Поиск по сайту



Вы здесь

Глава XVI - Руины великого храма персидской Дианы (Анахиты) в Кангваре

Благопристойной жертвой почту я Ардви-Суру,
богиню Небесных потоков, и хаомой молочной,
и прутьями барсмана, правдивыми речами,
и мыслями, и делами.

Авеста, Яшт 5.9

Кангавар – это небольшой город великой древности, лежащий прямо на пути между Бихистуном и Хамаданом, это место неких античных руин, которые я опишу ниже, они принадлежат храму древней персидской Дианы. В моём путешествии важное место занимала скала Бехистун, я знал, что в её окрестностях были какие-то древние развалины, но важнее для меня была надпись Дария. У меня не было времени, чтобы посетить храм Дианы, и я ждал удобного момента по возвращении в Хамадан для осмотра старого памятника архитектуры. Мой караван направился в Хамадан, а я со своим верным Сафаром сел на лошадь и, сделав небольшой крюк, направился в конечный пункт через Кангавар.

persya_115.jpg

Когда я ехал, моё внимание привлекла большая сухопутная черепаха, первое земноводное, которое я увидел в Персии. Весеннее солнце разбудило её своими тёплыми лучами, выгнав из зимовья на обочину песчаной тропы, по которой она медленно и торжественно ползла навстречу новой жизни. По-персидски черепаху зовут «каменной спиной». Древние зороастрийцы (времен Маздака - прим. ред.) считали её одним из созданий Ахримана, а потому она подлежала уничтожению (Avesta, Vd. 13. 6; Vd. 14. 5. Darraesteter, Le ZA. 2. 195, n. 8; Bartholomae, Air. Wb. p. 1682).

К счастью, в этом отношении безобидное существо не находится под запретом у мусульман, и мои служители позволили ей тихо пройти мимо. Закат застал нас входящими в селение Шахнах, мы с удовольствием проехали по улицам, утопающих в яблоневых и сливовых цветах. Мы остановились в ближайшем манзиле, и менее чем через час уснули крепким здоровым сном в bala-khanah или в верхней комнате, расположенной над входом. Если бы я знал в то время, что могила легендарного царя Персии, Кей Кавуса, находится в ущелье позади Шахнаха, я бы нашёл проводника, чтобы посетить это место. Можно было взять факелы и внимательно исследовать склеп, потратив на это всего один лишний день (Ibn Haukal, p. 167, Yakut, p. 305, and Pietro della Valle, Viaggi, 1. 440; Travels, ed. Pinkerton, 9. 17). Тогда для меня Шахнах означал возможность привала и отдыха на день перед дальнейшей дорогой, которую совершали паломники в Кербела. Этих паломников сопровождали проводники из местных жителей, для них это был устойчивый источник дохода (see Flandin and Coste, Voyage en Perse, Moderne, pi. 75 b, and Texte, p. 11).

Стрелки моих часов показывали точно 6.00 утра, когда наш караван медленно начал своё шествие по весенней грязной дороге от манзила снова на восток в сторону Хамадана. Через полтора часа мы добрались до красивой деревни, чьи шумные рощи и сады, богатые зелёной травой и обильной водой, запомнились мне во всей весенней красе. Лягушки в болотах громко квакали, больше не боясь старого зороастрийского закона (давно преданного забвению), считавшего их ядовитыми животными и расценивавшего это качество «даром» Ахримана, что позволяло безжалостно истреблять этих земноводных (Vd. 14. 5; 18. 65, 73). Веселый хор их голосов напомнил мне гимн лягушкам в Ригведе, где каждая пыталась перепеть другую. Вскоре негармоничная музыка затерялась вдалеке, мы поднялись на хребет холма, затем спустились на равнину, затопленную солнечным светом (See Rig Veda, 7. 103. 1-10).

persya_116.jpg

Я остановился на поляне на несколько минут, чтобы поговорить с персидским пастухом, который пас свои стада на богатой равнине. Одет он был в пальто с короткими рукавами из овчины, обувь на нём из грубой шкуры, на голове сильно свернутый тюрбан. Он рассказал о том, что жизнь пастуха почти не изменилась со времён древней Мидии. Вполне возможно, что такому пастуху, в этих самых горах, царь Астиаг приказал отдать младенца Куруша на растерзание диким зверям. Если верить древней легенде, то жена пастуха воспитала подкидыша, ставшего впоследствии великим правителем Персии (Herodotus, History, 1. 107-114).

Разрушенный храм в Кангаваре

Мы ехали вперёд по плодородной равнине и до полудня достигли Кангавар. Город находится примерно в тридцати двух милях от Бехистуна, или в четырёх фарсахах от Сахнаха. Сейчас в поселении около восемнадцати сотен домов, в которых проживают около восьми тысяч жителей. Итальянский путешественник Пьетро делла Валле рассказывал, что Кангавар это большой город ('grossa terra chiamata Chienghieuer,' Viaggi, 1. 440; Travels, ed. Pinkerton, 9. 17). Главная улица вьётся сверху вниз по склону возвышенности, вдоль неё расположился весь город, выстроились магазины и киоски торговцев, в которых много пшеницы, ячменя, хлопка, груш.

В городе есть прекрасные манзилы для отдыха путешественников, караванов верблюдов, лошадей и мулов, спешащих на пути из Керманшаха в Багдад. Кангавар — это место подлинной древности, оно было известно под названием Конкобар. Древнегреческий географ Исидор Харакский упоминает его в своих заметках в первом веке нашей эры (D'Anville, Compendium of Ancient Geography, pt. 2, p. 460, London, 1791; Rawlinson, JRGS. 9. 112; Buckingham, Travels in Assyria, Media, and Persia, pp. 150-154, London, 1829; Masson, Illustrations of Isidorus of Charax, in JRAS. 12 (1850), pp. 97-124; Ker Porter, Travels, 2. 139-144; Texier, Description deVArmenie, la Perse, etc., 1. 160 seq., pls. 62-64; Flandin and Coste, Voyage en Perse, Ancienne, 1. pls. 20-23, Moderne, pls. 72-74, Texte, pp. 11-14; Dieulafoy, Le Art Antique de la Perse, pt. 5, pp. 7-8, 11, 207; Curzon, Persia, 1. 51, n. 1; Marquart, Eransahr, p. 24; and K. A. Floyer, Unexplored Baluchistan, pp. 424-425, London, 1882).

Город окружают невысокие холмы, увенчанные зданиями, построенными на фундаментах старых сооружений. Слово Кангавар или Канкивар может быть получено из гипотетической авестийской формы Kanha-vara, первую часть слова, вероятно, правильнее читать: Kahha, как и в авестийском Kahha-daeza и Каng-diz Фирдоуси, и вторая часть слова: Vara, что означает 'ограждение', родственно со словосочетанием Вара Джамшида. Курганы и возвышенности, которые окружают Кангавар можно принять за естественное ограждение, тогда предполагаемая этимология слова может быть верна.

Среди зданий города, которые привлекают внимание путешественника в Кангаваре – это мечети и кирпичная цитадель. Особый интерес вызывают руины строения, что когда-то было великолепным дворцом в самом центре города. Здесь, на главной магистрали и возле большого караван-сарая, находятся остатки стены из белых мраморных блоков гигантских размеров, высеченные с математической точностью, увенчанные колоннами и пилястрами, которые напоминают очертания когда-то грандиозного ограждения. В архитектуре заметно греческое влияние, я сделал ряд заметок о руинах, хотя я не знал в то время, что они были подвергнуты детальному изучению другими учёными-путешественниками.

Позже согласовав свои исследования с другими источниками, я многое исправил и дополнил. Насколько мои наблюдения позволили судить, руины представляют собой остатки двух больших зданий, одно к северо-западу, лежащее прямо на главной улице, а другое на некотором расстоянии к юго-востоку. Согласно мнению таких авторитетов как Кер Портер, Тексье, Фландин и Коста, Дьёлафуа развалины были когда-то большой платформой с перилами по краям, посреди которой стояло главное здание (Ker Porter, Travels (1822), 1. 141; Texier, Description de Le Armenie, la Perse, etc. (1842), 1. 160-162, and pls. 62-68; Flandin and Coste, Voyage en Perse, Ancienne, 1. pl. 21, Texte, p. 13, Moderne, pls. 72-73; Dieulafoy, Le Art Antique, pt. 5, pp. 8, 207. Flandin and Coste, Texte, p. 13; Texier, op. cit. 1. 161). Кер Портер, например, который посетил руины в 1818 году, рассматривал весь храмовый участок как единое целое, стены которого образовали огромную прямоугольную террасу в триста квадратных метров, увенчанные колоннадой.
Арабский географ Аль Хамадхани (ed. De Goeje, 5. 267) говорит, что не видел в мире прекраснее колон, чем в Каср ал Ласус (Кангавар).

Фландин использовал чертежи и эскизы Тексье, которые, по-видимому, служили главным источником информации для Дьёлафуа. Он составил план возможного обустройства площадки и храмового участка.
Говорить с полной уверенностью о деталях, однако, можно только после тщательного изучения всей округи, а также обязательных раскопок. Многие современные здания и полуразрушенные сооружения были построены над руинами, или ими, воспользовались как подсобным строительным материалом, поэтому тщательные археологические исследования необходимы. Предположение, что исходная структура была обширной платформой, на которую были подняты различные надстройки, сделал Якут аль Хамави в 1220 г.н.э.

Этот арабский писатель говорит, что место называлось также Каср-и Ширин, в котором Хосров построил замок для любимой Ширин. Но чаще это место называли Каср аль-Ласус – "замок разбойника", потому что арабская армия, вторгшаяся в Персию после битвы при Нахаванде, потеряла здесь вьючных животных, которые были украдены разбойниками. Однако, более вероятно, о чём говорит и Мустауфи, что имя было дано позже, теми, кто охранял замок. Эта охрана имела репутацию местных бандитов (Yakut, p. 451; cf. also pp. 450, 495; cf. Mustaufi, cited by Barbier de Meynard, Diet. geog. p. 451, n. 1, and Le Strange, JRAS. 1902, р. 511; Ibn Haukal, p. 166 (Kasr-i Duzdan ' Robber Castle '), and Masson, JRAS. 12 (1850), p. 116).
Якут аль Хамави описывает это место следующим образом:

«Замок Коббер Кастле замечательный исторический памятник, площадка около двадцати локтей возвышается над землей, на которой расположились огромные порталы, дворцы и павильоны, отличающиеся внушительностью и красотой» (Yakut, p. 451).
Наиболее хорошо сохранившаяся часть основания на северо-западном углу площадки со стеной в двенадцать или пятнадцать футов в высоту, протянувшейся с севера на юг более чем на семьдесят футов. Она формирует некое основание, которое я принял за фундамент здания. Северная стена, которая расположилась под прямым углом к востоку, тоже массивна, она состоит из гранитных блоков, некоторые из них более семи футов длиной и четыре фута высотой (210 cm. by 130 cm). Хотя измерить камни было непросто, так как стена частично погребена под землей и обломками. Рядом со стеной возвышаются остатки внушительной колоннады (see de Morgan, Mission Scientifique, 2. 139). Три колонны, каждая почти шесть футов в диаметре, всё ещё стояли на карнизе северо-западной стены. Вид этих колонн позволял представить всё величие старинного дворца. Четвёртая сохранившаяся колонна лежала в углу площадки, она была немного повреждена, надтреснута, но её положение позволило сделать точные замеры. Высота была более шести футов, диаметр почти шесть футов, или, точнее 170 cm. на 160 cm.
persya_118.jpg

Несколько столбов упали со времен Кера Портера (1818), который говорит о постаментах восьми колонн, некоторые из них всё ещё венчают главную часть здания и сохранились довольно хорошо. В отличие от основания прямоугольного вала, примыкающего к колонне на верхнем конце пьедестала, показанного на чертежах и планах французов Тексье (1839-1840), Фландина и Косте (1839-1841), англичанина Массона (1845) (Ker Porter, Travels, 2. 141; Flandin and Coste, Voyage en Perse, Ancienne,1. pls. 21, 22, Moderne, pls. 72, 73; Texier, Description de VArmenie, la Perse, etc. 1. pls. 64, 65, [66]; Masson, JRAS. 12. pl. p.117. Dieulafoy's plans (le Art Antique de la, Perse, 5. 8-9)). Эта площадка почти полностью разрушена.

persya_117.jpg

Святилище Анахиты
Культ Адвисуры Анахиты в Древнем Иране - подробнее смотрите здесь

Следуя за своим гидом на восток, вдоль возвышенности, а затем, повернув на юг среди лачуг и грязи, я нашёл большую россыпь разрушенных массивных камней возле юго-восточного угла. Масса огромных блоков была в беспорядке разбросана, как будто рухнуло здание, но общий контур стены дома можно проследить, она тянулась на сто футов к северу и югу. Камни были такого же крупного размера, как и на северо-западном углу; один гранитный круглый камень, который упал со склона, размером был почти пять футов на восемь. Основание одной колонны видно на линии стены, а возле него третий постамент, возвышающийся на два фута над землей (Flandin and Coste, Voyage en Perse, Moderne, pi. 74 b, and Texier, Description, 1. pi. 68).

Руины дворца Ардвисуры Анахиты (маабад Анахиты - место поклонения) - г. Кангавар, Иран

bishapur_palace_1.jpg

bishapur_temple_anahita_1.jpg

bishapur_aerial.jpg
Руины храма Ардвисуры Анахиты, построенного шахом Шапуром I
(вверху: слева — главный вход в храм, справа — лестница, ведущая в подвалы,которые постоянно заполнялись чистой водой;

Внутри, где расположено главное здание, должно быть, стояли несколько колонн, которые были установлены на фундамент с помощью укрепляющего камня и раствора, это было похоже на алтарь для приношений. Он был немного разрушен, но, возможно, это была просто перевернутая столешница. Мне была ближе более ранняя точка зрения после осмотра руин, гласящая о том, что это были остатки храма Анахиты, великой персидской богини Небесных потоков, которую греки отождествляли с Артемидой или Дианой, и чей культ был распространён в древней Персии во время Артаксеркса Мнемона, в четвёртом веке до рождества Христова.

Получив доступ к своим книгам в Америке, я смог, благодаря авторитетному влиянию классиков, обосновывать свою точку зрения относительно личности храма, но нахожу, что мои выводы были всё-таки ожидаемы. Греческий географ Исидор Харакский, который шёл по Мидии этим маршрутом в первом веке нашей эры и оставил подробные заметки о своём пути следования, которые опубликовал под названием "Парфянских стоянок", упоминает Кангавар (Konkobar), и намекает на его храм, священный для Артемиды. В его лаконичных заметках говорится:

«Недалеко от границы Мидии лежит город Конкобар, окружённый восемью или девятью холмами, в нём находится храм Артемиды. Нужно преодолеть три таможенные границы, не считая Базиграбана, чтобы достичь легендарного святилища. От этого города четыре дня пути до Адрапатена, дворца в Батане (т. е. в Экбатане), уничтоженного Тиграном армянским. В Батане, столице Мидии, есть сокровищница и храм, где постоянно приносят жертвоприношения Анахите. Далее следуют три деревни, в каждой из которых расположился свой караван-сарай».

Разрушенный храм, таким образом, был посвящен Ардвисуре Анахите, богине вод ручьёв и рек. В Кангаваре и сейчас есть святилища, посвящённые поклонению ей. В городе есть каскадная река, которая льёт свои воды вниз на равнину, чтобы затеряться, в конечном счёте, в Гарнасиабе, поэтому она может быть описана словами самой Авесты, как «обогащение священного потока жизни, дающего силы стадам, увеличивающего имущество, дарующего богатство, насыщающего всю страну» (Yt. 5. 1.).

Моя идея состоит в том, что храм был возведен в эпоху правления Ахеменидов, и, возможно, был основан Артаксерксом II. Не соглашусь с Дьёлафуа, который утверждает, что руины дворца хранят следы греческого стиля архитектуры, которая не имеет ничего общего с Персеполем. Об образцах оснований и капителей колонн можно почитать у Ker Porter, Travels, 1. pi. 43 c. Сравните рисунки Flandin and Coste, Voyage en Perse, Texte, p. 13, там же говорится о влиянии дорического ордена.

В храме сохранились египетские мотивы, что даёт возможность причислить храм к парфянскому периоду. Все Аршакиды находились под сильным эллинским влиянием (Dieulafoy, Le Art Antique de la Perse, pt. 5, pp. 7, 8, 207). Если это предположение верно, то нужно рассматривать это как дополнение к знаниям о зороастрийской религии в парфянский период. Надо сказать, что эта тема проработана мало в связи со скудной информацией по данному вопросу. В любом случае Кангавар предлагает хорошее поле для археологических исследований. Считаю, что научные раскопки в окрестностях, как в Так-е Бостане, так и по всей долине, дадут важные результаты.

Место древней таможни

Продолжая путешествие в Хамадан, я задержался на вторую ночь в маленькой окружённой стеной деревне Асадабад, или Саидабад, в четырёх с половиной фарсахах (около двадцати миль) от Кангавара (Masson, JRAS. 12. 99 (after Webb); Curzon, Persia, 1. 57). Это поселение находится у подножия большого горного хребта. Его вершина круто взмывает ввысь, еле видная тропа, разрезая крупные скальные камни, упирается в высокий грозный барьер, который предстояло преодолеть, прежде чем достигнешь города Хамадан. Асадабад — это обычное место остановки для всех караванов, которые идут по этому древнему маршруту. Верю, что малые деревни, встречающиеся в этих местах, такие, например, как Базиграбан, или таможня, описанная Исидором Харакским, упоминаются многими авторами.

Этимология названия Bazi-graban сразу становится ясна, когда восстанавливаешь слово в его вероятной форме на древнем персидском языке. Baji-grabana, "сбор дани, сбор пошлин", что указывает на место, где взимались таможенные подати, что-то вроде современного персидского baj-gah, «платное место» (Cf. also Spiegel, Altpers. Keilinschriften, 2d ed., p. 233. Cf. likewise OP. Pati\grabana, Bh. 3. 4.).
Асадабад, расположенный на равнине у основания отрогов горы Альванд и снабжающийся водами ручьёв, которые спускаются с большого хребта, обладает плодородной почвой и умеренным климатом. Когда-то это место было широко известно. Якут аль Хамави, пишущий семьсот лет назад, говорит, что это была бывшая резиденция сына сасанидского царя Хосрова Парвиза (590-628 г.н.э.), хотя сам монарх проживал большей частью в Кангаваре. Арабский географ рассказывает забавную легенду, о том, что на полпути между Асадабадом и Кангаваром расположилась «Кухня Хосрова», однако, эта информация может быть поэтическим вымыслом. Но всякий раз, когда царь обедал, длинная вереница слуг "передавала посуду из рук в руки" на дальнее расстояние.

Его сын продолжил обычай отца, когда жил в Асадабаде. Яства, говорит Якут, должны были быть холодными, когда они достигали царя, даже если бы они неслись на крыльях орла, они не смогли бы сохранить жар обеденного костра. Но добавляет он, мы должны понять, что «Кухня Хосрова» (matbakh) была просто местом, поляной, где готовили обед для самого царя и его сына (See Yakut, pp. 34, 536).
Моё путешествие через пустынный перевал из Асадабада было завершено на следующий день, 20 апреля. Путь пролегал через суровые капли дождя, хлопья снега и слякоти, которые безжалостно приносились с севера в течение большей части дня. Только в пять часов после полудня я снова достиг Хамадана, завершив двенадцатичасовой непрерывный путь, по которому пришлось преодолеть расстояние в тридцать миль.

05 Спента Армаити день.
09 Атара месяц.
3757 год ЗРЭ

Спента Армаити день (Ав. Спента Армаити) Святое Благочестие. Покровитель Земли.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 09:06
Завтрашний день начнется в: 09:09
Текущее время Хаван-гах, осталось 00:24 часов.
Рапитвин-гах будет в 12:45 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 21/12/2019 по 22/12/2019