощником.
Святым праведным Судиёй над всеми делами?
Что Закон, что Закон возвестил Творцу быка,
Хотят они услышать чрез Добрую Мысль твою...
Кто мне, муж ли, жена ли, о Мазда Ахура,
Даст то, что ты считаешь лучшим для жизни,
Тому в награду за праведность дай царство чрез Добрую Мысль.
Их я буду убеждать вам поклоняться,
С ними всеми перейду чрез мост раздела [Чинват]. <...>
Кто заодно со мной, тому и я лучшее
Из того, чем обладаю, обещаю чрез Добрую Мысль,
Но вражду тем, кто с вами сбирается враждовать,
Следуя вашей воле, о Мазда и Закон!
Это — решение разума и духа моего...
Кто по Закону свершит мне то,
То свершит Заратуштре, что ближе всего к моим желаниям,
Тому, заслужившему будущую жизнь, в награду
Будет пара беременных коров со всем, чего он желает.
И это ты мне сделаешь, Мазда,
Это ты умеешь подать лучше всех»
[Б].}791

*784 «Ясна» 44.
*785 «Ясна» 43.5—14.
*786 Искусственная вставка
*787 «Денкарт» VII. 4.65
*788 «Ясна» 51.12—13.
*789 Вероятно, «для завершения» мировой истории, которая с момента рождения Зара¬туштры вступила в свой последний этап
*790 «Ясна» 46.1—4, 7—10, 18—19. Строфы 1—3 в редакции перевода 1960 г., ос¬тальные строфы в редакции 1924 г.
*791 Дьяконов И. 2. С. 138.

ОБРАЩЕНИЕ ВИШТАСПЫ

(версия «Денкарта»)
Изложено по: «Денкарт> VII. 4.64—87

И вот, после всех скитаний и злоключений, прибыл Заратуштра в царство Кави Виштаспы.

*«Царством Кави Виштаспы была Дрангиана. Действительно, мы знаем, что он принадлежит к некоей династии правителей, не носивших царского титула, но имевших прозвище „кави“ („стихотворец»1, „прорицатель") в качестве родового прозвища, вторично превратившееся в нечто вроде такого титула; эта династия, как можно заключить из гимна, посвящённого судьбам „кавианской славыякобы переходившей от начала времён к различным законным правителям ариев («Яиго 19.66 и сл.), происходила от „выросших у озера Кансава, что у реки Хэтумант у горы У ш и д а р н а“). Поскольку Хэтумант — это Этимандр греков, ныне Хильменд, постольку родина Кавиа- нидской династии определяется точно как Дрангиана (Систан, точнее, Заболистан)»792.

{Оказавшись во владениях этого великого царя, Заратуштра помолился Ардвисуре Анахите на берегу Вахви Датии.

Вот так просил он Ардви:

«Такую дай удачу,
Благая Ардвисура,
Чтоб сына Арватаспы,
Могучего Виштаспу Наставил думать в вере,
И говорить по вере,
И действовать по ней» [СК].}793

{А благую Аши Заратуштра молил о том, чтоб она помогла ему обратить жену Виштаспы, царицу Хутаосу (среднеперс. Хутос). И богиня откликнулась на мольбу пророка.}794
И вот, обретя поддержку язатов, Заратуштра обратился с вдохновенной речью к царю, призывая его проклясть дэвов, поклониться благому богу Ахура Мазде и стать маздаяснийцем.
Виштаспа сразу понял, что странник, пришедший к нему, послан Небесами и глаголет Истину. Но, сколь ни был мудр и духовен этот праведный царь, последователем Заратуштры он стал не сразу.
В окружении Виштаспы владела умами извращённая религия 3 а - ка, дэвопоклонника из числа смертоносных карапанов Виштаспы; и множество других [кроме Зака] кавиев и карапанов входили в свиту царя и были его советниками.
Они стали убеждать Виштаспу, что в страну к ним прибыл никакой не божий пророк и провозвестник истинной веры ахуровской, а ненормальный смутьян, бесстыжий еретик и богохульник, и царь во избежание гнева небожителей должен немедленно предать его смерти.
И вот, с согласия царя, Заратуштре связали руки, забили ноги в колодки и бросили в темницу.
Мучительнейшие дни провёл там пророк! Тело его терзали холод, голод и жажда, — а ему не давали ни одежды, ни пищи, ни воды. Силы покинули Заратуштру. Связанный, с закрытыми глазами он лежал на каменном полу и шептал молитвы Ахура Мазде.795
Выждав достаточный, как они считали, срок, — достаточный для того, чтоб умер от истощения самый дюжий из богатырей, — карапаны велели стражникам открыть темницу и вынести мёртвое тело. И воистину неземным чудом им показалось, что Заратуштра был жив!
А когда пророк, всё ещё связанный, предстал перед царственным ликом Кави Виштаспы, произошло второе чудо. Израненное, истощённое тело Заратуштры иа глазах у изумлённых нечестивцев стало
оживать, — и вскоре уже перед царём и его караиаповской свитой дэвопоклонников стоял здоровый, полный жизненных сил благородный муж.
Словно пелена пала с глаз Виштаспы, и будто развеяло злой дурман, окутывавший разум его. Царь поверил, что перед ним истинный посланник бога.

*По версии «Затспрама» (23.5), Зардушта вызвали на религиозный диспут и задали ему 33 вопроса. Подробностей легенды не сообщается.

Тут к Виштаепе спустились и посланники небес — Амеша Спента и Огонь Ахура Мазды — во всём блеске величия, сияя, как Солнце - Хвархшайта. Винггаспа и все, кто был с ним, — весь его двор, кара- паны и кавии, задрожали от страха.
Но Атар, Огонь Ахура Мазды, сказал:
— Не бойся, Кави Винггаспа! Наше появление перед тобою вреда тебе не причинит. Амеша Спента пришли к тебе не как хиониты — посланники Ареджатаспы, разбойники и убийцы, сеющие смерть! 796 Мы несём благость и Добро. И мы взываем к тебе: прими веру ахуровскую, заратуштровскую, истинную и единственную праведную, и да отвратится твой лик от дэвов, почитания не достойных!.. Если ты по-клонишься Ахура Мазде и примешь веру Заратуштры Спитамы, мы даруем тебе долгое царствие и долгую жизнь — 150-летнюю жизнь на земле мы тебе даруем по воле Господа. И ещё будет тебе дарован сын по имени Пешотану, который сделается бессмертным Рату, когда уйдёт из мира телесного в мир Бесконечного Света... Если же, о Винггаспа, не примешь ты веру заратуштровскую, ахуровскую, если не отвратишь ты лик свой, и думы свои, и слова и дела свои от дэвов, почитания не достойных, мы ниспошлём тебе ужасный конец: кровь твоя прольётся на землю, и вода не достигнет твоих уст 797.
Но даже после этого Винггаспа ещё колебался! Нет, в сердце его уже не осталось места сомнениям, что дэвы и их карапаны — исчадия Зла, а Истину и праведность ему принёс Заратуштра, ахуровский пречистый пророк. Его удерживало другое — страх. Он боялся, что как только он объявит о своём обращении и при всём народе проклянёт дэвов, кровожадный Ареджатаспа поведёт хионитов войной против него, и все его подданные на той войне сложат головы.
Ахура Мазде, всеведущему богу, было ведомо об этих сомнениях царя. Надо было уверить Виштаспу, что в той войне его армия победит. Бог призвал своего вестника Найрьо Сангху и наказал ему:
— Лети, Найрьо Сангха, вестник, к царю Кави Виштаепе, и так скажи Аша Вахиште: «О Аша Вахишта! Возьми чашу — ту, что прекрасней всех чаш, которые сделаны [человеческими руками], и дай испить Кави Виштаспе из этой чаши хаому с варом » 798.
Аша Вахишта выполнил приказ повелителя, который передал ему вестник Найрьо Сангха. Едва Виштаспа пригубил волшебный напиток, он окреп душою, и страх покинул его. Царь тут же обратился в новую веру, объявил себя последователем Спитамы Заратуштры и передал чашу жене, царице Хутаосе. Царица испила напиток и тоже обратилась в истинную веру.
{Немало подивились в эту минуту жители всех семи каршваров. Огни в очагах их домов вдруг все разом вспыхнули ярко и заплясали, а потом пустился в пляс домашний скот — быки и коровы, — вот чудеса невиданные! седые старцы не помнили подобного ни сами, ни из рассказов дедов и прадедов. А кто был в ту минуту в лесу или собирал хаому на горном склоне, тот видел, как танцуют дикие звери.}799
Дэвы содрогнулись в преисподней Тьме. Теперь воинство Ахура Мазды будет множиться и множиться! Айшма, самый злой дэв из дэвов, опрометью понёсся в хьяонскую страну, к Ареджатаспе, ибо в те времена он был самым могущественным из туров. Он ворвался в страну Ареджатасны стремительно, как смерч, и призвал хионитов идти на Виштаспу войной, чтоб уничтожить его царство.

*793 «Яшт» 5.105.
*794 «Яшт» 17. 46.
*795 Сравн. в «Ривайат» 47.6 – веутритекствой комментарий на с. 322.
*796 Упоминание Арджаспа (авест. Ареджатаспа) здесь — «анахронизм»: война Виш¬таспы с хионитами, согласно зороастрийской легендарной истории, началась после обращения Виштаспы (см. далее — с. 331—337).
*797 В подлиннике («Денкарт» VII.4.82) буквально: твоего тела.
*798 Вар — талисман, состоящий из металлического кольца и нескольких (3-х, 5-ти или 7-ми) волос белого быка, завязанных в узелок. Использование вара, возмож¬но, символизирует древний ритуал процеживания сока хаомы через овечью шерсть.
*799 «Денкарт» VII. 5.2—3

ОБРАЩЕНИЕ ВИШТАСПЫ

(версия «Ривайата»)
Изложено по: «Ривайат» 47.16—20

Целых два года понадобилось Заратуштре, чтоб обратить Кави Виштаспу в маздаяснийскую веру.
Сначала Виштаспа подумал, что к нему явился обыкновенный лжепророк-попрошайка, и презрительно ответил Заратуштре на его боговдохновенный призыв уверовать в Ахуру:
- Если тебе нужны лошади или что-то ещё, возьми, что тебе надобно, и ступай прочь отсюда.
Но Заратуштра через некоторое время снова пришёл к царю. На этот раз ответ Виштаспы был такой:
- Даже если я приму веру ахуровскую, это всё равно не спасёт мою душу, ибо на мне грех убийства. В трёх сражениях я убил 20000
человек — 10000 в первом сражении, а во втором и в третьем — по 5000 человек было убито мною. И было ещё три сражения, в которых я убил 12000 человек.
- Не только никакого греха в этом нет, — решительно возразил Заратуштра, — но наоборот: ты совершил благое дело. Ибо все, тобою убиенные, были отпрысками волков. Обратись же в веру ахуровскую, Кави Виштаспа! Эту веру не принял Хаошьянгха Парадата, изничтожитель дэвов; не принял Йима, который был столь великолепен; не принял Дахака восприимчивый 800; не приняли эту веру победоносный Траэтаона, быстрый Франграсйан, красноречивый Керсавазда, искусный лучник Спитьюра 801, Урвахшайа, мудрый Аошнара, могущественный Кави Усан, Сама-Керсаспа 802, — все они не приняли истинную веру. Так прими же её ты, о Кави Виштаспа! Йима отверг эту веру, думая, что дэв Асто Видоту не страшен ему, — и жестоко пострадал от людей и дэвов. Траэтаону поразил дэв старости Заурва — могучий герой сделался дряхлой развалиной. А Керсаспа был сражён Ака Маной.
Но даже после этих [слов Заратуштры) Виштаспа не принял веру маздаяснийскую.
Тогда, чтобы вразумить царя, Мазда послал к нему Boxy Ману, Аша Вахишту и огонь Бурзин-Михр. Посланцы бога сказали Виштаспе:
- Обратись в истинную веру по слову Заратуштры! Ибо если ты сделаешь это, мы даруем тебе долгую жизнь и блистательное царствование, и у тебя родится сын Пешотану, бессмертный и нестареющий. А если ты останешься глух к нашим словам, твоё тело растерзают коршуны, и кости твои падут наземь.
Но и это не помогло. Виштаспа отказался принять веру Ахуры.
И Ахура Мазда послал Найрьо Сангху, дав ему такой наказ:
- Ступай к Аша Вахиште и скажи ему, чтоб подмешал в вино зелье и дал Кави Виштаепе испить его.
И Аша Вахишта сделал это.
Едва царь пригубил волшебный напиток, сладостный дурман окутал его, он забылся. Бессмертные Святые перенесли душу Кави Виштаспы в Гаронману и показали ей всё величие ахуровской веры.
Очнувшись ото сна, Виштаспа закричал:
- О Хутаоса, жена моя! Где этот пришелец, пророк Заратуштра?! Я немедленно приму его веру!
И Заратуштра услышал этот крик, и пришёл [на зов], и Виштаспа принял веру.
В ту же минуту благость и мир ниспустились на овец и скот, и на все горящие огни, и на всех домовых духов [фраваши?].

*800 Смысл эпитета неясен.
*801 Объяснению не поддаётся; вероятнее всего, просто путаница в мифологических сюжетах (сравн. об Эрехше на с. 208—209).
*802 В связи с тем, что говорилось о путанице в образах Сама и Керсаспа (см. с. 215 — 216 и 226), показательно, что здесь (47.7) упоминается Сам, а через три строфы (47.10) — Керсасп.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ И ПОТОМКИ

Изложено по текстам, указанным в подстрочных примечаниях. Фрагменты вне фигурных скобок представляют собой компиляцию из обрывочных сведений, содержащихся в различных источниках

В след за царём и царицей в истинную веру обратились Асмо - х в а н в а (среднеперс. Асмок-хванвато), царский брат конник 3 а р и в а р и (среднеперс. 3арер, фарси 3ерир) и два выходца из знатного рода Хвова — Фрашаоштра (среднеперс. Фрашоштар) и советник Виштаспы Джамаспа (среднеперс. Джамасп).

*Персонажи перечислены в том порядке, в каком они упоминаются в «Мемориальном списке», однако этот порядок, судя по всему, не отражает ни последо-вательность обращения этих персонажей в маздаяснийскую веру, ни их важность и значимость. Всего «Список» (96—110) называет 87 (кроме Мадо-монгхи, упоминаемого в строфе 95, и исключал Астват-Эрету) первопоследователен пророка; Асмо- хванва упоминается первым, Виштаспа — 19-м, Заривари — 21-м, Фрашаоштра — 51-м, Джамаспа — 52-м, Хутаоса упоминается в другом месте (139) после дочерей Заратуштры. Подавляющее большинство имён «Списка» или неизвестны по пехлевийским источникам, или только упоминаются в них.
Обращение Виштаспа, царствовавшего 30 лет до обращения в маздаяснизм и 90 лет после этого («Бундахишн» 34.7), соответствует, по « Бундахишну>, концу девятого тысячелетия мировой истории, протекавшему под владычеством созвездия Кентавра (Стрельца) («Бундахишн» 34.5): 500 (лет царствования Фретона) + 120 (лет Манушчихра) + 5 (лет Зова) + 15 (лет Кей Кавада) + 150 (=75-1-75 лет Кей Уса) + 60 (лет Кей Хосрова)+ 120 (лет Лохраспа) + 30 (лет Виштаспы до обращения) = 1000 лет. Расчёты двух предыдущих тысячелетий — Весов и Скорпиона — см. во внутритекстовом комментарии на с. 191 —193.

Потом маздаяснизм один за другим стали принимать все знатные мужи в царстве Кави Виштаспы, а следом стал обращаться и простой люд. Каждый обращавшийся проклинал дэвов и клялся соблюдать за¬поведи ахуровского учения:
{«Считаю себя молящимся Мазде. заратуштровским, противодэвовским, учащим Ахуре, славящим Бессмертных Святых, молящимся Бессмертным Святым.
Ахура Мазде благому, благостному, всё благо признаю праведному, лучезарному, благодатному <...>
Отрекаюсь от единения со злыми, злобными, зловредными, пагубными дэвами, самыми лживыми, самыми тлетворными, самыми злополучными из всех существ, от дэвов и дэвовских, от чародеев и чародейных и от всех, кто насилует живущих, мыслями, словами, делами и обличьем отрекаюсь от единения со лживым, сокрушающим. <...>
Молящимся Мазде, заратуштровским, считаю себя прославлением и исповеданием. Славлюсь благомыслием мысли. Славлюсь благословием слова. Славлюсь благодеянием дела». [СК]}803
Заратуштра был обласкан царём и окружён великим почётом. {Он превосходил всех смертных не только в духовных знаниях. Во всех семи каршварах он лучше всех знал медицину, астрономию, и как вести хозяйство, и где какие реки и земли создал бог, и все очистительные ритуалы. Проповеди Заратуштры, его наставления и поучения людям были записаны}804 {золотыми буквами на специально подготовленных воловьих шкурах [Кл]}805, {и эта книга — «Авеста» — стала сводом всех высочайших достижений [человеческой] мудроcmu}806. {Столь прозорлив был Заратуштра, что даже трёхлетнее царствие проклятого Искандара, дэвовского злодея, он предрёк, и это тоже было записано в «Авесте».}807
{Пророк был дважды женат 808, Одна из его жён была «служащей»,а другая — «правящей».}809

*Согласно персидскому «Риваиату», «правящей» жена считалась, если она выходила замуж девственницей с согласия родителей; она и её дети принадлежали супругу в этом и в загробном мире. «Служащей» женой называлась второбрачная вдова; в загробном мире половина её детей от второго брака (при условии, что первый брак не был бездетным) и она сама (в любом случае) переходили в собственность первого супруга.

{«Служащая» жена родила ему двух сыновей — Урватат-нару (среднеперс. Аурвад-нар) и Хвара-читру (среднеперс. Хур- шед-чихр); «правящая» — сына Ясад-ваетру (среднеперс. Исадвастр) и трёх дочерей — Френи (среднеперс. Ф рен, в поздней традиции Френо), Трит и (среднеперс. С р и т, в поздней традиции Срито) и Поручисту (среднеперс. Поручист).
Исад-вастра стал верховным жрецом маздаяснийской религии, Хвара-читра — воином, а Урватат-нара — скотоводом и земледельцем.}810 Трое сыновей пророка стали прародителями трёх сословий — жрецов, воинов и скотоводов, воплотив в телесном мире три качества самого Заратуштры {который первый жрец, который первый воин, который первый скотовод есть [В]}811.
{Урватат-нара вместе с Заратуштрой правили Варой Йимы}812

*Правление Заратуштры и Урватат-нары, возможно, подразумевает, что Заратуштра являлся хранителем Истины-Аша в Варе, а скотовод Урватат-нара — гарантом изоби-лия и материального благополучия.

{Поручиста была отдана замуж за Джамаспу. Сам Кави Виштаспа присутствовал на свадьбе.}813 Во время торжества Заратуштра произнёс проповедь и дал дочери-невесте наставления, как подобает блюсти себя праведной женщине и жене.
{А Френи и Трити стали великими сторонницами маздаяснийской религии.}814

*803 «Ясна» 12.1, 4.8 (так наз. «зроастрийский «Символ веры»). Полный перевод см на с. 33-34
*804 «Денкарт» VII. 5.8 – 10
*805 «Арта-Вираф намак» 2.
*806 «Денкарт» VII. 5.11.
*807 «Денкарт» VII. 7.7
*808 Или, может быть, имел двух жен. Некоторые источники упоминают трёх жён Заратуштры.
*809 «Бундахишн» 32.6
*810 «Бундахишн» 32.5
*811 «Яшт» 13.89.
*812 «Видевдат» 2.43 – см.с. 162; об Аурвад-наре также в «Бундахишн» 29.5
*813 «Ясна» 53.2-3. Толковании предположительное
*814 «Затспрам» 23.11.

ВЕЛИКАЯ БИТВА С ХИОНИТАМИ

Изложено по: «Аяткар Зареран»

Через тридцать лет после того знаменательного дня, когда Заратуштре открылась Истина, через восемнадцать лет после обращения Виштаспы, за семнадцать лет до смерти пророка, которому в тот год исполнилось шестьдесят лет, на царство Виштаспы пошли войной злейшие со времён Франграсйана друджепоклонники — народ хьяона, хиониты.} 815
{Их царя Ареджатаспу (среднеперс. и фарси Арджасп) подвигнул к этому Айшма после обращения Виштаспы.}816 Сперва Ареджатаспа отправил посольство — колдун Видрафш и преступник Намхваст с отборным двадцатитысячным войском [Ч] прибыли к Виштаспе. Встретивший их Джамаспа доложил царю:
- От Ареджатаспы, царя хионитов, пришли два посла, красивее которых нет во всём государстве хионитов. Один — колдун Видрафш, а другой — преступник Намхваст, с ними — отборное двадцатитысячное войско. У них в руках письмо. [Ч]
Виштаспа приказал впустить хионитских послов. Они вошли, выказали почтение Виштаспе и дали послание. [Ч] Главный писец развернул его и зачитал:
«Я слышал, что вы, господин, приняли от Ахура Мазды святую маздаяснийскую веру. И если вы от этого пути не откажетесь, то нам от неё будет большой вред и беда. Но если вы, господин, изволите оставить святую веру, станете нашими единоверцами, то мы будем служить вам и давать вам год за годом
много золота, серебра, хороших коней и царских подарков. А если вы не оставите эту веру и не станете нашими единоверцами, то мы нападём на вас, свежее — уничтожим, сухое — сожжём, животных и людей <...> захватим в плен, и заставим вас работать в тяжёлом рабстве и больших трудностях». [Ч]
Виштаспа, когда услышал эти слова, опечалился [Ч] и не сказал послам Ареджатаспы ничего. Тогда ответить вызвался Заривари. Царь дозволил ему говорить от своего имени, и смелый полководец, храбрый Заривари, так изволил ответить на послание:
От Виштаспы <...> Ареджатаспе, царю хионитов, привет! Прежде всего: мы не оставим эту святую веру и не будем ва¬шими единоверцами. Мы получили эту святую веру от Ахура Мазды и не оставим [её], |и] в следующем месяце мы сразимся с вами насмерть [Ч].

У Белого леса
И Моуру зороастрийского 817,
Где ни горы, ни реки <...>
Где могут разбежаться кони
[Бр],

где [нет] ни высоких гор, ни глубоких озёр, — на той плоской равнине пусть решат [исход битвы] кони и смелые пехотинцы. Вы придёте оттуда, пока мы придём отсюда, и вы увидите нас, а мы увидим вас. И мы покажем вам, как будет убит дэв руками богов».
<...> Глава писцов скрепил послание печатью. А колдун Видрафш и преступник Намхваст приняли [его], выказали почтение Виштаепе и ушли [Ч].
Когда они ушли, Виштаспа велел Заривари разжечь на горной вершине огонь и разослать по всей стране глашатаев, дабы они призвали всех мужчин взять оружие и встать на защиту веры.
- Кроме жрецов, которые почитают и охраняют воду и огонь Бахрейн, пусть никто, от десятилетних до восьмидесятилетних, не остаётся дома [Ч], — сказал Царь. — Это пускай повсюду объявят глашатаи, в каждом городе и в каждом селении. Через месяц воины должны собраться здесь, у моего воинского шатра. А если [кто] не придёт, [и] войско [приверженцев] туда с собой не приведёт, я прикажу [его] повесить [Ч].
Веление царя объявили, и мужи со всей страны откликнулись. Через месяц у походного шатра Виштаспы собралось войско такое многочисленное, что когда был дан клич выступать, голоса воинов доносились до неба, а топот конских копыт сотрясал преисподнюю. А если встречалась на пути река и её переходили вброд, поднималась такая муть со дня, что целый месяц нельзя было пить из той реки воду. В течение 50 дней не было света; даже птицы не находили [себе]места 818 , кроме как на головах коней, остриях копии, высоких горных вершинах. От пыли и дыма не различались день и ночь [Ч].

*815 «Затспрам» 23.8.
*816 «Денкарт» VII. 4.87.
*817 Зороастрийская традиция называет Мерв (авест. Моуру) в числе тех стран, где жил и проповедовал своё учение Заратуштра. (Примеч. О. М. Чумаковой.)
*818 Буквально: гнезда [Ч]. (Примеч. О.М. Чунаковой.)

Когда подошло время воинам спешиться и готовить ночлег, Виштаспа призвал к себе бидахша 819 Джамаспу и сказал:
- Я знаю, что ты, Джамаспа, мудрец благоразумный и знающий, И ты знаешь, если в течение 10 дней идёт дождь, сколько капель упадёт на землю, и сколько упадёт всего, капля за каплей 820. И ты знаешь, [когда] распускаются растения, и какой цветок распустится днём, какой — ночью, какой — завтра. И ты знаешь, какое облако |?| несёт дождь, а какое — нет. И ты знаешь, что случится завтра в этой битве Виштаспы с Дахакой 821 кто из сыновей и братьев моих, царя Виштаспы, Кейанида, выживет, а кто умрёт.
Говорит [в ответ] Джамаспа-бидахш:
- Лучше бы я не родился от матери, или, если родился, согласно своей судьбе умер бы в детстве! Лучше бы я был птицей и упал [бы] в море! Лучше бы вы, господин, не задавали мне этот вопрос! Но раз вы спросили, то у меня нет другого желания, кроме как сказать правду [Ч]. Но я скажу её лишь в том случае, если вы, господин, поклянётесь трижды — на мече, стреле и луке, что вы не прикажете меня казнить и не обрушите на меня гнев.
Виштаспа трижды поклялся, и бидахш Джамаспа продолжал:
- Хорошо тому, кто не родился от матери, или родился [и сразу] умер, или умер в детстве, не достигнув зрелости. [Ибо] завтра <...> многие матери останутся без сыновей, много [сыновей] без отцов, много отцов без сыновей, много братьев без братьев, много замужних женщин без мужей. Много придёт быстрых скакунов иранцев без всадников 822 , среди хионитов будут искать они хозяина и не найдут. <.> И из твоих сыновей и братьев погибнут 23 человека.

*819 Термин «бидахш» в раннесасанидское время означал высшую должность после правящего номарха. (Примеч. О. М. Чунаковой.)
*820 По другому толкованию: сколько капель упадёт в море [Ч]. (Примеч. О. М. Чу¬наковой.)
*821 То есть со злодеем, подобным Дахаку.
*822 Буквально: пустыми [Ч]. (Примеч. О.М. Чунаковой)

Когда Виштаспа услыхал эти слова, он упал с трона наземь [Ч]. Потом он бросился на Джамаспу с мечом в правой руке и с кинжалом в левой, осыпая верного бидахша оскорблениями, называя его сыном колдуньи-паирика и лжеца. Он выкрикивал в ярости:
- Сказанному тобой не бывать! И если бы я не поклялся Хварной Ахура Мазды, верой маздаяснийской и жизнью брата Заривари, то я бы этим обоюдоострым мечом и кинжалом отрезал бы тебе голову и бросил наземь! [Ч]
- Вы ошибаетесь, господин, — отвечал Джамаспа. — Извольте, господин, подняться с земли и воссесть на царский престол, ибо случится то, что должно случиться, как сказано мною [Ч].
Но Виштаспа не поднялся и даже не посмотрел на него. Тогда богатыри из войска Виштаспы по очереди стали подходить к своему царю и торжественно клясться, что в завтрашнем бою они истребят мириады хионитов. Заривари поклялся уничтожить 15 мириадов, Пад хосров, праведный маздаясниец [Ч] — 14 мириадов, сын Виштаспы Фрашавард — 13 мириадов, а другой царевич, отважный Спентадата (среднеперс. Спендидад, Спандатт, фарси Исфандияр) пообещал не оставить в живых ни одного хионита.
Тогда Виштаспа поднялся с трона и сказал:
- Не суждено сбыться твоему предсказанию, Джамаспа. Я велю построить медную крепость с железными воротами и запереть в ней моих сыновей и тех богатырей, которым ты напророчил гибель. Рука врага не коснётся их!
- Но если ты сделаешь это, кто же тогда будет биться с хионитами? — возразил Джамаспа. — Ибо и Заривари, и Падхосров, и Фрашавард — могучие герои. Без них тебе Ареджатаспу не одолеть.
- Сколько будет хионитских воинов? — спросил Виштаспа.
- Сто тридцать один мириад будет их. И все полягут на поле боя. Останется жив только их предводитель Ареджатаспа. Но схватит его герой Спентадата, отрежет ему руку, ногу и ухо, выжжет огнём ему глаз, на осле с отрезанным хвостом отправит в его страну и скажет: «Ступай и расскажи, что ты видел от меня, героя Спента даты!» [Ч]
- Даже если все сыновья, братья и наследные принцы мои, Виштаспы, а также Хутаосы, моей сестры и жены, от которой рождены 30 [моих] сыновей и дочерей, умрут, то и тогда я не оставлю эту святую маздаяснийскую веру, которую принял от Ахура Мазды! [Ч] — сказал Виштаспа.
Разошлись отдыхать приближённые Виштаспы, минула ночь, — и вот сошлись оба войска для кровавой сечи. Двенадцать раз по двенадцать мириадов воинов было у маздаяснийцев, а противостояло им хионитских дэвопоклонников— двенадцать мириадов мириад — 1200000000 воинов насчитывалось в стане Ареджатаспы.
Первым бросился в бой всадник Заривари, подобно тому, как вспыхивает огонь и падает в камыши, к тому же поддерживаемый ветром [Ч]. По десять и по одиннадцать хионитов одним ударом стал разить могучий герой. Ареджатаспа сказал приближённым:
- Найдётся ли среди вас столь бесстрашный воитель, кто пойдёт и убьёт Заривари? Этого смельчака я сделаю бидахшем и отдам ему в жёны свою дочь. Ибо если Заривари [будет] жив до вечера, пройдёт немного времени, как от нас, хионитов, никого не останется в живых [ч].
Вызвался колдун Видрафш. Он оседлал коня, взял заколдованную пику 823, изготовленную дэвами в аду с помощью зла и яда, сделанную в жадности и грехе [Ч], и поскакал навстречу Заривари. Но побоялся злодей сойтись с маздаяснийским всадником в честном бою, лицом к лицу, — он затаился в укрытии, как змея, из укрытия набросился на Заривари сзади и вонзил ему в спину меч — так глубоко, что лезвие прошло сквозь сердце. Заривари рухнул наземь, и стихли воинственные крики, и перестали звенеть мечи и петь стрелы в воздухе.
-Заривари убит! — воскликнул Виштаспа, наблюдавший за битвой с горы. — Есть ли среди вас, герои, кто-нибудь, кто пойдёт и отомстит за род Заривари? [Ч] Ему я дам в жёны свою красавицу - дочь, одарю его дворцом и назначу главным военачальником.
Но никто из героев не откликнулся на призыв, все потупили глаза в землю. Виштаспа молча ждал. Вдруг вперёд выступил семилетний сын Заривари Баствар (среднеперс.; авест. Баствари).
- Оседлайте мне коня! — потребовал он. — Я поеду на поле битвы и посмотрю, жив ли брат моего господина и царя, мой отец Заривари, или он мёртв, сражённый злодейской рукой.
- Ты ещё слишком мал, — отмахнулся Виштаспа. — Хиониты тебя убьют. А убив и Заривари, и его сына, они стяжают две славы [Ч].
Баствар упрашивать и спорить не стал, удалился молча. Он отправился к царскому конюшему и сказал:
- Наш царь Виштаспа приказал оседлать для меня коня.
Конюший поверил, и коня оседлали. Баствар, прорубаясь мечом сквозь ряды хионитов, поскакал туда, где Видрафш напал на Заривари из засады, — и вот конь его встал над бездыханным трупом.
Баствар принялся оплакивать отца:

Опора жизни моей!
Кто твою силу похитил?!
Доблестный мой отец!
Кто твою кровь пролил?!
Кто Симургу подобного
Коня твоего похитил?!
Ты хотел сражаться
Рядом со мною, —
Теперь убитым лежишь,
Лишённым дыханья.
Твои волосы и бороду
Теребит ветер,
И твоё чистое тело топчут,
И пыль села на твой затылок
[Бр].

Что мне делать теперь? Ведь, если я сойду с коня, обниму, отец, твою голову, отряхну с неё пыль 824, то мне нелегко будет опять оседлать коня 825. Боюсь, что придут хиониты, убьют меня, как они убили тебя [Ч].
И Баствар снова погнал коня сквозь вражеские ряды, расчищая себе дорогу ударами меча и усыпая землю позади телами убитых хионитов. Он прискакал к Виштаспе и доложил:
- Я видел Заривари, моего отца и твоего брата. Он убит. Пусть меня пошлют в бой, дабы я мог отомстить за гибель героя Заривари!
Его просьбу поддержал Джамаспа:
- Отпустите этого юношу, ибо счастье на его стороне. Он перебьёт врагов! [Ч]
Виштаспа приказал немедленно оседлать коня, усадил на него Баствара, достал из своего колчана стрелу, передал её сыну Заривари и так благословил праведное оружие:
- Теперь лети от меня, стрела, приносящая победу! Да обретёшь ты победу в боях и сражениях! Завоёвывай славу для нас день за днём, всегда неси врагу смерть! [Ч]
Баствар погнал коня вскачь в самую гущу хионитских полчищ и учинил такое сильное побоище, какое учинял Заривари [Ч].
Ареджатаспа поразился, увидев, что семилетний мальчик сражается так же храбро, как убитый Видрафшем Заривари. Только сын Заривари мог быть способен на такое! Ареджатаспа понял это и бросил клич:
- Кто из хионитов не побоится сойтись в поединке с этим юношей? Если такой найдётся, я отдам ему свою дочь в жёны и сделаю бидахшем хионитского царства!
И снова вызвался Видрафш. Опять он взял свою дэвовскую пику, изготовленную дэвами в аду с помощью зла и яда, сделанную в жадности и грехе [Ч], и поскакал навстречу Баствару. Но побоялся он честно встретиться с героем, лицом к лицу, — только приблизился на почтительное расстояние и осадил коня.
- Приверженец Лжи и мерзкий колдун! — воскликнул тогда Баствар. — Подходи же! Я исторгну из тебя дэвовскую душу вон, как ты исторг праведную душу из отца моего Заривари!
Тогда колдун Видрафш пришпорил своего коня, на полном скаку метнул копье, и оно пронзило руку Баствару.
Видя это, вскричала душа убитого Заривари:
Выдерни копьё из руки, вынь стрелу из колчана и ответь этому злодею! [Ч]
Баствар выдернул копьё, вложил стрелу в тетиву, натянул лук, — и стрела Виштаспы поразила злодея в сердце. И рухнул колдун.
Баствар снял с трупа одежду Заривари — Видрафшев трофей, облачился в неё, сел на отцовского коня и ринулся в бой. Десяток за десятком, сотня за сотней падали наземь хиониты, сражённые юношей; словно топором сквозь кустарник, прокладывал он мечом себе дорогу сквозь хионитские ряды. Через некоторое время он приблизился к сыну Джамаспы, знаменосцу маздаяснийского войска.
- Сын Джамаспы оплакал Заривари и сказал Баствару:
- Уходи, зачем ты пришёл? Ведь твои пальцы не привыкли к стреле, и ты не знаешь [средств] защиты в бою. Как бы не пришли хиониты, и не убили тебя, как они убили Заривари. Тогда [ведь хиониты] стяжают две славы [Ч].
Но Баствар ему в ответ:
- Держи <...> ради победы это знамя, и, если я живым прибуду к царю Виштаспе, я расскажу [ему], как храбро ты сражался.
Затем Баствар пускает вскачь коня и убивает врагов до тех пор, пока не прибывает туда, где [сражается] храбрый герой Спентадата [Ч].
Спентадата, увидев сына Заривари, передал ему командование войском Виштаспы, а сам поскакал к горе, где обосновался хионитский царь с 12-ю мириадами мириад воинов. Он выбил их с горы на равнину и прошло немного времени, как из хионитов никого не осталось в живых, кроме одного — Ареджатаспы [Ч].
Спентадата пленил его, отрезал ему руку, ногу и ухо, выжег ему глаз, усадил на осла с отрезанным хвостом и напутствовал:
- Убирайся прочь со святой маздаяснийской земли! И расскажи, что ты увидел от моих, героя Спентадаты, рук! [Ч]

*По «Бундахишн» 12.32 сражение Виштаспа с Арджаспом произошло у горы Кумиш — подробности см. на с. 73.
«Авеста» упоминает многих противников Кави Виштаспы в войне с Ареджатаспой: Аштаарванта, Виспатарву, Даршинику, («Яшт» 17.50), Вандарманиша («Яшт» 5.116), Пешяну («Яшт» 5.109; 19.87), С п и н д ж а у р у ш к у («Яшт» 17.51), Та н т р и я в а н та («Яшт» 5.109; 17.51; 19.87), Хумаяку («Яшт» 5.113), но обо всех этих персонажах известно только, что они выступали на стороне Ареджатаспы и приходились ему родственниками, а Хумалка, которого побеждает Заривари, кроме того, описывается как служитель дэвов с длинными когтями, обитающий в восьми адских пещерах [Бр]
.

*823 Прочтение условное. (Примеч. О. М. Чунаковой.)
*824 Примечательно, что слова Баствара подразумевают вопиющие нарушение зороастрийского запрета прикасаться к трупу, тем более в одиночку «Видевдат 3.15 -18 – см. с. 279-280) Сравн у В.Ю, Крюковой о «компромиссных» ритуалах – с.275
*825 Возможно, имеется ввиду невысокий рост семилетнего мальчика. Сравн. Фрагменты, где говорится, что коня для Баствара седлают и усаживают его в седло другие (например, на с .336) примечание О.М. Чунаковой
*826 То же, что в «Ривайат» 47.25


ПОСЛЕ ЗАРАТУШТРЫ

Изложено по пехлевийским источникам, указанным в подстрочных примечаниях

Заратуштра ушёл из жизни через тридцать пять лет после обращения Кави Виштаспы, в день Хварны месяца Аша Вахишты — 11-й день второго месяца 826 , в возрасте 77 лет и 40 дней 827.} {Тур Братрок- реш, волку подобный, убил его. И этот злодей издох в том же самом месте, ужасной смертью.}828
{В том же месяце, на 63-м году после обращения Виштаспы, умер Фрашаоштра. Джамаспа покинул этот мир три года спустя, а ещё через 14 лет не стало Асмо-хванвы.}829

*В «Денкарт» VII. 6.2—11 излагается содержащий множество смысловых неясностей миф о том, как после ухода Зардушта Виштасп путешествовал вместе с душой Сриты на чудесной небесной колеснице, на которой может разъезжать только праведник; это путешествие оказывает благотворное воздействие на живущих маздаяснийцев. Тождествен ли фигурирующий в этом мифе Срито одноимённому приближённому Кей Уса (см. с. 233—235), неясно.

{Кави Виштаспа царствовал 30 лет до обращения в ахуровскую ве¬ру, и 90 лет после обращения, всего — 120 лет.}830

*827 Затспрам»23.9.
*828 «Ривайат» 47.23-24 Упоминания об убийстве Зардушта Браток-решем в «Ривайат» 36.6 - с. 302. В «Денкарт» VII. 3.39 – с. 262; В «Денкарт» V.3.2 в пехлевийском «Бахман-яште» 2.3 – с. 304.
*829 «Затспрам»23.10.
*830 «Бундахишн» 34.7. Расчёт см. выше — внутритекстовый комментарий на с. 329.


ПЕШОТАНУ

Изложено по: «Ривайат» 49.12—18

Сын Виштаспы Пешотану (фарси Пешутен) был очень праведен. Каждый день он и его последователи почитали язатов.
Ахура Мазда сделал его бессмертным, нестареющим, не подверженным всяким болезням и вверил ему управление крепостью Кангхой. Обитатели Кангхи — люди и другие [творения] ни в чём не знали нужды и жили очень долго — некоторые доживали до 150 лет. Все они были праведными маздаяснийцами, все почитали язатов.
Пешотану стал бессмертным Рату. В тяжёлые времена он и 150 его последователей 831 приходили в Иран и изгоняли врагов (*831 См. выше — с. 307.)
И когда наступит день Фрашо-керети, Пешотану и его воины придут на помощь Ахуре в деле конечного очищения мира от Зла.

КЕЙ ЛОХРАСП, ГУШТАСП, ЗАРДУШТ, ИСФАНДИЯР

В «Шахнаме» царствование Лохраспа (авест. Арватаспа), преемника Кей Кавуса, длится 120 лет. Приняв царский венец, он клянётся заветы Хусроу, и те превзойти, чтить Йездана, не вести войн; основывает в Балхе (Бактрии) храм огня Бурзин-Михр. У него два сына-богатыря — Гуштасп (авест. Виштаспа) и Зерир (авест. Заривари), и ещё двух царевичей тою порой / Возвысил Лохрасп, венценосный герой. / Они среди знатных иранской земли / Свой род от царя Кей Кавуса вели. / Лохрасп этих юношей предпочитал / Гуштаспу, всё более их отличал. Оскорблённый Гуштасп после решительного разговора с отцом покидает родину вместе со своей дружиной и направляется в Хинд (Индию). Уход Гуштаспа повергает Лухраспа в глубокую печаль; в погоню за беглецом он отправляет Зерира.
Отряд Зерира настигает Гуштаспа неподалёку от Кабула. Зерир уговаривает брата вернуться, и Гуштасп внимает ему, возвращается под отчий кров, но на пиру царь всё о Хусроу-царе говорил, / Вниманье лишь внукам Кавуса дарил. Гуштасп под покро¬вом ночи бежит в Рум (Римскую империю). Там он долго скитается — все отказывают ему в крове, но наконец дехкан-кедхода 832 уводит его в свой дом.
Далее в «Шахнаме» излагается «Сказание о Кетаюн, дочери кейсара [кесаря — римского императора]». По обычаю, когда наступало время дочери кейсара выходить замуж, достойнейшие румийцы созывались на пир, и царевна сама выбирала себе жениха. Кетаюн, в ночь перед пиром увидевшая во сне Гуштаспа и влюбившаяся в него, ищет его среди гостей, не находит и в слезах возвращается в свои покои. Тогда кейсар снова устраивает пир. Весть об этом достигает Гуштаспа, и по совету своего покровителя дехкана-кедходы он отправляется в кейсаров дворец. Кетаюн узнаёт его, увенчивает его чело своей короной. Кейсар, узнав о выборе дочери, приходит в неистовство: «Снести поношенье такое невмочь. / Безвестному дочь уступить чужаку, / Навеки позору себя обреку! / Ей, дерзкой, с избранником вместе тотчас / Отрубят пусть головы — вот мой приказ!», — однако, вняв увещеваниям, всё же соглашается отдать дочь Гуштаспу, сказав ей при этом: «Не жди от отца / Ни перстня теперь, ни казны, ни венца!». Молодожёны уходят жить в дом кедходы. Впоследствии Гуштасп совершает подвиги: убивает чудовищного волка, убивает дракона и побеждает в поединке царя хазар Ильяса 833, отказывавшегося платить дань кейсару; обретает благорасположение кейсара, и тот возвращает Гуштаспа и Кетаюн в царский дворец.
Кейсар требует дани от Лохраспа, отправляет к нему гонца с угрозным посланием. Лохрасп спрашивает гонца: «Рум прежде отваги такой не являл / Кейсара смириться любой заставлял, /А ныне владыкой себя он зовёт, / Он сборщиков дани к властителям шлёт <...> Что ж дерзость такую внушило ему?» Гонец отвечает, что среди румийцев появился невиданной силы богатырь. «Каков он из себя?» — спрашивает Лохрасп и по ответу, что этот богатырь похож на Зерира, догадывается, что это Гуштасп. Тогда Зерир едет в Рум с посланием от Лохраспа: «Знай, если утратил ты совесть и стыд, — / Нагряну с иранской дружиною всей, / Рум станет второю столицей моей». Узнав, что Гуштасп — сын Лохраспа и ему суждено стать великим царём, кейсар раскаивается, щедро одаривает Кетаюн; Гуштасп встречается с иранскими богатырями и те приносят ему клятву на верность. После этого Гуштасп и Зерир возвращаются в Иран, и Лохрасп передаёт царский венец Гуштаспу.
Кетаюн рожает Гуштаспу двух сыновей — Исфандилра (авест. Спентадата, среднеперс. Спандатт) и Пешутен (среднеперс. Пешотану).
Далее следует повествование о Зардуште из «Шахнаме Дакики». Зардушт приходит к Гуштаспу, объявляет себя пророком и призывает: «За мною идти повелел тебе бог.
/ Горящие угли принёс я, их жар — / Небесного рая спасительный дар. Создатель изрёк: „Веру в сердце внедри / На землю взгляни, небеса обозри — / Без глины, без влаги, из небытия, / Ты видишь, воздвигла их воля моя. / Признай, что лишь я совершить это мог, / Лишь я, всемогущий, всеведущий бог! / Коль истину эту познаешь, поймёшь, / Создателем мира меня назовёшь". Я послан Творцом <...> Чтоб веру в него от меня ты приял. / Так следуй отныне заветами моим, / Добро предпочти бренным благам земным». Гуштасп обращается в веру Зардушта, следом за ним Зерир, и на страну нисходит благодать.
Зардушт увещевает Гуштаспа не платить дани Арджлспу (авест. Ареджатаспа), туранскому царю. Гуштасп соглашается с доводами пророка. К Арджаспу немедленно отправляется див и, прикинувшись посланником Йездана, сообщает, что отныне Гуштасп больше не его данник. Нa расспросы Арджаспа див отвечает, что в Иране появился колдун, объявивший себя пророком; этот злой колдун, мол, и смутил умы иранцев. Туранцы решают пригрозить Гуштаспу войной и отправляют к нему двух послов — Намхогта (среднеперс. Намхваст) и Бидрефша (среднеперс. Видрафш). В письме, которое они вручают Гуштаспу, говорится: «Слыхал я, свой дух осквернил ты — свернуть / Решился на ложный, губительный путь. / К тебе некий старец
бессовестный лжец — / Явился, смутил твою душу, хитрец! <...> Коварною речью его обольщён / Ты принял неправедной веры закон <...> Зардушта отвергни и впредь не греши, иначе мы объявим тебе войну и разорим твоё царство». Зерир от имени царя отвечает послам Арджаспа гневным отказом, в оскорбительных для Ард¬жаспа и туранцев выражениях. Война объявлена, обе стороны собирают войско. Гуштасп просит у Джамаспа, своего везиря, предсказать исход сражения. Джамасп предсказывает кровопролитную битву и гибель многих иранских героев.
Начинается сражение. Бидрефш из засады убивает Зерира. Hecтуp (среднеперс. Баствар), сын Зерира, оплакивает отца, потом вступает в поединок с Бидрефшем; на помощь ему поспевает Исфандияр и убивает Бидрефша. Арджасп бежит.
Гуштасп посылает Исфандияра с миссией проповедника. Исфандияр путешествует, обращает в новую веру народы Индии, Рима, Хорасана. От веры святой стало в ми¬ре светло. Но через некоторое время, поверив навету Исфандиярова недруга, будто Исфандияр готовит заговор, Гуштасп велит заточить Исфандияра в темницу.
Арджасп, воспользовавшись заточением Исфандияра, снова нападает на Иран (здесь кончается «Шахнаме» Дакики), затем на Балх, где старец Лохрасп проводил свои дни в молитвах Иездану. Богатырей в Балхе нет, Лохрасп пытается защитить го род и сам берёт меч, но гибнет в бою. Арджасп захватывает Балх, убивает всех зороастрийских жрецов и сжигает в огне «Авесту».
Гуштасп идёт в поход на Балх и обращает Арджаспа в бегство и скрывается в далёкой стране в Медном замке. Гуштасп посылает Исфандияра, к тому времени уже освобождённого из заточения, чтоб он нашёл и убил Арджаспа. По пути Исфандияр совершает подвиги — убивает волков, льва, колдунью, злого Симурга. Потом он проникает в замок иод видом купца; в его сундуках прячутся воины его отряда. На замок нападает отряд Пешугена; воины Исфандияра выскакивают из сундуков и учиняют побоище, во время которого Исфандияр обезглавливает Арджаспа.
Проходит некоторое время, Исфандияр ссорится с Рустамом, они сходятся в поединке, раненый Рустам спасается бегством и укрывается на вершине горы. Симург излечивает его. Рустам порывается к новой схватке с Исфандияром. Симург пытается его отговорить: судьбой предопределено, что убивший Исфандияра погибнет и сам, к тому же перед смертью он лишится богатства, будет влачить жизнь в нищете, и на том свете ему тоже предстоит изведать многие муки. Но Рустам непреклонен, и тогда Симург вручает ему волшебную стрелу и открывает тайну, что исфандияра можно убить только в глаз, остальное его тело неуязвимо для оружия. Противники сходятся, и Рустам убивает Исфандияра волшебной стрелой Симурга. Вскоре после погребения Исфандияра Рустама отправляется в гости к брату; тот велит вырыть на пути Рустама волчью яму; Рустам верхом на Рахше проваливается в неё и его, беспомощного, убивают.

*832 Кедхода — у Фирдоуси староста селения. Исторически глава общины, низшей административной единицы Ирана. <...> В ряде случаев Фирдоуси переносит при¬вычные иранские обозначения в иноземную, здесь румийскую (византийскую) действительность. (Примеч. В. Г. Луконина.)
*833 Образование Хазарского царства относится к середине VII в. н. э., а Византии ско(руминско)-хазарские войны — к VIII — IX вв. Имя Ильяс <...> в источни¬ках, повествующих об исторических хазарах, не встречаются. (Прьшеч. В. Г. Луконина.)
*833Образование Хазарского царства относится к середине VII в. н. э., а Византии ско(руминско)-хазарские войны — к VIII — IX вв. Имя Ильяс <...> в источни¬ках, повествующих об исторических хазарах, не встречаются. (Прьшеч. В. Г. Луконина.)

02 Вохуман день.
04 Тиштрии месяц.
3756 год ЗРЭ

Вохуман день (Ав. Воху Мано) Благой Ум. Покровитель благих животных.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 03:39
Завтрашний день начнется в: 03:40
Текущее время Хаван-гах, осталось 04:18 часов.
Рапитвин-гах будет в 13:01 часов.

Фазы луны

Фазы Луны на RedDay.ru (Санкт-Петербург)

Традиционные зороастрийские праздники