Поиск по сайту



Вы здесь

2 ФЕРУЗ И ФАРАНГИС

Когда царская процессия миновала ворота, стражники прочно заперли их. Далее они шествовала по каменной дороге, тянущейся вдоль всей крепости. С обеих сторон росли деревья, а за ними виднелись богатые дома придворной знати. На другой стороне дороги возвышался соборный храм с колоннами, внутри которого располагался квадратный алтарь со священным огнем.
Царская свита прошла между двумя круглыми водоемами и остановилась у широкой лестницы дворца. Фарангис со служанками направилась по ступеням вверх, Феруз последовал за ней. Вход охраняли воины в блестящих доспехах: кольчуге, серебряных шлемах, с копьями и железными палицами на плече. Миновав дворцовые колонны, женщины вошли в овальный зал, вдоль стен которого стояли фигуры богов - спутников великого Ормузда. Из зала вели два коридора, в один из которых и направилась царица со служанками. Там находились женские покои.
Проводив царицу, Феруз спустился вниз и с двумя верными воинами ускакал к себе.
Его большой дом находился вблизи ворот Арка. Свое жилище он выстроил недавно, и теперь это было самое красивое строение Бухары, хотя и не велико размером. Поддерживаемый со всех сторон резными столбами, дом был выстроен по его личному замыслу. Следует отметить, Феруз, будучи первым советником царицы, сохранил свою прежнюю должность главного зодчего Бухары.
Резные ворота распахнулись, и советник сошел с коня. Две девочки лет десяти тотчас соскочили с качелей и бросились к отцу. Феруз заключил маленьких красавиц в крепкие объятия.
- Папочка, мы зайдем в дом позже, - сказали они и убежали в сад.
В овальном зале, украшенном барельефами танцующих женщин, сценами охоты на оленей, с легким поклоном его встретила жена. А слуга помог хозяину снять с себя панцирь.
- Ты обедать будешь? Велеть слугам накрыть дастархан?
- Нет, я сыт: сегодня царица провела собрание дихканов. Скажи слугам, пусть принесут кувшин розовой воды. Я желаю отдохнуть в одиночестве.
Супруга проводила Феруза задумчивым взглядом. Она не могла не знать о похождениях мужа, ведь об этом говорит вся Бухара. Без сомнения, ее душе это было неприятно, но разум говорил обратное: гордись, что на твоего мужа обратила внимание сама царица, ведь такое случается лишь в волшебных сказках.
В своей комнате Феруз облачился в узкий голубой халат, который подчеркивал его крепкое телосложение. Зороастрийцы выше всего ценили разум, затем - силу человеческого тела. Потому богатыри и доблестные воины всегда были в почете. Их имена славили в народе: чего стоили легендарный Рустам и его сын Сухроб!
Не только для дихканов или военного люда Фарангис устраивала собрания, где говорила с ними об их нуждах, - в ту пору на площади Регистан собирались почти все сословия. За военными она созывала купцов, а затем ученых мужей, и по обыкновению разговор с ними затягивался до вечера. Не забывала она и о простом народе: мастерах по ганчу, художниках, ваятелях, гончарах, ювелирах, кузнецах и даже пахарях.
До вечера Феруз лежал на тахте с подушкой на боку и читал книгу. С приходом сумерек он поднялся с места. Затем облачился в более нарядный халат, у круглого зеркала смазал лицо жидким благовонием и нанизал на палец два кольца - с алмазом и рубином. Перед уходом взял с мраморного столика книжку со своими стихами.
В царский дворец он вернулся один. У лестницы слуга принял лошадь советника. Феруз направился было в покои царицы, как вдруг услышал за спиной голоса детворы. В зал вбежали два царевича - шести и восьми лет. Младший был сыном Фарангис, а старший рожден от наложницы покойного царя и не имел прав на престол. Оба в блестящих остроконечных шапочках, с накидками на плечах и блестящих сапожках. Царевичи сражались друг с другом на деревянных мечах. Младший был слабее и прятался за колоннами. Но при виде советника дети кинулись к нему с радостью:
- Дядя Феруз, дядя Феруз!
Советник поднял обоих на руки.
- Вы прочтете нам ваши стихи?
- Есть у меня один новый, лишь вчера написал, но боюсь, вы не поймете его смысла. Вы еще слишком малы.
- Пусть не поймем, но все равно интересно слушать, - сказал старший.
Советник усадил детей на скамью и сел между ними. Высокие стены были покрыты красочной росписью. На одной - царевич Сиявуш на коне, шествующем между двумя огнями, оставаясь при этом невредимым. Немного далее была другая картина – на троне царь Афрасиаб ведет беседу с тем же народным героем, образ коего стал святым во всей Согде. Феруз стал читать стихи. Дети слушали с вниманием, потому что рифмы ласкали слух, хотя смысл не доходил до детского ума. Закрыв книгу, Феруз спросил:
- И что вы уяснили из моего стиха?
Заговорил старший, Бижан:
- Вы хотели сказать, что мы все должны любить родину, и тогда враг испугается и не явится сюда.
- Верно, молодец, хотя смысл глубже. Когда станешь старше, тогда поймешь, но для этого нужно много читать. А ты что скажешь? - ласково обратился Феруз к младшему царевичу, будущему правителю Бухары.
Советник глядел на него с любовью: с каждым годом малыш Ташхун все больше походил лицом на него.
В ответ Ташхун пожал плечиками: малыш был расстроен, что не столь умен, как его сводный брат.
- Ничего, не переживай, ты еще мал. - Советник прижал его к своей щеке, и радости его не было предела.
После Феруз сказал:
- Мне пора, но помните: без охраны не смейте ходить даже в сад.
- И там есть дивы? - спросил старший и стал махать своей саблей. – Я их не боюсь, пусть только явятся!
- Дивы – сыны Ахримана, они очень хитры, коварны, и одной силой их не одолеть. Но это не означает, что вы должны бояться их. Помните, как учит нас «Авеста»: победа все равно за добром, но она сама по себе не придет. В этом долг зороастрийца.
Опасения советника были не напрасны. К нему часто поступали сведения, будто часть дихканов затевала заговор против царицы. Им достаточно убить царевича Ташхуна, и царица не сможет управлять страной. Пока она опекун сына, это дает ей право находиться на троне. Есть и другой путь, который могли избрать враги, – убийство самой царицы. Тогда власть перешла бы к правителю Рамитана Кишвару. В этом случае участь Феруза была бы решена в тот же день. В лучшем случае зодчий стал бы изгоем. А сын царицы вряд ли дожил бы до своего взросления. Его отравили бы ядом и пощадили бы только двух дочек Франгис - принцесс. Да и не тронули бы их лишь потому, что в них течет царская кровь. А такие невесты очень ценны, особенно для таких богачей, как Кишвар. Женившись на одной из них, он стал бы правителем Бухарского края по линии царского рода и получил титул бухар-худата.
Советник зашагал по коридору. Прежде чем войти в покои царицы, Феруз тронул колокольчик. Дверь открыла верная служанка лет сорока, с детства выросшая в семье Фарангис.
Покои царицы были не столь велики, как у других царских особ, - Фарангис не питала страсти к роскоши. Стены своей комнаты она попросила украсить изображениями рек, гор и лесов, павлинов, фазанов, соловьев. Вокруг ее спального ложа стояли белоснежные колонны, а между ними была натянута воздушная голубая ткань. Вдоль стен на топазовых подставках красовались китайские вазы.
Царица в легком цветном платье вытянулась на красной шелковой курпаче на кушетке с изогнутыми краями и золочеными ножками. Сжимая в руке кубок красного вина, царица была погружена в раздумья.
Советник склонил голову и спросил:
- Я вижу, моя царица утомилась от шумного собрания?
- Слегка, не более. Я благодарна, что ты все предусмотрел наперед. Ты имеешь дар истинного правителя. Ты столь умен, что способен читать их мысли.
Царица приподнялась и указала рукой на кушетку. Советник сел рядом и подхватил:
- Умение читать мысли пришло ко мне с чтением книг. Обширные знания заставляют людей думать глубоко. И в последние годы я стал все чаще размышлять, что же заставляет людей совершать дурные поступки? Какие мысли бродят в их головах? Как работает разум человека? И тогда мне кое-что открылось.
Фарангис велела служанке подать гостю вина, и та поднесла на подносе кубок, а затем удалилась из покоев госпожи.
Феруз и Фарангис, устроившись на кушетке, пили вино, и глаза влюбленных светились.
- Когда мы одни, я забываю обо всем на свете, это прекрасно, словно сладкий сон, - призналась она.
- Я чувствую то же самое, но думать о покое пока рано. Меня тревожит подлый Кишвар: как бы он не перетянул на свою сторону остальных дихканов. Если ему это удастся, то наши дни сочтены.
- Однако сегодня он успокоился.
- Это лишь на короткое время.
- И все же большинство дихканов верны нам.
- Но судьба изменчива.
- Все предвидеть наперед невозможно. Даже наши звездочеты не способны предсказывать точно, и потому половину из них я прогнал со двора. Вот о чем я подумал во время собрания дихканов: это хорошо, что некоторые стали высказывать недовольства Кишвару. Наши враги оказались в меньшинстве. Пусть между ними сохраняется такая вражда, пока Кишвар не откажется от мыслей о бухарском троне.
- При этом мы должны оставаться в стороне. Не нужно злить его, иначе Кишвар начнет действовать. Его люди и без того распускают в народе слух, что мой сын рожден не от царя. Такие разговоры опасны для нас: они могут вызвать смуту среди темного народа. Мы должны пресечь такую молву.
- Я подумаю, как это сделать.
- Болтунов необходимо заточить в темницу, – отрезала Фарангис. - Это люди Кишвара, он им хорошо платит. А мы молчим.
- Нет, так нельзя. Тогда народ поверит им. Сделаем по-другому: мы заставим этих болтунов говорить обратное, будто Кишвар принудил их разносить эту ложь. Это будет сильным ударом по врагам. Что скажешь, царица?
Лица Фарангис коснулась улыбка, и она стала еще краше. Поцеловав любимого, царица сказала:
- Какой ты умный, тебе здесь нет равных. Не зря я отдала тебе свое сердце. Ты послан мне свыше, самой богиней Анахитой. Когда мой Ташхун станет правителем, мы будем жить вместе, и для этого я выстрою замок, а вокруг - сады с клетками разных птиц и всюду посажу цветы.
- Красивые мечты... И хотя ждать придется долго, все же я готов. Пусть наша любовь будет вечной.
Они допили вино, затем опустили свои кубки на пол и крепко обнялись. После губы влюбленных сошлись в поцелуе.
- А помнишь, наш первый поцелуй? - засмеялась царица звонким голосом.
- Разве такое забудешь...

Регистан - площадь, место сбора горожан
Мобед - зороастрийский жрец
Чокары - гвардейцы дружины дихкана
Ормузд (Ахурамазда) - в религии древних персов божество добра
Анахита - богиня плодородия и любви
Сиявуш - герой персидского эпоса, которого почитали, как святого
Рустам и Сухроб - герои персидского эпоса, которые вошли в «Шахнаме» Фирдоуси
Ахриман - у зороастрийцев темная сила, дьявол
Бухар-худад - титул царей Бухары

06 Хаурват день.
07 Митры месяц.
3756 год ЗРЭ

Хаурват день (Ав. Хаурватат) Цельность (Целостность или Здоровье). Покровитель вод.

День начался с восходом солнца в Санкт-Петербурге в: 06:44
Завтрашний день начнется в: 06:46
Текущее время Аивисрутрим-гах, осталось 05:20 часов.
Ушахин-гах будет в 00:52 часов.

Традиционные зороастрийские праздники

с 12/10/2018 по 16/10/2018